Уже многие десятилетия каждый первый четверг мая в Соединённом Королевстве проводятся частичные местные (а иногда, как год назад и полноценные парламентские) выборы. Англия – страна традиций; не была нарушена она и 5 мая 2016 года.

брит1Нынешние региональные и муниципальные выборы проходят на фоне «европейской» кампании, предшествующей назначенному на июнь референдуму о членстве Соединённого Королевства в Европейском Союзе (ЕС). Конечно, этот референдум является гораздо более судьбоносным для британского общества, чем местные выборы. Но и майское голосование тоже привлекло внимание британской и зарубежной общественности. Здесь, как отмечает лондонский политобозреватель Нил Гаррахен, «выделяются прежде всего два эпизода: выборы мэра Лондона и избрание шотландского парламента». Собственно, эти «эпизоды», как и ряд других голосований, показали, что говорить совокупно о победителях и проигравших 5 мая вряд ли корректно.

Если взять лондонские выборы, то безусловно можно сказать об успехе главной оппозиционной партии – лейбористов. После двух «мэрских» сроков экстравагантного консерватора Бориса Джонсона, добровольно решившего сменить столичную мэрию на Вестминстер, во главе «глобального города» встанет лейборист. Да не просто лейборист: впервые в истории английской столицы её мэром будет мусульманин, 46-летний депутат и экс-министр по делам сообществ и транспорта Садик Хан. Набрав 44% голосов, он сумел опередить всех своих соперников и прежде всего депутата-консерватора  Зака Голдсмита,

По выражению лондонской прессы, «всё противопоставляет Хана и Голдсмита». Не только партийная принадлежность и религия. Хан родился в многодетной семье пакистанских иммигрантов, его отец работал водителем автобуса, мать – портнихи. Детские годы провёл в социальной квартире, с раннего возраста зарабатывал на жизнь, помогая своей семье и одновременно пакистанским родственникам. Но затем получил высшее образование, стал юристом. В итоге политическая карьера в Лейбористской партии привела Хана к исторической победе. Показавшей, помимо прочего, что счастливые истории интеграции иммигрантов-мусульман в западноевропейское общество вовсе не являются сказкой.

брит2Что же до Зака Голдсмита, то его отцом был миллиардер сэр Джеймс Голдсмит. Поэтому Зак учился в престижнейших учебных заведениях – Итоне и Кембридже, а затем более десяти лет издавал журнал «Экологист». Кстати, вторым браком Зак-аристократ женат не на ком-нибудь, а на Алисе Миранде Ротшильд. Да-да, из того-самого семейства!

Победа Садика Хана означает, что новая столичная администрация будет  половину возводимых вновь зданий ориентировать на социальные квартиры. На четыре года заморозятся цены на общественном транспорте (который в Лондоне из самых дорогостоящих в Западной Европе). Лейбористы, получившие относительное большинство в Ассамблее Большого Лондона, обязались также добиться повышения скромной заработной платы работающих в «городском секторе».

Безусловно, победа Садика Хана может рассматриваться как своего рода «культурная революция» Англии. Но нужно иметь в виду, что Лондон сегодня является одной из самых космополитичных столиц в Европе. Это по-настоящему «глобальный» и мультиэтничный мегаполис. Поэтому подобное рано или поздно просто должно было случиться.

Лейбористы празднуют успех на местных выборах и в других крупных английских городах, в частности, Бирмингеме, Ливерпуле, Манчестере, Ковентри и Лидсе. Собственно, и в прошлом они управляли этими городами, так что здесь ничего нового не произошло. Но в любом случае результаты подтверждают «партийную легитимность» нового лидера лейбористов, радикального социалиста Джереми Корбина.

брит3А вот если брать национальные регионы, то здесь о триумфе лейбористской оппозиции говорить не приходится. В Уэльсе они сохранят власть, но на выборах местного Национального собрания лейбористы получили меньший процент голосов, чем четыре года назад. Любопытно, что именно в Уэльсе сильно выступила правоконсервативная (в Британии такие позиции считаются даже крайне правыми) Партия независимости Соединённого Королевства (ПНСК), отобравшая часть электората к консерваторов.

А вот в Шотландии, историческом бастионе рабочего движения, лейбористы и вовсе провалились. Там третью победу подряд одержала настроенная на отделение Шотландская национальная партия (ШНП). Однако, на сей раз ШНП не сумела получить абсолютное большинство мест в региональном парламенте. Но интереснее всего, что лейбористы впервые уступили второе место консерваторам, удвоившим своё представительство. Как отмечает британский политолог Стив Рочестер, «подобный результат объясняется харизматической личностью лидера шотландских консерваторов Рута Дэвидсона, бывшего пресветерианского священника, одновременно адепта тесного союза с Лондоном и борца за права однополых пар».

Выборы 5 мая открывают дверь куда более интересной кампании. Хотя и кажется, будто почти вся британская политическая и экономическая элита выступает за сохранение членства в ЕС. Из представленных в парламенте партий только ПНСК и евроскептическое крыло консерваторов ратуют за выход Британии из Евросоюза. Но при этом опросы показывают: около половины определившихся избирателей настроены на Brexit. Среди них, кстати, немало избирателей Лейбористской партии – рабочих и безработных, недовольных эффектами глобализации. Июньское голосование – в отличие от тех же местных выборов – точно не будет проходить по обычной схеме разделения электората на левую и правую части…

Жорж Камарад, специально для «В кризис.ру»

Общество

У партнёров