17 мая 1946 года родилась Галина Старовойтова. Сегодня она отмечала бы 75-летие. Но случилось иначе. Судьба петербургской «железной леди в стоптанных туфельках», её трагическая гибель отразили драму перемен. Галина Васильевна – из людей-символов российской исторической судьбы. Её нет почти четверть века. Её образ и имя и сегодня в фокусе жёсткой борьбы. Пока торжествуют те, кто были её врагами. Но она-то знала, как резко и внезапно меняется соотношение сил вместе с ходом истории.

Галина Васильевна Старовойтова родилась в Челябинске. Конспирологи выискивали у неё еврейские корни, но сама она говорила: «Я не имею чести принадлежать к великому еврейскому народу».  Отец Василий Степанович Старовойтов (1919–2002) – из белорусских крестьян («стары войт» означает – староста села). Родной хутор на Гомельщине сожгли во время войны. Мать Римма Яковлевна Потапова (1923-2010) – из семьи есаулов Уральского (Яицкого) казачьего войска.

Василий Старовойтов – инженер-конструктор, доктор технических наук. Работал на челябинском «Танкограде», где за войну было выпущено почти 20% советских танков и самоходок – 18 тысяч машин. Лично тестировал самоходки СУ-152 в боях на Курской дуге. С началом космической эры, в 1960-1971 годах был директором ленинградского ВНИИ-100 (ныне ВНИИТрансмаш), где кроме танков конструировались первые советские луноходы.

В 1948 году семья переехала в Ленинград (здесь родилась младшая сестра Галины – Ольга Старовойтова). Имя Галины Старовойтовой теперь носит её родная школа № 397 у Кировского завода. Не доучилась на инженера в Военмехе, окончила психологический факультет ЛГУ. Среди хороших знакомых студенческой юности были Александр Журбин, Сергей Довлатов, Иосиф Бродский.

После университета – аспирантура Института этнографии  Академии наук СССР. Работа социолога на ленинградских заводах. Научные исследования в Кунсткамере. Этнографические экспедиции в Абхазию и Нагорный Карабах. В декабре 1987 года – переезд в Москву, на работу в Центр по изучению межнациональных отношений при Президиуме АН СССР.

Политическая звезда Галины Старовойтовой начала восходить в 1988 году, когда заявило о себе Карабахское движение. Считается, что именно она первой в среде русской интеллигенции поддержала право армян Карабаха на самоопределение и Миацум – воссоединение с Армении. Она назвала карабахский конфликт классическим примером трудноразрешимого противоречия между двумя фундаментальными принципами: правом народа на самоопределение и принципом территориальной целостности.

На карабахской волне в 1989 году Галина Старовойтова была избрана народным депутатом СССР от Еревана. Вместе с Андреем Сахаровым, Борисом Ельциным, Гавриилом Поповым, Юрием Афанасьевым, Аркадием Мурашёвым, Геннадием Бурбулисом создавала на легендарном Первом Съезде Межрегиональную депутатскую группу. Участвовала в работе правозащитной Международной Хельсинской группы и  политического клуба «Московская трибуна».

С места в карьер она сделалась крупным парламентским политиком. Доктринально стояла на позициях радикальной демократии: отрицание «руководящей роли КПСС», кардинальное переустройство союзной модели, равноправие республик, политический и гражданский плюрализм. Депутатский стиль Старовойтовой характеризовался как «острота подходов» и «конструктивная жёсткость». И обладала важными отличительными чертами. Во-первых, она была реально популярна в электоральных массах. Баллотироваться в одном с ней округе было безнадёжным делом. Во-вторых, она умела выступить резко, всегда была готова к конфликту и как правило побеждала. Но – в конфликте идейном, законном, парламентском. Не иначе. Галина Васильевна была совершенно европейским политиком в не слишком европейской стране.

В 1990 году союзного парламентария от Армении избрали народным депутатом РСФСР от Ленинграда. Вскоре Галина Старовойтова стала советником Бориса Ельцина, тогда председателя Верховного Совета РСФСР. По «национальному вопросу». Который остро стоял на повестке дня в условиях этнических конфликтов и «парада суверенитетов».

Та же чеченская трагедия не обошла стороной и Старовойтову. В январе 1991 года, когда лилась кровь у телецентра в Вильнюсе, улицы столицы Литвы патрулировали солдаты полковника Аслана Масхадова, начальника артиллерии Вильнюсского гарнизона. Как вспоминала Старовойтова, Борис Ельцин тогда посещал Таллинн, откуда отправился в Ленинград. На машине, которую предоставил служивший в эстонском Тарту генерал Джохар Дудаев. Накануне первой чеченской войны в 1994 году Старовойтова безуспешно пыталась встретиться с Дудаевым. Но было уже поздно: линия связи между Москвой и Грозным отключилась.

19 августа 1991 года, когда в Москве начался путч ГКЧП, Галина Старовойтова встретилась в Лондоне с Маргарет Тэтчер. Когда СССР доживал последние дни, СМИ всерьёз прочили Старовойтовой в новой России пост гражданского министра обороны. Это, положим, было перебором. Но её позиции в президентском окружении поначалу смотрелись прочными. Она действительно была нужна Ельцину. И как специалист в своей сфере, и как упорный, «таранный» политик, способный держать курс. Казалось, наступает время реализации её проектов. Но этого не произошло.

Влияние «межрегиональной» демократической интеллигенции на первого президента России оставалось очень ограниченным и недолгим. В своей политике Борис Ельцин сделал ставку совсем на другие силы. Уже в ноябре 1992 года Галина Старовойтова перестала быть его советником. При том, что она держалась в новой российской власти дольше и эффективнее большинства своего круга. Но политика для неё состояла не в карьере, а в идее, в продвижении принципов. Если блокировалась суть, кресло для неё теряло смысл.

Понимая, что и почему происходит,  декабре 1992-го Галина Старовойтова внесла в российский парламент законопроект  «О запрете на профессии для проводников политики тоталитарного режима». Документ предусматривал поголовную люстрацию всех членов КПСС, штатных сотрудников и агентов КГБ. Характерно, что с этой инициативой выступила именно она. Но было поздно.

Из власти она ушла, но в политике осталась. Как сопредседатель движения «Демократическая Россия», потом – председатель одноимённой федеральной партии. Идейно и политически Старовойтова была либералом. Но либералом не в нынешнем расплывчатом понимании, а близко к изначальному значению убеждённости, активности и деловой резкости («свобода – дама рисковая»).

Парламентская карьера Галины Старовойтовой ненадолго прервалась в октябре 1993 года, после разгона Съезда народных депутатов РФ. Но уже в декабре 1995 года сопредседатель движения «Демократическая Россия» была избрана депутатом Госдумы от 209-го Северного одномандатного округа в Петербурге. А в январе 1996-го Старовойтова стала первой в истории России женщиной, которая пыталась баллотироваться в президенты РФ.

Галина Старовойтова оставалась знаковой фигурой и самым активным практиком бескомпромиссной радикал-демократии. Но её личная активность и популярность была гораздо выше показателей её движения и партии. Во второй половине 1990-х массовая прежде «Демократическая Россия» превратилась в салонно-кабинетную организацию, практически без сети ячеек и актива. Старовойтова пыталась изменить это положение.

В Петербурге демороссы заняли свою нишу. На выборах-1998 в городское Заксобрание второго созыва выдвинулись десять кандидатов от блока «Северная столица» (среди них, кстати, был Виталий Милонов – тогда доверенный помощник Старовойтовой, о чём теперь не очень любит вспоминать).

Сама Галина Васильевна собиралась участвовать в выборах губернатора Ленобласти. По мнению её соратников, такая перспектива была вполне реальна. Особенно если бы её соперникам стал Владимир Жириновский. Лидер ЛДПР был главным противником Старовойтовой, и своего мнения о нём она никогда не скрывала. Эти отношения у Старовойтовой складывались даже хуже, чем с КПРФ. Хотя и коммунистический спикер Госдумы Геннадий Селезнёв был её постоянным оппонентом.

Конфликт Старовойтовой с ЛДПР и её лидером где-то выходил за рамки парламентского оппонирования. Тут были не только политические противоречия и идеологическая несовместимость. Тут – яростно-непримиримое столкновение ценностей и смыслов. «Различие в понимании самих основ жизни» (как говорил по другому, но в сущности близкому поводу Юрий Власов). Не говоря о том, что доскональное знание думских дел  позволяло Старовойтовой владеть большими объёмами довольно «взрывной» информации.

Жизнь Галины Васильевны оборвалась вечером 20 ноября 1998 года. В тот роковой день она прилетела из Москвы. В аэропорту Пулково её встретил доверенный помощник Руслан Линьков. Сначала они навестили родителей депутата, в квартире на улицы Чекистов. Затем поехали в дом № 91 на канал Грибоедова. Двое киллеров ждали в парадной. Лидер «ДемРоссии» была расстреляна из югославского пистолета-пулемёта Agram. Линьков получил тяжёлые ранения.

Следствие  длилось почти семь лет. В итоге осуждены организатор убийства бывший прапорщик ГРУ Юрий Колчин (20 лет заключения), исполнитель Виталий Акиншин (23,5 года), сообщник Игорь Лелявин (11 лет). Второй исполнитель Олег Федосов бесследно исчез.

Осуждённые работали в охранной фирме «Благоверный князь Александр Невский». Владел этой конторой криминальный авторитет и депутат Госдумы от фракции ЛДПР Михаил Глущенко, близкий парламентский (и не только) сподвижник Жириновского. Он был обвинён как «соучастник организации убийства» и предстал перед судом. Свидетелем защиты Колчина выступал сам Владимир Жириновский. Он отрицал всякую причастность ЛДПР к преступлению, но при этом заявил: «У всех демократов прозападной ориентации есть только три дороги – тюрьма, могила и эмиграция». По иронии судьбы, Жириновский – одногодок Старовойтовой, свой 75-летний юбилей он отметил три недели назад.

Судебные решения по делу об убийстве Старовойтовой имели явный пробел. Оставалось неясным, кто и для чего направил убийц. Могло даже показаться, что этот вопрос специально не акцентируется, дабы кого-то не огорчать. К тому же политическое развитие двинулось таким путём, что хамски-мракобесное высказывание Владимира Вольфовича превратилось чуть не в государственную политику. Особенно с 2014 года.

Но в том самом 2014-м Глущенко (к тому времени осуждённый за вымогательство $10 млн и подозреваемый в организации тройного убийства) внезапно «назвал заказчика». Он объявил, что убийство Старовойтовой якобы поручил ему Владимир Барсуков (Кумарин) – известный как лидер некогда влиятельной «тамбовской бизнес-группы» и даже «ночной губернатор» Петербурга. К тому времени Барсуков почти семь лет находился в заключении, ныне уже почти четырнадцать.

За эти годы Барсуков осуждён по четырём делам – за «организацию покушения» на петербургского магната-миллиардера, «рейдерские захваты», «вымогательство» и «организацию преступного сообщества». Юристы и медиа-комментаторы многократно отмечали чрезвычайную шаткость доказательств по всем обвинениям. Собственно, по самому громкому из дел – о покушении – суд присяжных Барсукова оправдал, и осудить его удалось только со второго захода. Но не раз отмечалось и другое: явно политический характер преследований «ночного губернатора». Показательная расправа должна всем отбить желания выстраивать альтернативные общественные системы и спорить с чиновно-чекистской вертикалью.

В 2015 году суд приговорил Михаила Глущенко к 17 годам заключения. Как организатора убийства Старовойтовой. Осуждённый был явно недоволен. Похоже, он полагал, что показания на «заказчика» полностью его очищают. Так или иначе, других улик против Барсукова не было и нет. Однако с апреля 2019 года Владимир Барсуков обвиняется как ещё один «организатор убийства». И ждёт очередного процесса. Даже двух – заодно уж его обвиняют в убийствах друга Георгия Позднякова и партнёра Яна Гуревского. Кстати, четыре дня назад Московский горсуд постановил взыскать со Следственного комитета РФ 130 тысяч рублей в пользу подследственного Барсукова. По иску о превышении всех сроков расследования убийств Позднякова и Гуревского, совершённых 21 год назад. Бывают ситуации, когда даже современная юстиция РФ не находится, что ответить.

Но припечатать решено по полной. Ни много ни мало – именем Старовойтовой. Но никак не складывается мотив. Попросту говоря, не придумывается, поскольку никаких конфликтов со Старовойтовой, даже потенциальных у Барсукова не имелось. Глущенко посоветовал следователям искать мотив самостоятельно. Наскоро решили, будто целью являлось бескорыстное угождение неизвестному заказчику. Кто-то жаждал лишить Старовойтову жизни из-за её политической позиции. Признаем: таких действительно хватало. Но почему их не установят и не назовут? Не потому ли, что политическая позиция Старовойтовой несовместима с нынешней идеологией власти и ЛДПР?

Именем Галины Старовойтовой в Петербурге названы сквер и её родная школа. Действуют фонд и музей. По случаю «коронного юбилея» анонсированы фильм о ней и альбом с её редкими фотографиями. В Центральном доме литератора в Москве сегодня пройдёт вечер памяти.

Галина Старовойтова была убеждённым антикоммунистом. Чего стоил законопроект о люстрации. Как политик она выдвинулась на волне революционных перемен. И потому к ней, наверное, применимы слова большевика Ленина: правящим кругам выгодно превращать мёртвых революционеров в безвредные иконы. Выгодно и использовать в режимных целях имена людей, которые с гневом бы это отвергли.

Каждым своим словом и делом Галина Васильевна боролась против того, что мы видим сегодня. За это и поплатилась жизнью. Но гибель бывает и преддверием победы. Через годы трудной борьбы. Если хранятся идеи и память.

Сергей Парамонченко, специально для «В кризис.ру»

Общество

У партнёров