Дело «Оборонсервиса» медленно, но неуклонно превращается в мыльную оперу. Выведенная на первый план бизнесвумен-оборонщица, поэтесса, певица, художница и просто красавица продуманно играет в ней главную роль. Возможно, публике предстоят очередные части элитарного судебно-марлезонского балета.

bigflat1Главная военная прокуратура выступила против снятия ареста с недвижимости и другого имущества Евгении Васильевой. Представитель надзорного ведомства в Пресненском суде Москвы заявил, что данный шаг ведомство считает преждевременным. Параллельно представитель Следственного комитета РФ сказал, что в настоящее время проверяется причастность бывшей чиновницы Минобороны к другим преступлениям по делу о хищениях при продаже военного имущества. Адвокаты же просили о полной имущественной «реабилитации».

В итоге суд отказался снять арест с активов экс-чиновницы, за исключением 36 картин и банковского счета на 10 млн рублей. С учётом образа жизни гламурной воровки – ей оставили немного на шпильки. Постараемся понять, с чем мы имеем дело на этот раз.

Пожалуй, лучше всех эту историю охарактеризовала уполномоченный по правам человека в России Элла Памфилова. Её слова: «Начало истории «Оборонсервиса» постыдно, окончание — шокирующе» – можно высечь на камне. На волне всенародного возмущения она даже пообещала обратиться к президенту Путину («вот приедет барин, барин нас рассудит»). Правда, человекозащитница, судя по всему, слегка ошиблась. Сценарием явно предусматривались последующие сезоны всероссийского реалити-шоу.

В рамках уголовного дела Васильевой было арестовано пять объектов недвижимости – две не самых простых квартиры в Санкт-Петербурге и одна, ставшая всем известной, с тапочками Анатолия Сердюкова, в Москве. Плюс банковские счета, драгоценности, предметы искусства. Подразумевалось, что это имущество пойдет на компенсацию материального ущерба.

С его суммами сразу же стали возникать неувязки. Например, в прошедшем мае они волшебным образом сжались с первоначальных 3 млрд рублей до 550 млн. Попутно от дела самой Васильевой и её подельников отваливались эпизод за эпизодом. Порой создавалось впечатление, что материальные претензии к ним как бы подгонялись к тем активам, которые у главной фигурантки есть «на кармане». В итоге стороны сошлись на 216 млн рублей. Которые немедленно и выложил Николай Васильев – отец осужденной и вообще человек весьма небедный. При этом установленная судом сумма ущерба, который причинила государству непосредственно одна только Васильева, составила почти 647 млн рублей. Как эти суммы коррелируют друг с дружкой, осталось загадкой. Однако после перевода денег формальных оснований для ареста имущества не осталось.

bigflat2О молниеносной отсидке Евгении Васильевой, которая вроде сопровождалась прогулками по московским бутикам, особо говорить нечего. Напомним лишь, что в июле приговор – 5 лет в колонии общего режима – уже в августе превратился в условно-досрочное освобождение. Зачли домашний арест, под которым дама успевала музыкальные клипы записывать. Процесс сопровождался массой нарушений установленного порядка и вообще выглядел, мягко выражаясь, некрасиво.

Однако наличия в РФ двух правосудий – для «бояр» и «смердов» – ещё никто не отменял. При этом остальные четверо фигурантов дела: Юрий Грехнев, Лариса Егорина, Ирина Егорова и Максим Закутайло — продолжают почивать на нарах.

Казалось бы, тема закрыта. Но вот новый поворот. Который слегка отдает элементами садизма. Человек уже начал вдыхать полной грудью воздух свободы, собирался с головой окунуться то ли в шоу-бизнес, то ли в индустрию моды, и на тебе. Впрочем, не станем торопиться. Официальную версию случившегося озвучила судья Татьяна Васюченко. Арест на имущество Васильевой был наложен в рамках главного дела о хищении активов минобороны, поэтому не может быть снят до окончания расследования этого дела. А сроки предварительного расследования по делу о хищениях в «Оборонсервисе» продлены до 8 ноября 2015 года.

Неясно, что ещё собираются вменить в вину Васильевой. Понятно, что наворовали там на солидные суммы, но какие конкретные эпизоды «пришьют» ей, если это случится вообще – широкой публике неизвестно. «Пробивка» на причастность к криминальным эпизодам – дело трудоемкое и многовариантное.

Зато другое ясно: как в бразильском сериале – жертвы ради любви. Соратница прикрыла экс-министра. Российские домохозяйки, считающие копейки при подходе очередных коммунальных платежей, могут отключать утюги и прилипать к экранам телевизоров.

Николай Кольский, «В кризис.ру»

в России

У партнёров