На каникулах не принято думать о грустном, и информация о попадании России в первую пятёрку кандидатов на дефолт прошла довольно спокойно. Но началась рабочая неделя. Теперь придётся сосредоточиться. Доходность российских гособлигаций пугающе высока. 7% в наше время уже сопоставимы с вакханалией ГКО-1998. Суверенный кредитный рейтинг РФ устремлён к «мусорному уровню». И хотя рейтинговые агентства давно и жёстко критикуются за тенденциозность, эффекта прогнозов никто не отменял.

fikriz«Одна из причин возможного понижения рейтинга – резкое снижение гибкости денежно-кредитной политики страны», – информирует РБК о сообщении агентства S&P. Переломным периодом международные эксперты считают октябрь-декабрь 2014 года, когда падение мировых цен на нефть девальвировало рубль вплоть до обвала 16 декабря. Создалась новая экономическая ситуация с устойчивой тенденцией к долгосрочному ухудшению. В объяснение обычно приводится удешевление нефти, иногда международные санкции. То и другое имеет значение. Но не ключевое. Первооснова – в политике, на службу которой поставлена сырьевая экономика. Финансовая система, полтора десятилетия заточенная  на экспортный сверхдоход (можно сказать, подаренный случайной погодой), не выдерживает перегрузок от бюрократической вертикали и державной агрессии.

Нефть тем часом уверенно идёт на понижение. Настолько, что на днях ухитрилась обанкротиться фирма WBH Energy, занимавшаяся в Техасе добычей сланцевых энергоносителей. Даже они уже не находят рентабельного сбыта. Конечно, WBH – структура далеко не доминантная. Но сигнал показателен – даже концептуальная инновация на топливном рынке уже не гарантия.

fikriz4Февральские фьючерсы на нефть разных марок торгуются вокруг $50. Российская добыча выходит на рекорд. Чтобы получать меньше, продавать приходится больше – вот это бизнес. Наращивает производство Ирак, постепенно превосходя добычу и продажу времён Саддама Хусейна – деньги, как и Саддаму, нужны для войны. На таком фоне Саудовская Аравия даже позволила себе повысить отпускную цену на высшие сорта. Эр-Рияд предпочитает снижение организованное и поэтапное, не переходящее в ценовой обвал.

Шейхи находят для себя прибыльные лазейки. Для Москвы таких ходов нет. Единственный как бы козырь – снабжение Китая. Экономика КНР действительно рассматривается как сильнейший фактор ценовой динамики, по закупкам нефти она уже опередила американскую. К 2020 году китайская промышленность, по имеющимся прогнозам, будет поглощать 3 млрд баррелей в сутки. Но рецессия не обошла КНР, сказываются застарелые проблемы, причём китайских масштабов. Промышленный рост сокращается. К тому же, торговля с Китаем для России весьма сомнительна с точки зрения коммерческой выгоды. Это опять скорее политическая демонстрация. Хорошо если на первых порах не сильно убыточная, а в перспективе просто опасная.

fikriz3В игрока-экспортёра на глазах превращается Америка. За семь лет добыча шельфовой нефти в Штатах повысилась на 80% и достигла 9 млн баррелей. Из США в Канаду строится нефтепровод Keystone XL, по которому планируется качать 800 тысяч баррелей в день с платформы в Мексиканском заливе. Но пока что основной фактор – экспортно-ценовая политика стран ОПЕК, прежде всего «арабской опричнины». Точнее, опричнины аравийской. Между тем, Саудовская Аравия при всех зигзагах, ставит на понижение. Как в 1980-х, с известными последствиями для СССР. Этот тренд не меняется ни войной с фундаменталистами в Ираке, ни послереволюционными столкновениями в Ливии.

Строятся прогнозы российского развития в наступившем году. В большинстве случаев аналитики – особенно западные – ожидают либерализации. «Кризис вынудит Россию пойти на радикальные меры в экономике, а в перспективе, возможно, направит страну по другому политическому пути», – размышляет британская либеральная The Guardian. Главный довод в обоснование такой перспективы – путинское послание Федеральному cобранию 4 декабря. Президент ведь говорил не просто о развитии малого бизнеса, но о снятии чиновного контроля.

fikriz1Но с другой стороны, государство явно делает ставку на уплотнение контроля над средним и крупным частным капиталом. Как с осени 1998-го по лета 1999-го, когда правительство Примакова перекрыло движение денег, организовав «застойную передышку» и дотянув до тогдашнего повышения цен на нефть. Которое теперь закончилось. На нынешнем этапе это выльется прежде всего в борьбу с выводом капиталов за рубеж и будет лежать в тренде «национализации элит». В принципе подобные меры заслуживали бы поддержки. Но не в ситуации, когда задержанные в России средства пойдут на укрепление бюрократического диктата над Россией. При таком раскладе, как говорил Сталин, оба уклона хуже.

И вот о чём ещё не следовало бы забывать. Типологически близкая ситуация развилки – конечно, в совершенно разных контекстах – сложилась в СССР к концу 1920-х годов. Наступление мирового кризиса, падение цен на зерно, заменявшее тогда нефть. Жесточайшая финансовая напряжённость, необходимость кардинальных решений. И решением был избран «великий перелом» отнюдь не в сторону либерализации. Правящая бюрократия решила по своей выгоде. Потому что не нашлось оппозиции, способной настоять на ином.

Константин Малухин, специально для «В кризис.ру»

в России

У партнёров