Южноамериканские «социалисты XXI» продолжают смелые эксперименты

Боливийские власти решили вернуть в государственную собственность приватизированную ранее либералами компанию TDE. Эта структура на сегодняшний день принадлежит влиятельной испанской группе Red Electronic Corporation. В Мадриде, естественно, отнеслись к планам Моралеса, мягко говоря, без восторга. Как и в аргентинском случае, испанский патронат требует, по крайней мере, адекватной компенсации.

Эво Моралесу вообще свойственны символические шаги. Крупные компании и банки национализируются именно в Первомай. В предыдущие годы 1 мая боливийское государство брало в своё ведение углеводородный и телекоммуникационный секторы, шахты, финансовые структуры. Теперь новый чёткий «месседж». Дело не только в значении системы TDE  для боливийской экономики и конкретно энергетики. Хотя, по подсчётам специалистов, компания обладает капиталом свыше $200 млн и контролирует свыше 70% электричества в стране. TDE однозначно является стратегическим активом. Более чем закономерно огосударствление, осуществляемое левой администрацией во главе с индейцем-популистом.

Но дело ещё и в том, что в последние месяцы социалистические власти Боливии сталкиваются с нарастающими социальными протестами. Несколько лет назад стране грозила гражданская война. Зажиточная «Нация равнин» противопоставила себя индейской бедноте с гор. Ультраправые боевики «гражданских комитетов» устраивали беспорядки, нападали на индейских сторонников Моралеса. Администрации равнинных территорий (где и расположены основные нефтегазовые запасы Боливии) выходили из повиновения центральному правительству.

На этом фоне подняли голову отнюдь не малочисленные сторонники Луиса Гарсиа Месы, президента начала 1980-х, ныне отбывающего 30-летний тюремный срок. С его именем связан неофашистский – и вместе с тем яро популистский – режим военно-криминальной диктатуры. Опиравшийся на армейцев, городских мафиози, значительную часть крестьянства и отчасти даже  горняцкий пролетариат. Характерно, что в прошлом году боливийские власти арестовали отставного генерала Гари Прадо – командира рейнджеров, захвативших и ликвидировавших Че Гевару в октябре 1967-го. Впоследствии Гари Прадо был серьёзным праворадикальным политиком, сторонником Гарсиа Месы. Моралеса он, разумеется, принял в штыки, поддержав «равнинное» движение. В общем, фигура символическая. Теперь Прадо обвиняется в причастности к заговору против президента.

Армейское командование колебалось настолько, что командующего генерала Луиса Триго уже начинали сравнивать с Аугусто Пиночетом. Однако Моралесу удалось удержать ситуацию.

На данном этапе недовольство выражает не столько право-автономистская оппозиция, сколько традиционный электорат правящего Движения к социализму – шахтёры, студенты, индейские активисты. Крупнейшее профобъединение страны Боливийский рабочий центр в целом поддерживает Моралеса. Но радикальный профактив грозит президенту вооружённым отпором, если государство попробует взять под контроль независимое профдвижение. Шахтёрские регионы неспокойны, время от времени здесь вспыхивают антиправительственные забастовки под лозунгами рабочего самоуправления. Случались даже альянсы рабочих-социалистов с правобуржуазными «гражданскими комитетами» в противостоянии социалисту-президенту. А не так давно марш на столицу Ла-Пас устроили индейцы, протестующие против вырубки лесов. Фирмы-концессионеры не считаются с природным ландшафтом страны. Недовольны массы и низкой покупательной способностью.

Опросы общественного мнения показывают, что и личный рейтинг президента, и степень поддержки его партии в последнее время заметно упали. Так что жест Моралеса, отдавшего к тому же приказ взять под армейский контроль штаб-квартиру TDE в городе Кочабамба, выглядит весьма практично.

Не остался в стороне от Первомая и президент Венесуэлы Уго Чавес. Он парафировал закон о снижении максимальной продолжительности рабочей недели с 44 до 40 часов. Чавес назвал это решение «плодом длительного процесса борьбы и битв». В этом году ему предстоят непростые президентские выборы. Социальный крен законотворчества, конечно же, следует воспринимать через призму внутриполитической борьбы.

Немного в мире найдётся государств, где левые силы, находясь  у власти, стараются проводить альтернативную либерализму социально-экономическую и финансовую политику. Тем интереснее эволюция некоторых южноамериканских обществ, правительства которых осуществляют политику «социализма XXI века»  сложнейших условиях политической борьбы.

Поделиться