Заместитель председателя комитета по промышленной политике, инновациям и торговле петербургской администрации Александр Ситов информирует горожан: никаких вариантов разрешения работы общепита в ночное время не рассматривается. Все вопросы следует направлять в Роспотребнадзор. Хотя обсудить что-то с рестораторами городская власть готова. Кроме открытия заведений, разумеется. Таков итог революционной ситуации, в которой Петербург пребывал последнюю неделю.

Резкий протест был спровоцирован 121-м постановлением губернатора Беглова от 4 декабря. Рестораторы и бармены с бурным негодованием встретили губернаторский запрет работать с 30 декабря нынешнего года по 3 января будущего. А также ограничение времени работы в каникулы с шести утра до семи вечера. Только вчера восставшие закрыли «Карту сопротивления», на которой фиксировались заведения общепита, решившиеся дать открытый бой городской администрации. Их набралось больше четырёх десятков. Возглавил движение бывший офицер полиции, а ныне уважаемый ресторатор Александр Коновалов. Человек, по отзывам, горячий и весьма решительный.

Меньше года потребовалось неадекватным антиковидным мерам, чтобы полностью подорвать в Петербурге ресторанный (и не только) бизнес. В ответ сотрудники просто срывали пломбы с опечатанных заведений и обслуживали ковид-диссидентов. Два дня назад противостояние достигло высшей точки. Поступила информация, будто бармены «взяли в заложники» чиновника и правоохранителя. Сведения эти были сильно преувеличены ― оба действительно находились в заведении общепита, но совсем с другой целью. И в плен попали в результате карательной акции. Против бара Commode была проведена за малым не войсковая операция. С разгромом и избиением (вице-губернатор Елин в этой связи назвал насилие «обязанностью полиции»). Возбуждены два уголовных дела.

Город замер в ожидании: неужели началось?..

И ведь действительно, к тому шло. События в ресторанах, барах и кафе Петербурга обсуждались на самом высоком уровне. Не только в Смольном, но и в Кремле (может быть, в сочинских апартаментах Путина, замаскированных под кремлёвские). Позицию главы государства озвучивал пресс-секретарь Песков – разумеется, на стороне бегловской администрации. На стороне же восстания выступил авторитетный ресторатор Евгений Пригожин. Тот самый. Не просто «повар Путина», но куратор пропутинской «троллиной» пропаганды и силовых акций «титушек» и ЧВК Вагнера.

«Рестораторы уже год как находятся в аду и, начиная с апреля месяца, на краю гибели. Они вынуждены, и я хорошо это знаю не понаслышке, зарабатывать каждую копейку тяжелым трудом, ― заявил Пригожин. ― Смольный и бизнес могут сесть за стол переговоров, и наверняка бизнес предложит выход из ситуации, в которой и овцы останутся целы, и волки от коронавируса не помрут». К сожалению, он не уточнил, кого считает овцами, а кого ― волками, которые не помрут. Можно предположить, что овцами ― всё-таки чиновников, а горожан ― волками. Поскольку именно о них якобы проявляют заботу в Смольном, всячески ограничивая доступ к еде и развлечениям.

Пригожин даже позволил себе высказывание в том духе, что рестораторы с барменами и есть настоящие креативные люди. Тут надо учесть, что понятие креатива давно приобрело в наших краях политическую окраску. Недаром Пригожин поставил восставших общепитовцев в пример «нашим псевдооппозиционерам».

Трудно сказать, насколько сурово оппозиционный ресторатор Пригожин спросит с Беглова. С которым до недавнего времени жил чуть ли не душа в душу. Вполне возможно, этой дружбе наступит конец. Да и многие другие крупные предприниматели имеют основательные претензии к Смольному.

Среди них владельцы компании Fort Group, одного из лидеров российского рынка коммерческой недвижимости в стране (десять ТРЦ в Петербурге, восемь ТРЦ в Москве): думский депутат Борис Пайкин и бизнесмен Максим Левченко. С возмущением высказался о мерах Смольного вице-президент холдинга «Адамант» и владелец ресторанного холдинга Maximillian Brauhaus Аркадий Теплицкий. «Меры, которые предлагает правительство СПб по ограничению работы ресторанов, ― сказал он, ― я считаю разрушительным и бессмысленными ввиду отсутствия ограничений по пятимиллионному пассажиропотоку метрополитена и наземного общественного транспорта. К сожалению, власти Петербурга не предложили малому и среднему бизнесу никаких действенных мер поддержки. Социальная напряжённость в Петербурге накаляется».

Теплицкий напомнил, что по сравнению с прошлым годом обороты ресторанного бизнеса упали на треть. Это грозит дальнейшими закрытиями предприятий, которых и так стало почти вдвое меньше. При этом городская администрация не принимает никаких реальных мер поддержки. Несмотря на то, что противостояние вроде бы сломлено, сегодня в интервью Теплицкий подчеркнул: «Владельцы большого числа ресторанов приняли решение бойкотировать ограничительные меры».

Едва ли довольны смольнинским курсом Михаил и Сергей Боярские. Они являются давними партнёрами Ильдара Тенишева, владельца крупных городских бизнесов и недвижимости. И это, пожалуй, из самых тревожных сигналов для Беглова. Боярские ― знаковые фигуры, преданные путинисты. Уж если их лояльность утрачивается, дело плохо.

Понятно, что первыми выступили рестораторы ― они несут наибольшие убытки. Торгово-развлекательным центрам кое-как удаётся заполучать посетителей. Им никто не запрещает по-прежнему драть аренду с ещё работающих арендаторов. Тенишев держится на строительном бизнесе. Но тому же Пригожину куда как несладко. Его владения в Петербурге несут заметные убытки. Вероятно, недолог час, когда он поддержит взбунтовавшихся отельеров ― им ведь тоже несладко. Беглов, мало что приказал на каникулы закрыть музеи, театры и рестораны, он ещё и обратился к россиянам с призывом не посещать прекрасный город на Неве. Да и кто поедет? Грядёт зима. А что такое бегловская лопата и наследованные от Матвиенко «сосули» знает вся страна. Благодаря, кстати, пригожинскому ФАНу.

Бунт барменов, как уже сказано, подавлен. Силами полиции, Росгвардии и Следственного комитета. Вопрос, надолго, ли.

Символично, что именно 9 декабря, в день Commode-рейда, депутаты ЗакСа приняли третий пакет помощи бизнесу, предложенный Смольным. Величина новых льгот оценивается в 8,5 млрд рублей. В частности, для музеев, театров и гостиниц на ближайший год продлят льготы по налогу на имущество. Кое-кому пролонгируют до 2024 года налоговые каникулы по патентной и упрощённой системе налогообложения. Кое-кого, точнее крейсер «Аврору» и ледокол «Красин», освободят от транспортного налога.

Объём всех мер поддержки ― чуть больше 1% от городского бюджета, подсчитал «яблочный» депутат Вишневский. «Я думаю, что потери у бизнеса значительно большие, чем эти льготы», ― покритиковал он бегловский пакет, и согласился с его принятием. Глава фракции «Партии роста» Оксана Дмитриева предложила потратить все выделенные Смольным деньги на прививки. Но по концовке тоже согласилась с бегловскими предложениями.

Зато непримиримым критиком проекта выступил едрос Андрей Анохин. В 2011 году он был изгнан из «Партии роста», от которой избрался в ЗакС. В следующий, шестой созыв, вошёл во фракцию «Единой России». Но в прошлом году во время чистки городского политсовета партии (которую проводила беспартийная вице-губернатор Любовь Совершаева) Анохина из политсовета изгнали. С тех пор его мнение не всегда совпадает с общепартийным. На этот раз Анохин запараллелил бегловские поправки с повестью Гофмана «Крошка Цахес». О мерзком ― моральном и физическом ― уроде, которого добрая фея заколдовала так, что самонадеянные глупцы восхищались им.

С особой откровенностью Анохин отзывался о об инициативах своего однопартийца Дениса Четырбока из комиссии по городскому хозяйству. Инициативы эти памятны не только Анохину. Ограничить места, где могут выступать уличные музыканты. Запретить размещение торговых объектов возле мемориальных досок. Запретить организацию квестов для детей. И конечно, запретить работу баров с площадью меньше 25 квадратных метров.

Сам Анохин объявил, что намерен внести на рассмотрение ЗакСа проект закона об амнистии долгов горожан за ЖКУ. По его мнению, долги столь велики, что оплатить их просто невозможно. По информации ГУП «ВЦКП», долги жителей города за коммуналку составляют 14 млрд рублей, но по оценкам экспертов, с учётом задолженности частным управляющим компаниям, реально могут составлять 21 млрд рублей.

Инициатива, несомненно, полезная. Но её реализация и даже рассмотрение будет не ранее следующего года. А празднование грядущего года уже на носу. И решать с этим надо уже сейчас. Между тем, вместо реальной помощи гибнущему бизнесу, вице-губернатор Елин советует петербуржцам «есть оливье дома». Ну, положим, кто-то сможет. И даже не оливье, а бифштекс из мраморной говядины. Или хамон. Или пармезан (не белорусский). Но те же бармены, повара и официантки, музейные кассиры и смотрители, артисты, гримёры и осветители ― все они могут остаться не то, что без праздничного ужина, но вообще без стола. И отнюдь не только они.

Всё, что пока предложил Смольный в качестве жеста доброй воли ― разрешение торговать на вынос. Это рестораторам. Замечательно. На улице мороз, а ты сиди за пластиковым столом, жуй котлету по-киевски с пластиковой тарелки и запивай шампанским из пластикового стаканчика. То-то радость новогодняя! Но, предположим, хоть так. А картины будут из музеев выносить на всеобщее обозрение? А артистов выгонят на мороз для выступлений?

Это Песков называет диалогом и поиском совместных путей выхода?

После этих слов, кстати, Беглов тут же решил побеседовать с ресторанной общественностью. Сразу же нашёл собеседника. Им стал известный телеведущий и основатель ресторанной группы «Пробка» Арам Мнацаканов. «Вы представляете себе бизнес, который умрёт в том случае, если он 14 дней не работает? Что это вообще за бизнес, мне интересно? Как-то очень странно устроить истерику из-за понятного мотива руководства города», ― тут же отозвался Мнацаканов. И очень похвалил Беглова за то, что из-за закрытия ресторанов приезжие не приедут, делать им тут нечего. Впрочем, такой среди рестораторов нашёлся пока единственный.

Председатель общественной организации «Содействие малому бизнесу» Янина Гришина уверена, что в таких условиях рестораны уйдёт в «серую зону». Проще говоря, будет работать втихаря по ночам. Экономист Павел Усанов считает, что малый и средний бизнес уйдёт вообще в подполье. В экономическую тень, традиционную для страны с советских времён.

И это, пожалуй, для бизнеса окажется лучшим выходом. Пусть даже связано с большим риском. Какое-то время можно откупаться от государства штрафами. Ну а если это не поможет? Пригожин с его известной биографией может составить сильную пару с Коноваловым, обладающим полицейской подготовкой. И работники общепита не только милые официантки, но и дюжие вышибалы.

А ещё поклонники мушкетёра Боярского.

И избиратели едроса Анохина.

Бунт подавлен. Но это был только первый бунт.

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

У партнёров