Бродит ли по России призрак революции? Что делать, если завтра – Майдан? Почему классовое сознание рабочих на нуле? Как левым «отнять протест» у либералов? Обо всём этом яростно спорили петербургские левые активисты на майской встрече в Доме Плеханова.

Опасность либеральной реакции представляется слишком гипотетической

Вообще-то анонсированной темой заседания была «Борьба за общедемократические права граждан и социально-экономические права трудящихся; роль левых и либералов в этой борьбе в условиях современной России». Однако, выступающие трактовали её чуть иначе. В фокусе неизбежно оказались украинские события.

229214_472167656150199_2119117865_nОсновной докладчик, Кирилл Васильев (ранее состоявший в КПРФ, а ныне член президиума ЦК Объединённой коммунистической партии), вынес на обсуждение ряд программных тезисов. Вот некоторые из них. В современном российском обществе буржуазия как класс и либерализм как её идеология реакционны и антидемократичны. «Антипутинский переворот либералов», если таковой удастся, демократическим не будет и трудящимся принесёт лишь новые невзгоды. Единственным носителем демократической повестки являются левые силы, российская демократическая революция может быть только антиолигархической. Главная задача российских левых – возглавить демократическое движение, не отдавая его либералам.

Во всём этом, согласимся, есть немалый резон. Правда, опасность, которую предлагается предотвратить – некая либеральная реакция под видом революции – представляется слишком гипотетической. «Майдан под руководством либералов»? Полноте. Олигархический капитал РФ, похоже, не способен даже на дворцовый заговор. Защищать свои доходы предпочитает через сговоры с государством и коррупционные схемы. Своей политической организации он просто не имеет и к этому не стремится. Собственно, российская крупная буржуазия всегда такой была. И при царях, и при Ельцине и тем более теперь.

Но есть же и честные искренние либералы, которые борются против путинского режима, за трудовые, экологические, гендерные права. Выходят на марши несогласных. Временами тесно сотрудничают с левыми. Да, с этим сложно спорить. Но не они задают тон в нынешнем либеральном дискурсе, а те, кто выступает за введение имущественного ценза на выборах.

К людям наёмного труда может примкнуть значительная часть мелкой буржуазии

Но если буржуазия сервильна, то отечественный пролетариат и вовсе абсолютно аполитичен (если не сказать, асоциален). Получается что-то вроде замкнутого круга. Буржуазия революционным потенциалом не обладала никогда, пролетариат начало прошлого века не вспоминает, власти предостерегают от революции, о котоорй не помышляет никто, кроме маргинальных групп крайне левого и крайне правого характера. Выдвигать сегодня лозунги непосредственно и именно социалистической революции – это утопия. К такому консолидированному выводу с горечью пришли все участники дискуссии.

img7В качестве рабочей гипотезы ораторы говорили о том, что антиолигархическую революцию может осуществить более широкий блок социальных сил. К людям наёмного труда может примкнуть и значительная часть мелкой буржуазии, сопротивляющаяся монополизации капитала. Не стоит сбрасывать со счетов студентов (особенно тех, кто учится и работает), часть трудовых мигрантов… Ещё немного, и прозвучало бы упоминание «последней штольни», бакунинского «разбойного элемента». Но этого сказано не было. Видимо, по умолчанию участники дискуссии признают – эта страта в наше время ориентирована не влево. По крайней мере, не в традиционном понимании. Хотя, справедливости ради, добваим, что ветеран ленинградского диссидентского движения Сергей Баринов, подвергавшийся при Советах преследованиям по политическими мотивам и вынужденный надолго эмигрировать в Париж, на опыт отца русской анархии и чёрное знамя всё же ссылался.

Почти через все реплики красной нитью проходило предупреждение. Беспочвенны, наивны (в каком-то смысле даже преступны) надежды части левого сообщества на то, что они войдут в блок с либеральной оппозицией, ликвидируют режим – и… после этого левым что-то перепадёт. «Не надейтесь, что антибонапартистский переворот откроет дорогу к социалистической революции», – аккумулировал мысли соратников Кирилл Васильев.

На вопрос: «Что делать, если завтра Майдан?» ответа ни у кого не нашлось

1412095338_vq7kbnx2kА вот на ключевой вопрос дискуссии: «Что делать левым, если завтра Майдан?» – сколько-нибудь внятного ответа ни у кого не нашлось. Отталкивались от того, чего не следует делать. Не входить в блоки и соглашения с либеральной оппозицией. Не дать себя пленить формулой «европеизации России». Не допускать «гашения социальной революции» путём дробления общества на «майдан» и «анимайдан». В общем, сугубо академические размышления. Что закономерно, поскольку Майдан явно не завтра. Ведь, по словам Игоря Готлиба, известного левого активиста, в недавнем прошлом представлявшего движение «Альтернативы», ни предпосылок, ни резонов для революционных преобразований в РФ пока нет.

В прошлом десятилетии не раз предпринимались попытки создания коалиций, где наряду с левыми присутствовали бы «мелкобуржуазные» демократические организации, советские традиционалисты и какая-то часть либералов. Ничего из этого не получилось. Протестная энергия ушла в песок политических интриг. С тех пор всё катится по наклонной. «Я в данном случае выступаю как меньшевистский нытик и оппортунист, – самокритично признаётся Готлиб, – но, на мой взгляд, сейчас должна быть выработана некая компромиссная позиция, которая соответствовала бы компромиссу между разными буржуазными группировками, и в этом поле стоило бы работать. В то, что вот завтра массово поднимется трудовой народ и совершит революцию, я не верю».

PR20130506210356Развивая тему, один из лидеров Движения гражданских инициатив (ДГИ) Владимир Соловейчик проанализировал причины неудач левых. Почему за последние 15 лет им ни разу так и не удалось по-настоящему «оседлать протест»? Хотя бы на волне оптимизма антимонетизационных протестов середины 2000-х, когда в городские социальные движения подтягивались люди либеральных и леволиберальных взглядов. Но левые, уступали либералам и в медийности, и в организованности, и в ресурсах. В итоге, полагает Соловейчик, либералы движение перехватили и трансформировали его в «болотное». Теперь одни сидят в аппарате правительства, другие в советах директоров, третьи под домашним арестом. А те, кто исполнял при Навальном роль пехоты – в СИЗО и в колониях. «Вот классический результат совместных действий с либералами», – резюмирует Соловейчик. Тем временем либеральный «экономический блок» власти ведёт дело к полному демонстажу социальной сферы, а консервативные мракобесы из новых идеологических отделов насаждают «духовные скрепы» и полицейские порядки. Причём рука об руку. Соловейчик объясняет это общностью глобальной задачи – встраивания РФ в периферию мирового капиталистического рынка.

Власть научилась предотвращать возникновение ярких очагов протеста

Самую жёсткую полемику спровоцировал вроде бы отвлечённо-философский тезис «чем хуже – тем лучше». Тон невольно задал молодой активист ОКП Дмитрий Ковалёв, обмолвившись: «Но, к сожалению, поводов для окончательного разрушения «социалки», приватизации всего и вся, нет. Хотя, как только либеральная буржуазия войдёт во власть, она уничтожит все социальные гарантии».

скачанные файлыВласть научилась снижать социальное противостояние, не допускать возникновения ярких очагов протеста. Если надо, отдельных представителей буржуазии могут через прокуратуру нагнуть и заставить поступить с трудящимися «по закону». Как, например, произошло с владельцами ликвидированной сети фастфуда «Карлс Джуниор». На ситуации в целом это не отражается, но накал борьбы сбавляет.

«Революционной ситуации в стране нет. На нуле классовое сознание. Борьба идёт исключительно за свои узкие местные интересы – чтобы уволили не с 12-ю, а с 18-ю окладами. Поддержка национального лидера высока, – констатировал активист Ассоциации марксистских объединений Вячеслав Кузнецов. – Мы имеем дело с умной властью. Аварийный паровой клапан вовремя нажимается, напряжение спускается. МРОТ растёт. Пенсии индексируются. Сфера применения материнского капитала расширяется. Это замечательные демпферы… Наше оружие сегодня – только методичная кропотливая, самоотверженная работа. С тем, чтобы переломить сознание людей в нужную сторону».

Валерия Стрельникова, специально для «В Кризис.ру»

Общество

У партнёров