Февраль, безусловно, войдёт в историю мировой экономики хотя бы причине того, что с 1 февраля вступило в силу Соглашение об экономическом партнёрстве (СЭП или EPA) между, как говорили в советские времена, «двумя центрами международной капиталистической системы» ― Европейским Союзом и Японией. С учётом того, что на ЕС и Японию приходится 635 млн жителей, около 40% мировой торговли и примерно 30% глобального валового продукта, это соглашение, на самом деле, имеет всемирно-историческое значение.

Оно разрабатывалось двумя сторонами семь лет и в итоге было подписано в июле прошлого года. К концу 2018 года и национальный парламент Японии, и Европейский парламент ратифицировали СЭП. По мнению доктора экономических наук, профессор НИУ ВШЭ Алексея Портанского, эта договорённость «становится самым  крупным соглашением о свободной торговле как для Японии, так и для ЕС».

Важно, что ни ЕС, ни Япония не отказались от перспективы данного соглашения несмотря на жёсткие атаки Вашингтона против самого режима свободной торговли во имя защиты американских производителей. Тем, что с 1 февраля СЭП вступило в силу, Брюссель и Токио подтвердили свою приверженность принципам свободных рынков и упразднению тарифных ограничений.

Эффекты вступившего в силу соглашения колоссальные. Многие десятилетия между Европейским сообществом и Японией шла жёсткая конкуренция и даже велись реальные коммерческие войны в тех или иных секторах экономики. Теперь же, после вступления в силу договорённостей, японцы отменяют для ЕС тарифы на 94% производимых у себя товаров,  тогда как Евросоюз и вовсе отказывается от пошлин на 99% произведённых в его странах товаров.

Япония последовательно открывает свой рынок для европейской сельскохозяйственной продукции, в частности, свинины, говядины из ЕС, так же как произведённых на европейской территории различных вин и сортов сыра. Конечно, в наиболее «чувствительных» секторах высвобождение от пошлин будет происходить постепенно. Скажем, пошлины на автомобили будут отменяться в несколько приёмов в течение 8 лет, на электронику – 6 лет. Переходные периоды в ряде сфер растянут аж до 15 лет. Но с учётом того, сколь большое значение имеет для двух сторон уровень совместной торговли (в 2017 году взаимный товарооборот между Японией и Евросоюзом составлял $129 млрд, при этом с положительным коммерческим сальдо для Японии!), это всё-таки уже детали.

Суть и основная часть СЭП не связана только с промышленными и сельскохозяйственными товарами. Соглашение направлено на либерализацию рынка услуг, на японский рынок (и наоборот, конечно) получат доступ европейские компании, специализирующиеся в финансовой, транспортной, телекоммуникационной областях. В СЭП также зафиксированы принципы соблюдения более высоких стандартов в сфере трудовых отношений, окружающей среды, защиты потребителей. С учётом того вклада, который вносится Европейским Союзом в НИОКР, немаловажным пунктом СЭП следует считать положение о взаимном признании авторизации номеров моделей и гармонизации патентов и стандартов. Профессор Лондонской школы экономики Хосук Ли-Макияма убеждён, что «потребители увидят лучшую конкуренцию и, следовательно, лучшую продукцию по лучшей цене.»

Несмотря на длившиеся в прошлом между Европейским сообществом и Японией «коммерческие войны», организации крупного капитала (как банковского, так и промышленного или сельскохозяйственного) и в ЕС, ив Японии активно поддержали заключение соглашения. Более того, на протяжении семи лет непростого переговорного процесса представители бизнес-сообщества от двух сторон в качестве экспертов принимали участие в подготовительных работах по выработке взаимного соглашения.

С учётом того, что и в Европарламенте, и в японском парламенте текст СЭП был ратифицирован без больших проблем, важно сказать о широкой политической поддержке данного договора. В Японии консерваторы из Либерально-демократической партии обладают абсолютным большинством мандатов в нижней палате законодательного органа, так что проблем с ратификацией СЭП изначально не было. В рамках же ЕП наиболее последовательно поддержали европейско-японское соглашение консеваторы, правоцентристы и либералы.

Есть, конечно, у СЭП и оппоненты. В Японии это прежде всего коммунисты (ведущая на сегодня левая партия в стране) и экологисты. В ЕС радикальные левые также возражают против данного соглашения, но в западноевропейских государствах заметно слыщны и голоса недовольства со стороны крайне правых сил, утверждающих, что открытие европейских рынков для японцев может привести к гибели ряда секторов европейской экономики, в том числе автомобилестроения.

В то же время, политическая элиты с двух сторон торжественно встретила 1 февраля. Председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер квалифицировал СЭП как «открытое, честное и основанное на правилах торговли» комплексное соглашение. В свою очередь, министр экономики Японии Хиросигэ Сэко заявил о том, что запуск японо-европейского соглашения «позволит создать в Японии 300 тысяч рабочих мест и увеличить ВВП на $45 млрд».

Разумеется, запуск СЭП следует рассматривать в глобальном контексте. В то время, когда трамповская администрация, исходя из собственных интересов и неопротекционистских подходов, занята переписыванием торговых соглашений с североамериканскими странами и Республикой Кореей, Брюссель и Токио действуют в пользу курса на дальнейшую либерализацию рынков и продвижение экономической глобализации. Именно в этом русле следует рассматривать вступившие недавно в силу Соглашение о партнёрстве 11 тихоокеанских стран или соглашение о зоне свободной торговли между ЕС и Канадой. И всё это говорит о том, что роль «лидера капиталистического мира» скоро может стать вакантной. Просто в силу того, что США могут самоизолироваться от тех процессов, которые происходят на мировой «рыночной» арене.

                                               Роман Рудин, специально для «В кризис.ру»

У партнёров