Эксперимент с дистанционным обучением в ряде российских городов подходит к концу. Мера, напрямую связанная с коронавирусной инфекцией, носила вынужденный характер. Москва как всегда впереди планеты всей: решение мэра Собянина возобновить занятия в школах и разблокировать транспортные карты школьников вступило в силу с понедельника. При новых случаях заражения допускается путь домой – введение временной дистанционки. Всё-таки решено подстраховаться. Если что-то пойдёт не так, можно дать задний ход.

С одной стороны, дистанционное обучение снизило физические нагрузки на школьников и студентов. Но есть сторона другая: виртуальное отупение, которое приходится замечать. Допущение ошибок в образовании может привести к самым тяжким последствиям.

Восстановление социальных карт дает учащимся право передвижения московским общественным транспортом. В официальных сообщениях говорится об автоматической разблокировке. Если возникнут технические накладки, можно обратиться в единую справочную службу, поясняет Иван Бутурлин, гендиректор ГУП «Московский социальный регистр». Не будем при этом забывать: блокировка-разблокировка карт и аккаунтов превращена в механизм контроля над населением. Но реальная жизнь диктуется простой необходимостью.

Защиту от короновируса, впрочем, никто не отменял. Временное дистанционное обучение допускается в случае выявления хотя бы одного случая COVID-19. Ранее министр просвещения РФ Сергей Кравцов заявил: главной задачей было сохранение здоровья детей, родителей и учителей. В прошлом году, продолжает Кравцов, совместная работа с регионами принесла свои результаты. Демонстрация министерских успехов выдержана в традиционных выражениях агитпропа. Количество участников онлайн-курсов и мастер-классов недавно отстроенного «Технограда» на ВДНХ превысило сто тысяч человек, рапортует пресс-служба департамента предпринимательства и инновационного развития столицы.

Руководство отчиталось о проведении в «Технограде» дистанционных мастер-классов по фотографии, графическому дизайну, звукорежиссуре, видеоблогингу, трёхмерной анимации, вебинаров и лекций по английскому языку, кулинарии, эстетике и косметологии. На виртуальных курсах можно было ознакомиться с теорией и практикой. Многие из указанных занятий сейчас в большой моде. Но рынок труда уже перенасыщен молодыми специалистами.

На днях появилась информация о самых высокооплачиваемых профессиях на дистанционке. Наиболее востребованы операторы колл-центров, физики, специалисты в области IT, продюсеры онлайн-курсов – их зарплаты составляют до ста тысяч рублей. Впрочем, хотя на интернет-сайтах имеется немало вакансий по данным профессиям, без опыта не так просто трудоустроиться.

Дискуссия в профессиональном сообществе не прекращается. Растут опасения перед новой волной COVID-19. Российские вирусологи Алексей Чепурнов и Алексей Аграновский полагают, что возвращение к очному образованию увеличит количество заболевших. Приходится выбирать: распространение болезни при снятии ограничений или выпуск недоучек при их сохранении. Издержки второго варианта могут быть значительными. Сохранить баланс между психологическими и медицинскими факторами непросто. Традиционные методы воздействия на дистанционке перестают работать. Внушения не сделаешь, родителей к директору не вызовешь. Простое выключение компьютера полностью обрубает весь контакт.

Тема дистанционного обучения резко выдвинулась на основных телеканалах и видеоблогах Ютьюба. Ролики, демонстрирующие поведение школьников, шокировали аудиторию. Контроль над поведением ребёнка в этих условиях осуществляется только родителями. Но полноценное воспитание невозможно без участия квалифицированных преподавателей. Классический пример – подросток, который присутствует на уроке виртуально и играет в танки на другом мониторе.

Проблема асоциальной зависимости от компьютера и Интернета стала актуальна задолго до пандемии. Широко известен ролик для программы «Дорогая, мы убиваем детей». Шестиклассник с явными чертами социопата ежедневно проводит по восемь часов в компьютерных играх с элементами насилия. Кончается тем, что мать вырывает провод из розетки и у школьника начинается истерика, вплоть до рукоприкладства. За кадром постоянно слышна нецензурная брань. Понятно, что в большинстве случаев дело не доходит до таких крайностей. Но сплошь и рядом родители знакомы с данным явлением.

Так или иначе, решения по дистанционке нечётки. Метания из крайности в крайность где-то неизбежны. Минусов явно больше. Для миллионов школьников эксперимент обернулся негативными последствиями. Хотя, конечно, рано делать выводы. Как говорил Мао Цзэдун на 170-летие Французской революции.

Юрий Сосинский-Семихат, специально для «В кризис.ру»

У партнёров