Завтра, 21 августа 2014 года, в Октябрьском районном суде Санкт-Петербурга состоится процесс по делу об организации убийства Галины Старовойтовой. Обвиняемый – бывший депутат Госдумы от ЛДПР Михаил Глущенко, известный причастностью к ряду кровавых эпизодов. Предлагаем вниманию читателей недавно опубликованную статью в «Новой газете Санкт-Петербург», где кратко, но ёмко излагается суть и перспективы дела.

 Суд над организатором убийства Галины Старовойтовой пойдет по предварительной сделке

glush_new0Процесс об одном из самых резонансных политических преступлений постсоветской России подходит к концу. Через десять лет после осуждения исполнителей следствие наконец определилось и с личностью организатора. Перед правосудием предстанет Михаил Глущенко. Бывший депутат Госдумы и силовик преступной группировки должен признать свою вину, назвать заказчика… и уйти на сравнительно кратковременный отдых в местах лишения свободы. После чего вернуться на волю. Таковы условия досудебного соглашения.

Имя Михаила Глущенко звучало в деле  и десять лет назад. Но тогда никаких обвинений ему предъявлено не было. Возможно, роль сыграло заступничество Жириновского, партию которого он представлял в думских комитетах по обороне и геополитике. Лишь после того, как Глущенко в 2009 году был арестован за тройное убийство на Кипре, а в 2012-м осужден на восемь лет за вымогательство, ему припомнили  убийство Старовойтовой.

Более двух лет он откровенно издевался над следствием. То в припадке раскаяния обещал чистосердечное признание, то брал обещание назад, то изображал невменяемого, «забывая» собственное имя. Наконец, доведя следователя до нужной кондиции, он выдал требуемую информацию. На условиях досудебного соглашения: правдивые показания в обмен на послабление наказания.

На предложение согласились, и признание было получено. Такое, что следователь вынужден был отправить Глущенко на психиатрическую экспертизу. Обследование, впрочем, показало, что пациент вполне здоров. Пришлось продолжить следственные действия. Месяц назад дело передали  в прокуратуру, а затем в суд.

ph32Заказчиком преступления Глущенко назвал Владимира Барсукова. Ни убедительных мотивов, ни каких-либо мало-мальски серьезных доказательств этому он не представил. Дескать,  этим должны озаботиться сами правоохранительные органы. Которые тоже не стали искать мотивы и доказательства, положившись на слова Глущенко. Их истинность должен был подтвердить детектор лжи. Результат проверки на полиграфе  предстоит  оценить Октябрьскому суду.

Между тем практика досудебного соглашения предполагает несколько иную процедуру. Для него необходимы точные и непротиворечивые признательные показания не только по данному преступлению, но и по другим резонансным или значимым эпизодам. Коих у Глущенко еще по меньшей мере два: вымогательство $10 млн у Сергея Шевченко (которое он так и не признал) и убийство на Кипре в 2004 году Вячеслава Шевченко с деловым партнером Юрием Зориным и переводчицей Валентиной Третьяковой. Подозревается он и в ряде других громких убийств, расследованием которых занят  СК.

Этими преступлениями, однако, следователи не особо интересовались, а Глущенко, разумеется, не сказал ни слова. Как и о своей роли в убийстве Старовойтовой. Лишь согласился, что да, дескать, каюсь, участвовал. Но это уже доказано следствием и без его признания. Где же основания для сделки? Зачем государству потребовалось заведомо смягчать участь человека, обвиняемого в политическом убийстве?

Суд пройдет в ускоренном порядке, даже без участия потерпевших. Хотя их не так и много. Руслан Линьков находился в момент преступления рядом со Старовойтовой и получил тяжелое ранение. Однако он фактически выведен из процесса. Единственной потерпевшей остается сестра погибшей Ольга Старовойтова. Не будет и свидетелей, коих за время следствия набралось несколько десятков. Сотни часов, потраченных на их поиски и допросы, прошли впустую. Но теперь считается, что они не нужны, поскольку Глущенко  «признал свою вину». Можно сказать, раскаялся. Хотя бы в одном из многочисленных убийств, инкриминированных ему на данный момент.

63387Вся судебная процедура сведется к оглашению этого формального признания и зачитыванию приговора. Тут-то и кроется самое интересное. Досудебное соглашение  предполагает смягчение наказания не менее чем на треть срока заключения. Это означает, что организатор преступления – в чем Глущенко признался – получает срок как бы не меньший, нежели подчиненные ему исполнители (Юрий Колчин – 20 лет, Виталий Акишин – 23,5 года). Михаилу Глущенко светит лет 12–13. Это максимум. Не исключено, что благодарное правосудие ограничится 6–8 годами. А если, что тоже вероятно, будет учтен срок давности, Глущенко и вовсе может  выйти на свободу. Как, например, Павел Стехновский, который обеспечивал приобретение оружия для убийства Старовойтовой. В 2006 г. он получил два года тюрьмы, но был освобожден прямо в зале суда в связи с истечением срока давности.

Тогда Ольга Старовойтова призналась, что не ожидала такого исхода. Что же она скажет, когда на свободе окажется непосредственный организатор убийства ее сестры? «Я буду морально удовлетворена только тогда, когда найдут заказчика убийства моей сестры. И я сделаю для этого все, что в моих силах», – говорила она десять лет назад.

Формально имя организатора названо. Но, по мнению юристов, в частности адвоката Олега Лебедева, досудебное соглашение, заключенное по результатам торга с одним из самых кровавых преступников Петербурга, уводит его от настоящего наказания. И показывает пример будущим убийцам.

Сергей Краев

У партнёров