В Западной Сахаре снова полыхает конфликт, замороженный в сентябре 1991 года при посредничестве ООН. Спорная «недеколонизированная» территория объявлена зоной открытой войны между Королевством Марокко и Народным фронтом за освобождение Сегиет-эль-Хамра и Рио-де-Оро (ПОЛИСАРИО).  Война, открытая или подспудная, длится скоро полвека. Прошла несколько исторических рубежей. И всё пока не окончится. Когда-то это был один из периферийных участков глобальной Холодной войны. Ныне всё гораздо сложнее.

Западная Сахара расположена на Атлантическом побережье Северо-Западной Африки. Страна не сказать, чтобы маленькая, но пустынная и редконаселённая. На площади примерно равной двум Венгриям плюс Болгарии живут немногим более полумиллиона человек. В основном арабы народности сахарави и берберы. Почти все мусульмане-сунниты. Занимаются преимущественно кочевым скотоводством. Небольшая часть населения занята промышленной добычей фосфатов.

Среди колониальных держав XIX века была и Испания. Несравнимая по владениям с Британией, Францией или даже Германий, но всё же. При разделе Африки на Берлинской конференции 1884 года Мадриду отписали Западную Сахару. Сопротивлялись «запоздавшим конкистадорам» местные племена, Франция старалась урезать испанское владение в пользу своей тогдашней колонии Марокко. Последним испанским губернатором был генерал Федерико Гомес де Саласар-и-Ньето, ветеран «Голубой дивизии», которая участвовала в блокаде Ленинграда. При вступлении в должность он заявил, что регион «получит в ближайшем будущем независимость». В 1975 году, за несколько дней до смерти каудильо Франко, испанское правительство отказалось от Западной Сахары. Но не признало независимость, а согласилось на раздел между соседними государствами – Марокко и Мавританией.

К тому времени два с половиной года вёл партизанскую войну в западносахарских песках Народный фронт освобождения Сегиет-эль-Хамра и Рио-де-Оро – Фронт ПОЛИСАРИО. (Сегиет-эль-Хамра, в переводе Золотая речка – северная и большая часть Западной Сахары, Рио-де-Оро, то есть Красный ручей – южная и меньшая.) В то время это была организация леворадикальная, где-то даже прокоммунистическая. На этих доктринальных позициях была провозглашена в феврале 1976-го Сахарская Арабская Демократическая Республика (САДР) во главе Мухаммедом Абдельазизом (основатель ПОЛИСАРИО Эль-Вали Мустафа Сайед погиб несколько месяцев спустя). Помогали Фронту тогдашние власти Алжира и Ливии. Тогда как марокканская монархия Хасана II и мавританское правительство Моктара Ульд Дадды являлись союзниками Запада.

В 1978 году государственный переворот вывел из войны Мавританию. Всю территорию Западной Сахары оккупировали марокканские войска. Но решить вопрос не удавалось. Шли годы, шли бои. Фронт ПОЛИСАРИО перешёл на идеи левой социал-демократии. Кончилась Холодная война. В 1991 году, в порядке всеобщего нового мышления, договорились о перемирии и референдуме. На том и заморозилось, пока не загорелось.

Западная Сахара много лет разрезана надвое. Две с половиной тысячи километров колючей проволоки, минные поля, песчано-каменные валы. Марокканская «стена безопасности» (Берма) разделяет пять «Южных провинций» Королевства Марокко и «Свободную зону» САДР. 300 тысяч марокканских поселенцев обживают «Южные провинции». 100 тысяч беженцев-сахарави ютятся в палаточных лагерях в алжирского оазиса Тиндуф – рядом с базами Сахарской народно-освободительной армии (СНОА).

Осенью 2020 года камнем преткновения стала «незаконная» (по мнению ПОЛИСАРИО) асфальтовая дорога. Единственный транспортный коридор между Марокко и «субсахарской» Тропической Африкой – через пограничный переход Гергерат у берегов Атлантики. В патрулируемой миссией ООН демилитаризованной буферной зоне на границе с Мавритании.

1 сентября активисты ПОЛИСАРИО в знак протеста против хищения ресурсов Сахары разбили палаточный лагерь в Гергерате. 21 октября блокировали движение грузовиков. В ответ власти Марокко связались с ООН и обвинили ПОЛИСАРИО в бандитизме. 7 ноября две сотни марокканских дальнобойщиков обратились в Рабат за помощью. 8 ноября ПОЛИСАРИО предостерёг Марокко от ввода войск в буферную зону. 12 ноября Мавритания укрепила позиции на границе.

В ночь с 12 на 13 ноября марокканские войска установили кордон безопасности в Гергерате. По версии ПОЛИСАРИО, «оккупанты» нарушили режим прекращения огня и перешли Берму в трёх направлениях. По версии Марокко, королевская армия действовала в порядке самообороны в ответ на «провокации» в Гергерате и нападение «боевиков» на сахарский город Махбаз у  границы с Алжиром. 14 ноября правительство САДР официально объявило войну Марокко. 18 ноября вся территория Западной Сахары провозглашена зоной открытой войны.

Военную операцию против ПОЛИСАРИО поддержала в Марокко не только правящая демоисламистская Партии справедливости и развития. Но и её партнёр – посткоммунистическая Партия прогресса и социализма. И даже парламентская оппозиция – монархическая Партия аутентичности и современности, либеральное Народное движение и консервативная Партия независимости («Истикляль»).

Серьёзную озабоченность последними событиями в Западной Сахаре выразил генеральный секретарь ООН Антониу  Гуттериш. То же – Алжир и ЮАР (основные африканские союзники ПОЛИСАРИО). Африканский Союз устами своего руководителя Муссы Факи, бывшего премьер-министра Чада, призвал скорее назначить нового спецпосланника генсека ООН в Западной Сахаре. Эта должность вакантна с 2019 года, после отставки Хорста Кёллера – христианского демократа, экс-президента Германии и экс-директора МВФ.

71-летний португальский социалист Антониу Гуттериш – ровесник нынешнего президента САДР Брагима Али. Оба социалисты. Брагим Али служил в туземных «Кочевых отрядах» испанской колониальной армии. Потом стал генсеком ПОЛИСАРИО. Этапами карьеры Гуттериша стали посты генсека португальской Соцпартии, премьер-министра Португалии, председателя Социнтерна. Как верховному комиссару ООН ему доводилось курировать проблему сахарских беженцев. ПОЛИСАРИО с 2008 года наблюдатель, а с 2017-го консультативный член Социнтерна. На молодость португальца Гуттериша и сахарца Брагима Али пришлись деколонизация Африки, португальская Революция гвоздик, демократический транзит Испании. И события ноября 1975 года – «Зелёный марш» 500 тысяч марокканцев.

Комментируя события в Гергерате, верховный представитель Евросоюза по иностранным делам Жозеп Боррель поддержал миротворческие усилия ООН и сделал упор на «свободе передвижения» пассажиров и товаров. 73-летний каталонец Боррель, считающий Россию «старым врагом Европы» – член Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП), сверстник Гуттериша и Брагима Али.

Кроме ООН, ЕС и Афросоюза, свою позицию по кризису вокруг Гергерата обозначили внешние союзники обеих сторон конфликта. О поддержке территориальной целостности Марокко заявили все арабские монархии – королевства Саудовская Аравия, Бахрейн и Иордания, эмираты ОАЭ, Катар и Кувейт, султанат Оман. Плюс генсекретари Организации исламского сотрудничества (ОИС) и Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) – саудовец Юсеф Бен Ахмед аль-Усаймин и кувейтец Наиф Фалах аль-Хаджраф.

В этом же промарроканском лагере просаудовское правительство Мансура Хади в охваченном гражданской войной Йемене. С ними восточноафриканские  республики-члены ЛАГ: Джибути, Сомали, Коморские острова. А также некоторые малые приморские государства Западной Африки – Гамбия, Габон, Сант-Томе и Принсипи, Экваториальная Гвинея. Сторону Марокко приняли и коллеги ПОЛИСАРИО по Социнтерну – палестинская правящая партия ФАТХ. Примечательно, что независимость Государства Палестина была провозглашена в 1988 году в Алжире.

Прекратить огонь обе стороны призвали Мавритания и Египет. Почему Мавритания, которая официально признала независимость САДР ещё в 1979 году, понятно. Рабат и Тиндуф далеко, а товаропотоки через Гергерат совсем рядом. Сдержанная в сравнении с арабскими монархиями позиция Египта также имеет своё объяснение. Эскалация конфликта в Западной Сахаре происходит на фоне «прокси-войны» в Ливии между Турцией и Египтом. Заклятый враг египетского президента Абделя Фаттаха ас-Сиси турецкий президент Реджеп Эрдоган поддержал Марокко. Где у власти идеологически родственная и даже «одноимённая» Партия справедливости и развития. На ливийском треке Египет ищет точки соприкосновения с Алжиром.

Диаметрально противоположную позицию по заокеанским делам заняли две южноамериканские республики – «боливарианская» Венесуэла и «кооперативная» Гайана. Гайана отозвала признание независимости САДР, Венесуэла по-прежнему поддерживает ПОЛИСАРИО. Такие коллизии между соседями не случайны. Если покойный Уго Чавес называл Гайану «братской страной», то его преемник Николас Мадуро с 2015 году говорит об «исторических правах» на две трети гайанской территории к западу от реки Эссекибо. Между прочим, к подобным правам на «Марокканскую Сахару» апеллирует официальный Рабат. 17 ноября вице-премьер Испании, лидер леворадикальной партии «Подемос» Пабло Иглесиас Туррион через Твиттер призвал к «проведению без дальнейшего промедления свободного, справедливого и беспристрастного референдума по вопросу о самоопределении народа Западной  Сахары».

Когда 18 ноября САДР объявила о «зоне открытой войны», с министром иностранных дел Марокко Насером Буритой говорил по телефону российский коллега Сергей Лавров. По просьбе своего собеседника он подтвердил позицию Кремля: «В пользу урегулирования проблемы Западной Сахары исключительно политико-дипломатическими методами на общепризнанной международно-правовой основ». Отметим, что из российских политических партий особое внимание событиям в далёком Гергерате уделила партия «Коммунисты России». 16 ноября председатель ЦК КПКР Максим Сурайкин выступил с  заявлением «Мир и независимость – народу Западной Сахары!» Он отметил, что «Коммунисты России» – единственная из российских партий, которая безоговорочно поддерживает требование немедленной независимости Западной Сахары. И, базируясь на соответствующих резолюциях ООН, считает Фронт ПОЛИСАРИО и правительство САДР «единственными законными представителями» жителей соответствующей территории.

Эскалация военного конфликта в Западной Сахаре происходила на фоне главного политического события «коронавирусного» 2020 года – выборов президента США. Как и , и противостояние на севере Эфиопии, в регионе Тыграй. На малой родине гендиректора ВОЗ Тедроса Адданома Гебреисуса, который 11 марта объявил о пандемии COVID-19.

Марокканская армия считается из самых боеспособных в арабском мире. Это бывало доказано на деле. Например, в Заире 1977 года. Вполне возможно, что марокканские генералы внимательно следили за ходом войны в Карабахе. И впечатлены примером азербайджанских и турецких коллег.

В США сложился двухпартийный консенсус по проблеме Западной Сахары. За океаном хорошо помнят и ценят, что в далёком 1777 году именно Марокко первым из тогдашних государств установила дипломатические отношениям с 13 восставшими британскими колониями. По иронии судьбы, североамериканские повстанцы тогда боролись за независимость. Как два века спустя партизаны ПОЛИСАРИО.

Пересмотренный в 1836 году договор 1787-го о мире и дружбе по сей день остаётся в силе. Это самые длительные непрерывные договорные отношения в истории США. Бывшее здание американского представительства в Танжере – старейший объект зарубежной дипломатической собственности США. Единственное иностранное здание, внесённое в Национальный реестр исторических мест США.

Покойный король Хасан II несколько раз посещал США. Вёл переговоры с президентами Джоном Кеннеди, Линдоном Джонсоном, Джимми Картером, Рональдом Рейганом, Джорджем Бушем-старшим и Биллом Клинтоном. Его сын король Мухаммед VI посещал США в 2002-м и 2004 годах. При Клинтоне и Джордже Буше-младшем.

Во время сахарской войны 1980-х годов Марокко ежегодно получало от Саудовской Аравии кредит на 1 миллиард долларов для закупки оружия в США. Марокко – первое арабское государство, осудившее вторжение Ирака в Кувейт 1990 года. И направившее войска для защиты Саудовской Аравии.

Администрации республиканца Буша-старшего и демократа Клинтона официально заявляли: «единственным жизнеспособным решением проблемы Западной Сахары является подлинная автономия под суверенитетом Марокко». Автором одного из планов ООН по мирному урегулированию сахарского конфликта (через автономию и референдум с участием марокканских поселенцев) является Джеймс Бейкер. Бывшего главу администрации президента Рейгана, госсекретаря при Джордже Буше-старшем, в начале 1992 года называли «исполняющим обязанности президента СССР». В президентство Барака Обамы, когда в сенате по должности председательствовал вице-президент Джозеф Байден, конгрессмены и сенаторы от обеих партий несколько раз призывали поддержать план автономии Западной Сахары в Марокко.

«Марокко было верным союзником Соединённых Штатов, это большая проблема, и это разумный способ ее решения», – комментировала документ Дайэн Файнстайн, сенатор-демократ от Калифорнии. В то время председатель сенатского комитета по разведке. В прошлом Файнстайн была мэром Сан-Франциско, связанного мостом через залив с Оклендом, откуда родом другой калифорнийский сенатор-демократ, избранный вице-президент США Камала Харрис. «Я большой поклонник сенатора Харрис, и я работаю с ней. Но она здесь новичок», – заявила Файнстайн, когда поддержала выдвижение тандема Байден–Харрис на выборах-2020.

2 октября 2020 года, когда Марроко и САДР готовились к битве за Гергерат, а Дональд Трамп и Джозеф  Байден к битве за Белый дом, министр обороны США Марк Эспер посетил Марокко в рамках североафриканского турне. В Рабате глава Пентагона подписал американо-марокканское соглашение о всестороннем военно-стратегическом сотрудничестве. Это соглашение стало своеобразным «дембельским аккордом» Эспера –  бывшего офицера-десантника, боевого побратима марокканских ветеранов войны в Персидском заливе. Уже 9 ноября он подал в отставку.

Все войны рано или поздно заканчиваются миром, а «стены безопасности» рушатся. Остаётся надеяться, что мир наступит и в песках по обе стороны Берма.

Ион Брынзару, специально для «В кризис.ру»

У партнёров