По урнам разбросали. По электронкам заслали. «Оценивает весьма и весьма позитивно» – Песков это о Путине, а Путин о выборах. Кто бы сомневался. Игра опять удалась, уже почти обсчитали. «Будут представлены восемь партий» – с чувством законной гордости отчитывается Памфилова о составе новой Госдумы. Пять по спискам, три по округам. Вот так, не при коммунистах живём! «Главное – конкурентность и открытость» – продолжает Песков цитировать шефа. Сам же Путин говорит о другом.

«Правоохранительные органы сделают всё, чтобы расследовать это ужасное преступление» – сказал президент на встрече с председателем Центризбиркома. Речь не о выборах. О расстреле в Пермском университете. Шесть убиты. Двадцать четыре ранены. Тимур Бекмансуров, социопат, подобный недавнему казанскому стрелку, ранен в перестрелке и схвачен случайно находившимися рядом сотрудниками ДПС. Младший лейтенант Константин Калинин и старший лейтенант Владимир Макаров представлены к награждению.

Перед выходом Бекмансуров успел сообщить в соцсетях, что не террорист и не экстремист. Пермская трагедия случилась сегодня утром. И как-то перекрыла, перегородила увлекательные новости о скачущих процентах, рваных бюллетенях и ломаных урнах. Ужас реала без политики показал цену политическим фейкам. Какими бы «конкурентными» или «умными» эти фейки ни назывались.

Но всё-таки.На момент этой публикации информация о результатах голосования такова. Явка натянулась до 51,7%, и это власти записывают себе в основной успех. Почти четырёхпроцентная прибавка по сравнению с выборами 2016-го, когда победа досталась «отрицалову»: тогда выборы не досчитались больше половины российских избирателей. Именно бойкот – пусть пассивный, неартикулированный, «ватный»; такой в чём-то ещё опаснее – создавал подлинную проблему для режимной легитимности. Если, конечно, рассматривать это понятие применительно к обнулённому год назад государству.

Эту проблему решили. Где-то административным ресурсом. Где-то электронными новациями. А где-то, как нередко бывает, помогла оппозиция. Убедившая шибко «умным» голосованием многих своих сторонников включиться в режимный ритуал.

Но даже при повышенной явке итог трёхдневного голосования (Аркадий Бабченко показательно оговорился, назвав его трёхмесячным) не назвать триумфом хозяев. Такого вала манипуляций под столами, кажется, не видали даже и у нас. Пальма первенства за Северной столицей, однако именно в этом трудно вообразить уникальность. Уже понятно, что государственно-политическая афера в начале 2020-го задумывалась ими не зря. Без спецмероприятий система едва ли теперь удержится.

«Единая Россия» получила (если не от избирателей, то от Центризбиркома) красочную цифру 49,9%. «Правящая партия» (есть по ЕР такая потешная формулировка) потеряла около четырёх процентов, но сохраняет в Госдуме конституционное большинство. Законоштамповочный аппарат при президентской администрации остался исправен. Компартия РФ повысила показатель с менее 14% до почти 19%, но в данном случае это ничего не меняет. Навальному спасибо зюгановцы всё равно не скажут.

«Справедливая Россия», которая теперь «За правду», собрала 7,4% вместо 6,2% пять лет назад. Понятно, что Прилепин припишет это исключительно себе и своему наци-сталинистскому эпатажу. Что будет неточно, ибо и в этом скромном приподнятии  велика доля всё того же «УГ». Чего не сказать об ЛДПР, потерявшей без малого половину электората: 7,5% вместо почти 14%.

И наконец, пятая партия, пробившаяся в Думу впервые за восемнадцать лет и пять электоральных циклов: «Новые люди» Нечаева, бизнесмена косметического кластера. 5,3% – это, конечно, немало. Но это не повод рассуждать про «интерес Кремля к креативной молодёжи», «поворот лицом к бизнесу», «проявление либеральной тенденции в элите» и т.п. Даже о «вЕдРе с человеческим лицом» рассуждать пока рановато. Филиал вЕдРа – да, без сомнения. Но чтоб какие-то выраженные отличия… Очевидно одно: Кириенко как замглавы АП ещё раз доказал весомость собственного ресурса. Проект сдан – проект принят.

И конечно, никакое «Яблоко» в Охотный ряд не закатывается. Не касаясь достойных активистов этой партии, отметим стратегический провал Явлинского и его группы. Мудра всё-таки поговорка, пошедшая от античного принципа «Рим предателям не платит». 1,3% вместо 2% на прошлом голосовании. Статистическая погрешность, конечно, но заметим: призыв Явлинского не голосовать за его партию всё-таки возымел действие. Кто-то, значит, к нему ещё прислушивается. За ЕР оставлены 199 одномандатных округов из 225. Демонстративно, по-наглому растоптаны все расчёты оппозиции. В Москве таранный удар нанесён электронным голосованием. Только таким образом муж Скабеевой опередил демосоциалиста Михаила Лобанова, разгромно проиграв по голосам живых избирателей на участках. Марина Литвинович проиграла вместе с Анастасией Брюхановой – их междоусобица не помешала Галине Хованской из «списка Собянина». В Петербурге не прошёл в Думу Борис Вишневский – можно сказать, ни один из.

Алёна Попова – активистка борьбы против домашнего насилия и сети «ТыНеОдна» – уступила по процентам домостроевскому секретарю ЦК КПРФ Обухову. Фантастически умно поддержанному через «УГ» (якобы «больше шансов»). Но беспринципность не обязательно ведёт к успеху. Обухова без особых проблем сделал в округе Вассерман, продвигаемый собянинской мэрией.

Всех этих людей можно теперь поздравить. Если откровенно. Во время кампании не принято было говорить очевидное, так хоть сейчас произнести банальность: «парламентский» мандат в современной РФ есть клеймо коллаборантства. Никто иной по определению не может быть пропущен в Госдуму. Не попавшие на эти скамьи сохранили честь, лицо и репутацию. Несмотря на все усилия потерять. Обречённые отначала.

Переутверждены на своих постах первые лица в девяти регионах. В том числе Кадыров в Чечне – 99,7%. И Дегтярёв в Хабаровском крае – здесь проценты не имеют значения. Кто-кто, но он победить не мог. Но именно Хабаровску показывают место «с исключительной дерзостью и цинизмом» (подходящая формулировка из советских уголовных дел). Есть за что мстить после пережитого страха.

«Сколько было страстей, размежеваний, моральных дилемм! Пока всё это не прихлопнули большой мухобойкой. Смысл «выборов» в РФ не волеизъявление, а его противоположность. Унижение миллионов. Демонстрация безнаказанности. Показательное уничтожение остатков репутаций. Торжество коррупции в национальном масштабе» – пишет заблокированный оппозиционный ресурс, и тому не найти возражений.Устойчивы стереотипы десятилетий. Основательно раскачал Михаил Сергеевич, мощно продолжил Борис Николаевич, да и Владимир Владимирович поначалу не слишком мешал. Привыкнуть к свободе, выбору и достоинству можно легко и быстро. А когда отнято – сами не озаботились вовремя остановить – многие предпочитают застрять в полувиртуальном межвременье.

Отказываясь верить своим глазам и себе самим. Придумывая, как «власть меняется на выборах», как «важно, чтобы в Думе было хоть несколько приличных людей». Изобретая, как разозлить Путина своей умностью. Например, отказывая в поддержке Алёне Поповой и голосуя за Обухова против Вассермана (хорошо, что безрезультатно: в данном конкретном случае уж лучше Вассерман). Много чего, оказывается, можно придумать. Миру и курам на смех. Пока не начинаются более серьёзные вразумления.

«Привычка свыше нам дана: замена счастию она». Своевременная замена. Или проще: «А всё чтоб на субботник не идти». Но так придётся вообще никуда не ходить. Или всё-таки двигаться в реальность.

Виктор Фролинский, специально для «В кризис.ру»

Общество

У партнёров