Сразу после окончания очередных нерабочих дней в Красноярске начался суд над предпринимателем и общественным деятелем Анатолием Быковым. Бывшим депутатом Законодательного собрания Красноярского края и бывшим председателем Совета директоров КрАЗа, основателем и президентом благотворительного фонда «Вера и надежда».

Анатолий Быков был арестован год назад. По обвинению в организации убийства двух красноярцев ― своего делового партнёра Александра Наумова и его приятеля Кирилла Войтенко. Было это в 1994 году. Как считает следствие, у Быкова и Наумова возник финансовый конфликт, в результате которого был взорван автомобиль Быкова. Бизнесмен остался жив, но решил поквитаться с Наумовым. Но поскольку Наумов был ему близок и связан со многими участниками бизнес-сообщества, Быков, говоря языком бизнеса, передал это дело на аутсорсинг сторонней организации – ОПГ саяногорского авторитета Владимира Татаренкова. Татаренков, он же Татарин, заказ принял и наилучшим образом организовал ликвидацию неугодных. Киллерами выступили члены его ОПГ Сергей Бакуров и Владимир Чучков. 24 июля 1994 года они в упор расстреляли Наумова и Войтенко.

Бакуров давно осуждён на пожизненный срок. Чучков до сих пор в розыске. ОПГ Татаренкова разбежалась, а сам он, обвиняемый в организации полутора десятков убийств, благополучно успел перекочевать в Грецию. Даже получил там гражданство и открыл доходный бизнес. Но мастерство не пропьёшь: в 1999-м греческие правоохранители арестовали его в собственном отеле за хранение оружия. Осудили на 14 лет тюрьмы. Но в 2000-м, когда российским властям потребовалось окоротить Быкова, он был экстрадирован на родину для дачи показаний. За три месяца Татаренков «чистосердечно» наговорил с три короба: дескать, Быков был заказчиком не менее десятка убийств, а он, Татарин, совершал эти убийства по его приказу. Срок пребывания в РФ заканчивался, но следствие обратилось к греческой стороне с просьбой продлить ещё на три месяца. Разрешение было получено. И тут Татаренков в корне переменил показания: заявил, что оговорил Быкова. С этим и уехал обратно в Грецию.

Но, видимо, греческая тюрьма ему совсем не пришлась по душе. В 2001-м он позвонил в редакцию телекомпании ТВК-6 и сообщил, что снова готов «разоблачить» Быкова.  Потому как Быков якобы обещал его из греческой тюрьмы вытащить и не выполнил обещанного. Но ушлые следователи на заманчивое предложение Татаренкова не повелись. То ли опасались, что он снова поменяет показания, то ли просто потеряли интерес к быковской теме. Сам Быков к тому времени стал депутатом краевого красноярского ЗакСа. В общем, Татаренков оттрубил в Греции весь положенный ему срок и был снова экстрадирован в Россию для суда по местным делам. Было это в 2010 году.

На этот раз следователей Быков не интересовал. Он как раз получил почётную грамоту «за активное участие в судьбе Родины, особые заслуги в труде, патриотический и ратный труд во славу России». А заодно снова избрался депутатом краевого Законодательного собрания, получив аж 61,5% голосов избирателей. Зато Татаренков снова сел. Теперь в РФ, на 13 лет 6 месяцев. И сидел вполне спокойно, пока не подошло время собираться на волю. Выходить он решил с чистой совестью, а потому снова дал показания против Быкова.

Конкретно ― про убийство Наумова и Войтенко. И даже обосновал своё решение. Он-де снова надеялся, как двадцать лет назад, что Быков его вытащит, и снова зря. Так что «пусть каждый отвечает за своё».

Допросили и киллера Бакурова. Он словно излагал плохо выученный текст: «Восемнадцатого ноль шестого тысяча девятьсот девяносто четвёртого» ― обычно люди говорят «июнь», а не называют номер месяца. Но при этом рассказал, будто ему Быков, Татаринков и Чучков рассказали о взрыве машины, который организовал Наумов. И сам Быков предложил ему и Чучкову «убить этих (по смыслу: Наумова и Войтенко ― ред.). Я и Чучков дали согласие». Было это на очной ставке с Быковым, который с этими показаниями не согласился.

Быков вообще отрицает все обвинения. На следствии он сказал, что показаниям Татаренкова верить нельзя. Возможно, суд присяжных учтёт и это заявление, и саму личность Татаренкова, меняющего показания в зависимости от ситуации. Возможно, присяжные Быкова даже оправдают. Такое в российской практике иногда случается. Но за год, пока тянулось следствие, Быкову нашли и другие грехи ― организация убийства бизнесмена Андрея Неколова в 2005 году, уклонение от уплаты налогов и совсем уж безотбойное обвинение в руководстве преступным сообществом.

Анатолий Быков ― живая легенда девяностых. Эти годы правящий режим вспоминает как ужастик, а всё больше наших соотечественников ― как время надежд. Хоть и «время быков», не без этого. Жестокая эпоха, не всем по натуре. Но так можно сказать про любые времена, особенно в России. «Фишка девяностых» – люди тогда поверили в реальность свободы, силу инициативы, необратимость перемен. И кстати, что называется, умели «отвечать за базар». Термин «фейк» назывался проще и адекватнее: «дурь». Оттого и порядка, если всерьёз, было куда больше, чем ныне.

Немалую роль в этом играли структуры, подобные красноярской бизнес-группе Анатолия Быкова. Если уж говорить о каких-то особых путях и духовностях России, то выразились они именно в этом. Российское гражданское общество приобрело такие формы. И вполне очевидна их опасность для режима номенклатурной олигархии. Чиновно-чекистская элита опасается окорачивания. А оттуда оно возможно. Если проявить реализм. Именно в этом, не в чём-то ином, суть режимной «борьбы с оргпреступными сообществами». В которой власти, кстати, подчас пользуются симпатиями настоящего криминала. Быковать так быковать ― но теперь это дозволено не Быкову.

В 2005-году в камере екатеринбургского СИЗО был убит депутат городской думы, лидер общественно-политического союза «Уралмаш» Александр Хабаров. Попал он туда по сомнительному официальному обвинению по ст. 179 УК РФ (принуждение к совершению сделки). Точнее, за борьбу с иногородней группировкой и с наркоструктурами. За то, что вёл её своими ― не государственными ― силами. «Город без наркотиков» Евгения Ройзмана создавался при поддержке Хабарова.

В 2007-м в Петербурге был арестован и спецрейсом доставлен в столичную тюрьму легендарный Кум ― Владимир Барсуков, лидер «тамбовского бизнес-сообщества». Сценарий как раз сейчас повторяется с Быковым. (А может, и с Сергеем Фургалом ― бывшим хабаровским губернатором и тоже лидером местной гражданской структуры.) Арест и обвинение в организации покушения на местного миллиардера. Оправдание судом присяжных. Приказ пересудить «по-правильному». И вал новых обвинений. В «рейдерском захвате» магазинчика и ресторанчика. В убийстве друзей и партнёров. В создании ОПС из двух человек. В организации убийства Галины Старовойтовой, дабы бескорыстно угодить неизвестно какому заказчику.

И что любопытно ― под все обвинения находятся свидетели. Столь же надёжные, как Татаренков и Бакуров. То покойный Бадри Шенгелия, белизский художник и весёлый рейдер. То неудачливый киллер Олег Михалёв, которому потерпевший выплачивал мзду за показания. В деле же об убийстве Старовойтовой это и вовсе Михаил Глущенко ― бывший начальник убийц и криминальный авторитет, бывший депутат Госдумы и сподвижник Жириновского. Сам осуждённый за организацию этого убийства, обвиняемый ещё в тройном и отбывающий срок за вымогательство…

Это не совпадение. Это тенденция. Под знаменем закона-порядка и традиционных ценностей.

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

в России

У партнёров