Недавнее утверждение председателем Европейского совета – вторая должность в иерархии ЕС после главы Еврокомиссии –  премьер-министра Польши Дональда Туска не очень образовало Кремль. И не только потому, что атлантист Туск критически относится к внешней политике Москвы. Новый глава коллегии европейских президентов и премьеров является также принципиальным поборником энергетической независимости Евросоюза. Не зря его называют «крёстным отцом Европейского энергетического союза». Процесс создания евроэнергосоюза был пущен летом текущего года во многом с подачи польского праволиберального польского правительства.

tuskДональд Туск уже давно в своих публичных выступлениях обращает внимание на то, что «Россия не продаёт свои ресурсы дёшево – по крайней мере, не для всех». С учётом углубления кризиса на «украинском направлении» и реальных вариантов перекрытия газопоставок из РФ,  призывы Туска противостоять российской газовой монополии находят всё больше сторонников.

Так, президент Франции Франсуа Олланд считает, что «проект Туска позволит Европейскому Союзу проводить более независимую и последовательную политику в сфере энергетики». Принципиальную поддержку высказывает и канцлер Германии Ангела Меркель. Ещё более чётко поддерживают данную идею лидеры стран Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ).

Что же такое Европейский энергетический союз «по Туску»? Подход нового председателя Европейского совета базируется на шести опорных пунктах. Во-первых, Туск предлагает построить более эффективный механизм «газовой солидарности» на случай гипотетических приостановок поставок русского голубого топлива. Второй тезис заключается в том, что необходимо увеличивать объёмы финансирования европейской инфраструктуры, прежде всего в странах  ЦВЕ. Третий: организация и обеспечение общих закупок энергии и солидарной ответственности стран-членов за такой процесс. В-четвёртых, польский политик предлагает «реабилитировать» уголь как энергоисточник: «Польша много лет показывает, что уголь может давать гарантии энергетической безопасности». Пятая реперная точка – сланцевый газ: «Мы по-прежнему будем продвигать в ЕС интерес к сланцам, чтобы и другие государства вошли в клуб тех, кто желает делать бизнес на сланцевом газе». Наконец, заключительный элемент Европейского энергетического союза видится Дональду Туску через призму радикальной диверсификации поставок энергии и газа, в том числе через опцию импорта сжиженного природного газа (СПГ) из Соединённых Штатов. В общем, главный посыл польских энергоинициатив заключается в том, чтобы единая Европа совершила последовательный и системный переход к энергетической независимости. И прежде всего к независимости от России.

Некоторые польские политологи считают, что не в последнюю очередь данные идеи Туска имеют электоральную подоплёку. На последних евровыборах «Гражданская платформа» Туска, лишь чуть-чуть опередила соперников из правоконсервативной партии «Право и справедливость». В целом же  майские выборы показали стабильный рост правых настроений в обществе: сегодня Польша является, пожалуй, самой «правой» в электоральном (и не только) плане страной Евросоюза. «На следующих законодательных выборах нет никакой гарантии новой победы правых либералов над ещё более консервативными партиями», – отмечает польский эксперт Анджей Щесняк. В такой ситуации разыграть очередную карту, имеющую антироссийский подтекст, политически правильный ход. Даже если сам Дональд Туск вынужден будет, переехав в Брюссель, отказаться от премьерского поста и должности председателя своей партии. Но очевидно, что он сохранит очень сильное влияние на политическую жизнь своей страны.

vetroenЧто же касается самой стратегической цели достижения энергетической независимости пространства ЕС… В принципе, эта стратегия пользуется сегодня поддержкой почти всех ведущих политических сил Евросоюза – от зелёных до правых популистов. Но реальность такова, что «Европа 27-ми» объективно бедна энергетическими ресурсами. По официальной статистике Евростата, сейчас ЕС импортирует 53% необходимой энергии. Особенно зависимость ЕС видна по сырой нефти (90%) и природному газу (две трети), но даже по углю и ядерному топливу она составляет 40-42%. При этом, допустим, 30% всего потребляемого в ЕС газа приходит в Европу из России. Что же касается перспектив импорта СПГ, то если в 2011 году его доля в «корзине» энергетического импорта Европы составляла почти 20%, то в 2013-м она снизилась до 13%. Сейчас Европейский Союз тратит на приобретение зарубежных энергоносителей более миллиарда евро в день (!).

Очевидно, что продвигаемый Польшей энергетический союз для ЕС – проект потенциально нужный, даже необходимый. Другое дело, что его реальный запуск растянется на многие годы и завершится, видимо, уже тогда, когда Дональд Туск покинет свой кабинет и в Брюсселе.

Эрик Крещенский, специально для «В кризис.ру»

в Мире

Энергетика

У партнёров