Генералы карьерного клуба

Развёртывание в Польше американской бронетанковой бригады вызвало очередной приступ геополитической озабоченности. Минобороны РФ выступило с заявлением об «истерии», «агрессии», «механизированной дивизии по-тихому». Трамп продолжает разочаровывать, а Восточная Европа, насмотревшись на Крым и Донбасс, принимает меры безопасности. Но польская ситуация интересна внутренним аспектом военной политики. Активными сторонниками НАТО являются те, кого принято считать «путинским лобби». Бывшие генералы Варшавского договора.

Коммунистические генералы требуют сотрудничать с НАТО

В мае 2015 года, незадолго до президентских выборов, в Польше распространился такой призыв: «Просим Вас, Ваших родных и друзей, поддержать Бронислава Коморовского. За пять лет президентства он показал себя достойным своего поста. Он укрепил позиции Польши в НАТО и Евросоюзе». Чьё это заявление? Либеральной партии Гражданская платформа (ГП)? Нет. Так выступил Клуб генералов Войска Польского (КГВП). Организация, объединяющая высших военных чинов коммунистической ПНР.

Именно они требуют максимальной интеграции в западные военно-политические союзы. Именно их считают в Польше «рукой Москвы». «Голосуйте за Коморовского, так нужно Путину!» – комментировали обращение КГВП противники президента, националисты из партии «Право и справедливость» (ПиС). Это возымело действие. Коморовский проиграл выборы. Президентом Польши стал представитель ПиС Анджей Дуда.

К польскому парадоксу следует присмотреться. В иных формах он может повториться в России.

Польская власть менялась в Магдаленке с бокалами в руках

История Польши последних сорока лет. Антикоммунистические рабочие бунты середины 1970-х. Консолидация правозащитной и политической оппозиции. Мощная волна «Солидарности» начала 1980-х. Военная диктатура во спасение коммунистического режима. Стойкая подпольная борьба. Второе пришествие «Солидарности» в конце 1980-х. Общественный круглый стол. Крах правящей компартии на «полусвободных» выборах. Падение ПНР, восстановление Речи Посполитой.

Польские коммунисты сдавали власть под определённые гарантии. Открытому Круглому столу предшествовали конфиденциальные переговоры в Магдаленке, на даче МВД. Легендарные лидеры «Солидарности» Лех Валенса, Адам Михник, Яцек Куронь, Збигнев Буяк, Лех Качиньский открывали шампанское с шефом МВД Чеславом Кищаком, членом Политбюро ЦК ПОРП Лешеком Миллером, секретарём ЦК Станиславом Чосеком, вождём польского комсомола Александром Квасьневским. Там и были намечены контуры будущей государственности.

«Польская политика до сих пор руководствуется «постмагдаленковским» соглашением. Обещания, которое партнеры дали с наполненными бокалами в руках, обязательны к выполнению до сегодняшнего дня! Торжествует власть договорённостей и знакомств», – писала диссидентка-подпольщица Ядвига Хмелевская. Очень многие «солидаристы» по сей день считают магдаленковские договорённости изменой рабочему делу, тайным сговором с коммунистической номенклатурой. Но это происходило осенью 1988 года. Тогда компромисс выглядел неизбежным. И рассматривался как национальное примирение.

Первые годы Третьей Речи Посполитой были временем либералов, типа Тадеуша Мазовецкого, и правых популистов, типа Леха Валенсы. Но уже в 1993 году коммунистическая ПОРП, перекрасившаяся в социал-демократию, поднялась после нокаута и выиграла выборы в сейм. А в 1995 году президент Валенса уступил Бельведерский дворец Квасьневскому. Откат политического маятника усилил позицию той части польского общества, что сгруппировалась вокруг прежней номенклатуры. Это, кстати, отнюдь не «уралвагонзавод». Индустриальные рабочие верны «Солидарности». А вот служащие, значительная часть интеллигенции, предприниматели, фермеры составили электорат «пост-ПОРП».

Армию в ПНР отделяли от карательных органов

На этом фоне решились заявить о себе отставленные генералы коммунистической армии. Благо военная традиция Польши символически не прерывалась. Войско Польское – национальное достояние, защита и опора страны, независимо от политического режима. Массовую ненависть вызывали в ПНР органы госбезопасности, отряды ЗОМО (местный ОМОН), милиция. Но не армия. Хотя коммунистические власти не раз бросали солдат-призывников на подавление рабочих восстаний. Им прощалось. «А вы, что стоите, сомкнувши ряды, к убийству готовые братья. Сейчас мы погибнем от вашей руки, но вам не пошлём мы проклятья».

Это особое отношение частично распространялось и на генералов с адмиралами. Военные старались по возможности дистанцироваться от таких дел, предоставляя их МВД. К примеру, адмирал Людвик Янчишин в декабре 1970 года приказал морякам ни при каких обстоятельствах не применять оружие – он и запомнился как флотоводец, а не каратель. В портовых городах Балтийского побережья Польши погибли в те дни 45 человек. Но: «Это был час таких, как Гомулка, Клишко, Лога-Совинский, Кочёлек, Корчинский», – настаивал много лет спустя генерал Тадеуш Тучапский. Сам привлеченный к суду. Он называет пятерых виновных. Четверо из них партийные боссы. Пятый – генерал Корчинский – хоть и служил в армии, но воспринимался обществом как милиционер и гэбист.

Исключительной в этом отношении была ситуация военного положения 1981–1983 годов. Польшей правил тогда Военный совет национального спасения (ВСНС, в польской аббревиатуре – WRON, в просторечии: «ворона»). В «хунте генерала Ярузельского» состояли только военачальники. Поэтому режим тогда устоял. Генералов и полковников поляки стерпели. Не партийные же секретари.

Генеральский клуб создавали серьёзные люди

И вот, 27 ноября 1996 года отставные генералы ПНР создали свой Клуб. Официально – для содействия развитию вооружённых сил новой Польши, поддержания лучших традиций Войска Польского, заботы о ветеранах и защиты военнослужащих. Неофициально – для лоббирования интересов определённой социальной группы и влияния на оборонную политику. Собственно, в Уставе КГВП прямо говорится: «Поддержание связей и сотрудничество с Министерством национальной обороны и Генеральным штабом».

Основали Клуб генералов Войска Польского очень серьёзные люди. Первым президентом Клуба был генерал брони (в российском прочтении – генерал-полковник) Роман Пашковский. Характерен имидж: службу начинал в довоенной Польше, воевал с гитлеровцами, в начале 1950-х репрессирован сталинистами. Потом служил в ВВС и ПВО. Во время военного положения возглавлял администрацию Катовице – беспокойный край металлургов этого генерала более-менее принимал. Он, конечно, был членом ПОРП, но за настоящего коммуниста не считался. Недаром Пашковский много сделал для увековечивания памяти польских офицеров, расстрелянных сталинистами в Катыни.

Под стать ему был заместитель – дивизионный генерал Генрик Петрчак, тоже из ПВО. Последнее звание ему присвоил никто иной, как Валенса. Казначеем же КГВП стал бригадный генерал Ежи Ярош. Этот десантник и мотострелок состоял в «вороне», держал под контролем Варшаву. Но, с другой стороны, уже после ПНР до 1992-го он командовал столичной военной полицией.

7 сентября 1998 года умер генерал брони Пашковский. Затем Клубом руководили дивизионные генералы. Пашковского сменил Мечислав Дембицкий (погранвойска). После смерти Дембицкого в 2001-м КГВП возглавил Мечислав Даховский (бронетанковые войска). С 2004-го по 2007-й во главе Клуба стоял Францишек Пухала (артиллерия). С 2007-го президентом КГВП является бригадный генерал Роман Гармоза (ВВС).

Пожилые отставники инспектируют воинские части

В Клубе состоят около 80 генералов. Это действительные члены. Есть ещё члены почётные и ассоциированные сторонники – таких более сотни. Средний возраст – 75 лет. Треть членов старше 80. Чем же они заняты?

Конечно, встречами между собой. Обсуждениями боевого прошлого. Особой строкой проходили посещения Войцеха Ярузельского (сам он в КГВП не состоял, будучи – подобно покинувшему «Солидарность» Леху Валенсе – «выше всех сторон»). Но не только это.

Много времени занимают визиты в воинские части и учебные заведения, на предприятия ВПК. Контакты с Минобороны и Генштабом. Составление аналитических материалов и рекомендаций для военного командования. Пожилые отставники инспектировали польские части, направляемые в Афганистан и Ирак. Оценивали связи по военной линии с Украиной времён Януковича.

Знаковой фигурой КГВП был дивизионный генерал Тадеуш Гупаловский (сухопутные войска). Военный экономист и дипломат, замначальника Генштаба в 1970-х. Член ВСНС, министр администрации, экономики и экологии в правительстве Ярузельского. Участник переговоров в Магдаленке. И – ведущий организатор номенклатурной приватизации начала 1990-х.

Гупаловский скончался в 1999 году. Но он был в КГВП не единственным «ветераном вороны». До кончины состояли в Клубе генерал брони Эугениуш Молчик и дивизионный генерал Зигмунт Зелиньский. Второй занимался в ВСНС «всего лишь» документооборотом. Зато Молчик был одним из столпов хунты, считался «ястребом» и креатурой Москвы.

Антипод Гупаловского – 92-летний генерал брони Юзеф Барыла. В ПНР он возглавлял армейское политуправление и отличался поразительной для польского генерала коммунистической упёртостью. Заведовал агитпропом военного положения. Был категорически против соглашения с «Солидарностью». Считалось, что из тупого догматизма. А ведь он-то и оказался прав. А вовсе не Ярузельский, Кищак и Гупаловский. Такие, как Барыла, предупреждали: уступишь хоть где-то – рухнет всё. Так и случилось.

Видное положение занимает в Клубе генерал брони Збигнев Новак (войска химической защиты), курировавший в ВСНС вопросы технической боеготовности. Авторитетный член Клуба – генерал брони Юзеф Ужицкий, командовавший Поморским военным округом и отвечавший в ВСНС за неспокойный Быдгощ (местный профцентр «Солидарности» во главе с Яном Рулевским отличался особым радикализмом).

Партнёрство с Западом налаживали ученики сталиниста-антисемита

Теперь переходим к самому интересному.

Серым кардиналом КГВП считается генерал Пухала. 76 лет. Выпускник советской Академии Генерального штаба. Формально он не входил в ВСНС, но в Генштабе Войска Польского курировал оперативные службы. Являлся своего рода диспетчером военного положения и связным с соответствующим отделом ЦК ПОРП.

Именно Пухала стал в Третьей Речи Посполитой главным стратегом интеграции в НАТО. На действительной службе он оставался до 2001 года. Налаживал партнёрство с Североатлантическим альянсом.

Правая рука Пухалы – дивизионный генерал Роман Мишталь. 85 лет. Бывший шеф военной разведки ПНР. Активно взаимодействовал с госбезопасностью в подавлении «Солидарности». С 1990-го по 1994-й – командир польских подразделений в войсках ООН. Пояснения излишни.

Бригадному генералу Юзефу Шевчику 86 лет. Начинал во флоте. В 1975–1984 годах – главный военный прокурор. Отличался особой жёсткостью при военном положении. Требовал смертной казни для шахтёров-забастовщиков, отбивавшихся от ЗОМО. Ныне – принципиальный сторонник военно-политического сотрудничества с НАТО, Европой и Америкой.

Остаётся добавить, что все они считаются учениками дивизионного генерала Теодора Куфеля. Выпускник Высшей школы КГБ СССР. Многолетний начальник военной контрразведки ПНР. Член сталинистской «фракции партизан» Мечислава Мочара, активный участник антисемитской кампании 1960-х годов. Ортодоксальный коммунист с шовинистическим уклоном. Организатор международных провокаций. При Ярузельском уволен за политическую одиозность и служебные злоупотребления.

Куфель был одним из основателей КГВП, хотя старался не светиться в первых рядах. Он умер год назад в возрасте 96 лет. Последнее, чем успел проявиться – выступление в поддержку либерала Бронислава Коморовского на президентских выборах.

Бывшие коммунистические генералы не хотят под власть Москвы

Члены клуба коммунистических генералов торжественно фотографируются на варшавской площади Пилсудского. Много говорят о национальных традициях Польши. А также о принципах цивилизованного мира, свободы и демократии (особенно когда речь заходит о судах за расправы в ПНР или хотя бы о снижении генеральских пенсий членам ВСНС). Временами поминают католических святых. Это всё нам понято. Даже странно было бы иначе.

КГВП – влиятельная консервативная сила. Останься эти генералы на действительной службе и не будь в Польше Солидарности – во всех смыслах – возможно, удался бы серьёзный реванш. Типа того, что совершил в России постсоветский КГБ. Недаром поляки считают этих генералов «проводниками путинизма». Чему и противостоят правые националисты Ярослава Качиньского. Правящая ныне партия ПиС. Чья программа строится на яром антикоммунизме.

Либеральная ГП в этом плане более сдержанна. И даже не прочь использовать «ПНРовский ресурс» в политическом противоборстве. Президент Коморовский 24 сентября 2013 года принимал у себя делегацию КГВП. Включая Новака и ныне покойного Зелиньского. Хотя сам был подпольщиком при военном положении. Клубные генералы умело сыграли на расколе «пост-Солидарности». Но дело не только в этом.

Посткоммунизм и путинизм КГВП проявляется во внутриполитической сфере. Но никак не во внешней и не в оборонной политике. Эти генералы – реально националисты. Суверенитет и безопасность Польши для них не пустые слова. Они могут ностальгировать по временам своей власти. Но не по указующим звонкам из Москвы. Отсюда проНАТОвская ориентация бывших военных коммунистов. Вполне совпадающая с либералами. Тут уж «все мы поляки». А свой своему поневоле…

Никита Требейко, «В кризис.ру»

Поделиться