Формально решение болгарского правительство воздержаться от подачи заявки на присоединение к общеевропейскому обменному курсу ERM-2 (обязательный предварительный этап вступления в еврозону) мотивировано перегрузками бюджетных обязательств, унаследованными от прежнего правительства. Однако углублённый взгляд заставляет предположить концептуальную нестыковку. Бойко Борисов, мягко говоря, не очень соответствует преобладающему в современной Европе типажу государственного деятеля. А «эстетические различия» есть самые фундаментальные.

Партия Борисова, пришедшая к власти 9 месяцев назад, называется «Граждане за европейское развитие Болгарии» (ГЕРБ). Однако её реальная позиция далека от социал-либеральной политкорректности, преобладающей в Европейском Союзе. И сам премьер никак не гармонирует в ряду коллег хоть на Западе, хоть на Востоке континента. Выходец из системы коммунистического МВД (по профилю противопожарной безопасности), тренер по каратэ в институте подготовки милицейских офицеров. После падения коммунистического режима — основатель крупного охранного предприятия «Ипон-1», среди клиентов которого были последний коммунистический правитель Тодор Живков (в бытность частным лицом под домашним арестом) и наследный монарх Симеон II Санксен-Кобург-Готский, в первой половине 2000-х побывавший во главе правительства. В «царском» правительстве Симеона – один из руководителей МВД, затем мэр Софии. И на всех этапах его знали не столько по имени и фамилии, сколько по давней кличке – Генерал (что само по себе характеризует политика).

За «крутым мэном» постоянно тянулся шлейф маргинально-криминального оттенка. В коммунистической НРБ ему не раз припоминалось сомнительное происхождение (прадед был активным антикоммунистом). В демократической РБ предъявлялись обвинения в мафиозных связях «Ипона». Это не говоря о том, что подозрения в контактах с международным криминалитетом не обошли и самого Симеона II, в окружении которого Генерал играл не последнюю роль.

Идеология ГЕРБ, формально вполне либеральная, во многом замешана на национализме и почти откровенном поощрении «теневого бизнеса» как реально дееспособного мотора развития страны. Имидж её лидера сопоставим скорее с некоторыми фигурами высшего руководства РФ, нежели лидерами Франции, Германии, Польши или Чехии. Характерно, что уже через полгода после прихода к власти правительству пришлось расстаться с одной из ключевых фигур – министр иностранных дел Румяна Желева вынуждена была подать в отставку, не сумев убедительно опровергнуть обвинений в сотрудничестве с криминальными структурами России.

С большой степенью вероятности можно предположить, что 3,7% дефицит госбюджета (допустимая по «евростандарту» величина – 3%) стал для правительства Борисова удобным предлогом отказаться от запуска процедуры привязки к общеевропейской валютной системе. (Косвенным подтверждением выглядит тот факт, что критериям маастрихтских соглашений, определяющих контрольные цифры еврозоны, не всегда соответствуют параметры германского бюджета, что, однако, не приводит к отказу ФРГ от евровалюты.) Бизнес-структуры, продвинувшие партию ГЕРБ, не склонны к прозрачной корпоративной отчётности, предусматриваемой в ЕС. Между тем Бойко Борисов нисколько не возмущается, слыша вопросы европейских интервьюеров о «бесопокойстве Еврокомиссии в связи ролью организованной преступности в Болгарии»…

Тем временем болгарская прокуратура объявила о расследовании действия прежних министров, заключивших ряд внешнеэкономических соглашений на сумму почти в $1,5 млрд. Именно на них возложена ответственность за срыв присоединения к ERM-2: «Мы не подозревали об этой ловушке», — своим характерным языком пояснил ситуацию премьер. И тут небезынтересен ещё один аспект: предыдущее правительство Болгарии во внешнеэкономических отношениях ориентировалось на партнёрство с Россией.

Предшественник Борисова социалист Сергей Станишев родился в Херсоне, учился на истфаке МГУ, до 1995 года являлся гражданином СССР, затем РФ. По ряду отзывов, его правительство было практически единственным в мире, искреннее (т.е., иначе, чем Александр Лукашенко или Уго Чавес) стремившимся к сотрудничеству с РФ. В частности, не претендуя на особые преференции, Станишев интенсивно подключился к проекту «Южного потока». Эта ориентация – что интересно, поддержанная партией Симеона II — была предъявлена болгарским социалистам как недостаточно отстаивание национальных интересов, Борисов порвал с Симеоном, во главе ГЕРБ разыграл националистическую карту и нанёс коалиции социалистов и «царистов» сокрушительное поражение на парламентских выборах.

Придя к власти, Борисов, проявившись подлинным «Генералом», не отказал себе в удовольствии сведения политических счётов и взялся за «проверку» и пересмотр всех направлений деятельности поверженного предшественника. Участие в «Южном потоке» было обусловлено «соответствием национальным интересам Болгарии». На сентябрьской встрече с Владимиром Путиным болгарский коллега дал понять, что его правительство заново изучит все положения прежних договорённостей с РФ. А в Анкаре чисто конкретно подписал протокол об участии в альтернативном «Южному потоку» газокоммуникационном проекте «Набукко» — что явило собой уже не обещание, но поступок. В сочетании с начатыми разговорами о возможном размещении в Болгарии элементов американской ПРО это стало для Москвы комплексом тревожных сигналов.

Пока что курс болгарского правительства не назовёшь антироссийским – скорее, речь идёт об умелом маневрировании между Евросоюзом, Россией, Турцией и США (Генералу быстро удалось «зафокусироваться» в привлечении интереса всех названных сторон). В ключевом для РФ вопросе газовых коммуникаций Борисов не совершает необратимых шагов, говоря о параллельном участии в «Набукко» и «Южном потоке». Однако в первый проект болгарское правительство уже выразило готовность вложить $300 млн, а относительно второго заверяет, что не является его противником. И это на фоне наработанной в конкретной среде способности к быстрому принятию решений, продемонстрированной 9 апреля…

У партнёров