Председатель политбюро исламистской группировки ХАМАС Халед Машаль выразил готовность к прекращению огня. И пожаловался, что Израиль не отвечает на эту мирную инициативу. Хотя чему удивляться. Ракетное побоище развязал ХАМАС, и закончить по собственному желанию вряд ли ему дадут. И.о. премьер-министра Израиля Беньямин Нетаньяху однозначно заявил: операция против ХАМАС ещё не завершена.

На Западном берегу Иордана продолжались столкновения израильских силовиков с палестинскими демонстрантами. Итог трагичен: десять убитых, сотни раненых. В израильских городах вчерашние погромы утихают. Они развивались как протесты против ударов по ХАМАС, но были скорее похожи на израильский вариант BLM. Стоит отметить, что полиция арестовывает не только погромщиков-арабов, но и еврейских ультраправых. Которые тоже выходят на улицы с ножами и дубинами – защищать нацию и государство.

Палестинский президент Махмуд Аббас (представляющий не ХАМАС в секторе Газа, а светский ФАТХ на Западном берегу) обратился в ООН и лично к Джо Байдену. Он призвал «остановить агрессию Израиля, которая вышла из-под контроля». Как обычно, после жёсткого контрудара начинается «борьба за мир». Но ещё сегодня в сторону Израиля выпущены почти полторы сотни ракет. В ответ атаковано примерно то же количество объектов ХАМАС. Армия обороны Израиля массированно применяет авиацию и артиллерию. Разрушены коммуникации, пусковые установки, уничтожен противоракетный комплекс исламистов.

Вектор развития событий более-менее ясен. Но нас, естественно, интересует ещё один определённый аспект: позиция России в столкновении Государства Израиль с группировкой ХАМАС. Которую, в соответствии с установленными правилами, подчас именуют «террористическая организация, разрешённая в РФ».

Россия – активный игрок на Ближнем Востоке. Коспонсор ближневосточного мирного процесса, участник войны в Сирии, союзник египетского военного режима и друг ливийского фельдмаршала Хафтара. У Москвы вполне приличные отношения с Израилем, но при этом парадоксальным образом Россия официально признаёт палестинское движение ХАМАС. Ясное дело: тот факт, что ХАМАС признано террористическим в большинстве стран мира – это повод его таковым не признавать.

Ибо это большинство состоит из «так называемых наших партнёров» типа США и Евросоюза. Тут Москве комфортнее находиться в одном ряду с Китаем, Турцией, также Катаром и почему-то Норвегией, которые ХАМАС террористами не признают.

Вот и 12 мая, в разгар противостояния ХАМАС с Израилем, спецпредставитель президента РФ по Ближнему Востоку и странам Африки Михаил Богданов связался по телефону со вторым человеком в иерархии ХАМАСа Мусой Абу-Марзуком. После чего МИД РФ призвал «к немедленному прекращению ударов по гражданским объектам на израильской и палестинской территории». А разговор замглавы МИДа России Сергея Вершинина с израильским коллегой Алоном Ушпизом состоялся через два дня: таким образом, российское руководство продемонстрировало, что радикальное палестинское движение ему ближе.

На первый взгляд, это странно. Ведь Россия ещё недавно жестоко воевала с исламскими террористами. Теряла своих солдат в боях на Кавказе и мирных граждан в терактах – точно так же, как Израиль ведёт войну с такими же исламскими террористами из ХАМАС.

Невозможно оспорить тот факт, что ХАМАС является террористической организацией. Справка РИА «Новости», размещённая на сайте агентства, гласит: «Движение основано 14 декабря 1987 года в городе Газа шейхом Ахмедом Ясином, провозгласившим, что «любого еврея следует считать военным поселенцем, и наша обязанность – убить его». Там же указано, что ХАМАС ставит своей целью «уничтожение еврейского государства (на минуточку – признанного ООН), и «в 1988–2011 оно провело св. 1100 акций, в которых погибли почти 1,9 тыс. смертников; число пострадавших израильтян оценивается в 1,4 тыс. убитых и 6,4 тыс. раненых».

Но ни ХАМАС, ни ливанскую «Хезболлу», ни «Палестинский исламский джихад» РФ не зачисляет в террористы. Замминистра Богданов объяснил этот казус так: «На российской территории никаких террористических актов не совершали никогда». Логики в этом нет. Ведь в России считаются террористическими афганское движение «Талибан», пакистанское «Лашкар-и-Тайба» и «Египетский исламский джихад», которые, слава Богу, в России терактов тоже не совершали. И вообще, что это за подход? Террор – он только в России террор? А Израиле (США, Франции, Кении или Таиланде) – благодеяние? Что ж, давний советский подход. Наши разведчики и ихние шпионы. «Борцы за свободу Южной Родезии» (боевики Мугабе, если кто забыл) – и «террористы-контрас» Никарагуа. Варварская агрессия США в Доминиканской Республике – и «советская интерпомощь» Афганистану

Это вспоминается не зря. Официальные и даже демонстративные контакты с ХАМАС – это оттуда, из СССР и КПСС, из советских спецслужб, дипломатии, генералитета и комсомола. Как и большинство современной российской элиты. Их отношение к арабо-израильскому конфликту формировалось газетой «Правда» и телепрограммой «Время». И анекдотами типа «израильская военщина лупцует арабскую деревенщину».

Не смешно. Омерзительно. Против Израиля работала гигантская пропагандистская машина СССР. Но работала не за арабов. А за тоталитарно-террористические организации, за союзников КПСС. Захватывавших заложников, убивавших женщин и детей. Накаливание ненависти к Израилю и поддержка его врагов, включая самых оголтелых, обеспечивали жалованьем тысячи советскоподданных. Дипломатов, журналистов, офицеров, переводчиков, лекторов «университетов марксизма-ленинизма». Это был и остался business – «дело, занятие, предприятие; деятельность, направленная на систематическое получение ПРИБЫЛИ». Через сеть многолетних формальных и неформальных связей с арабскими национал-социалистами (именно такова, если называть вещи своими именами была идеология арафатовской ООП), коммунистами, а впоследствии и исламистами.

Представьте себе: работает какой-нибудь мелкий клерк в посольстве СССР где-нибудь в Бейруте. Отвечает за контакты с «национально-патриотическими силами». Пьёт с ними водку, ругательски ругает «сионистских фашистов», при этом отправляя в Союз, например, зажигалки. Которые у «друзей» стоят десять копеек, а племянник в табачные киоски Урюпинска продаёт за рубль. И можно писать красивые отчёты в Москву, что гарантирует продолжение карьеры. Налаживать контакты с местными политиками, бизнесменами, журналистами. Получать «зряплату» в валюте.

А теперь представьте себе не мелкого клерка, а матёрого дипломата или суперразведчика с большими звёздами. Евгения Примакова, например. Он прекрасно знал всю элиту Ливана, Сирии, Ирака и Египта, дружил с ними, проворачивал политические дела. И получал за это повышения и славу. Каково же ему было в 1991-м при установлении дипотношений с Израилем? Ясное дело, идеи про «израильскую военщину» хранились в сокровенных запасниках.

А крепкие хозяйственники от ВПК, годами отправлявшие горы оружия в арабские страны? А те, кто в 1980-е заваливал Москву сирийскими сигаретами Oriente, и заливал алжирским вином Bordeaux? Им что, переквалифицироваться в управдомы?

Так сформировалось мощное лобби альянса с арабскими диктаторскими режимами. В том числе самыми мракобесными и жестокими. Равно как и с террористическими организациями. Использовались любые методы – от статей в газетах и многомудрых научных книг до доверительных бесед с первыми лицами страны. Этак задушевно: конечно, мы за мир, и против терроризма, но, между нами, эти евреи… как бы сказать… А Абу Нидаль – конечно, не очень… но я лично им восхищаюсь. Какая смелость, какая вера в свою правоту! И ещё (вполголоса доверительным тоном): у нас ведь много мусульман, и с ними проблемы – не мне Вам рассказывать… Лучше соблюдать баланс: Израиль – демократическая страна, но ООП и ХАМАС, САР и ИРИ, Ирак и Джамахирия, при всех особенностях и различиях, обладают своей правдой и своими законными интересами…

И вот в начале XXI века оказывается, что у демократической (ещё в то время) России очень странные симпатии. Кастро и Кимы, Ортега и душ Сантуш, Хусейн и Каддафи, Асад и Хаменеи – это же наши традиционные союзники! Ведь РФ – правопреемница СССР, не забывайте. Это же государственные интересы: арабы привыкли к советскому оружию – будем им продавать и дальше! Мы построили Египту Асуанскую ГЭС – так они нам по сию пору благодарны, теперь построим им АЭС, а заодно завод по сборке автомобилей «Ока». Впрочем, «Ока» – это для Пакистана, для Египта вроде «Лада»… Или нет, «Лада» — для Венесуэлы, а египтянам – «Ниву». В общем, неважно. Все они – наши важные партнёры и близкие друзья.

А чем дальше, тем больше выяснялось, что всё это – наши ценностные единомышленники в борьбе с «тотальной американской гегемонией» и «либеральной чумой». Агитпроп чекистской олигархии в Москве восхвалял эффективного менеджера 1937-го – а багдадский менеджер, тоже поражавший эффективностью тоже был при усах. Вот на этом и произошла окончательная прочная смычка. С опорой на давнюю традицию. Свой своему поневоле брат, а тут и неволить себя не приходилось. БААСы вызывали восхитительные ассоциации с ВКП(б), Мухабараты – с НКВД, Абу-Салимы – с ГУЛАГом. Ради одной ностальгии стоило платить и благодарить. (А что «клиентами» саддамовских и прочих органов становились подчас коммунисты, так ещё Ленин учил творчески подходить и догматизму не поддаваться.)

Следующим рубежом стала Ливийская революция. Судьбой арабских диктатур московские правители озаботились как собственной. Ведь действительно, представить себя на месте Каддафи не составляет труда.

Правда, эта картина мира, доставшая столь нормальных людей ещё в СССР, переполнена недомолвками. Арабские союзники никогда не выражали особых симпатий к нашей стране (зато их предтечи активно выражали её в отношении Гитлера). За Асуанскую плотину египтяне больше СССР ругают, чем благодарят. Советскую помощь предпочитали принимать бесплатно, играя на идеологических комплексах КПСС. Сверхбогатые Хусейн и Каддафи за советское оружие платили с задержками и не полностью. Когда их свергли, за Ираком и Ливией остались миллиардные непогашенные долги. А вот за французские «Миражи» или даже бразильские «Каскавелы» платили исправно. Но на благосостоянии советско-российских чиновников, «ведущих направление», это не отражалось.

Не так складывалось с Израилем. В начале 1950-х Сталин изобрёл сионистский заговор. В ярости на Израиль, отказавшийся быть вассалом Москвы. При всей искренней благодарности советскому солдату. И даже лично Сталину. Но Давид Бен-Гурион не был и не собирался становиться Димитровым, Берутом, Готвальдом или даже Ракоши, а Голде Меир совсем не улыбалась роль Анны Паукер. И СССР для юного Израиля был не только победой во Второй мировой войне и спасением евреев из гитлеровских концлагерей, но и тоталитарной диктатурой, лагерями и чудовищной нищетой. Поэтому вместо «народной демократии» на Ближнем Востоке появился форпост западного мира. С гражданскими свободами и парламентской демократией.

Но форпост этот изначально обладал большими особенностями. С государственным статусом религии (социалист Бен-Гурион заключил против либералов союз с ортодоксальными иудеями – в результате по субботам в стране не ходит общественный транспорт). С единой мобилизационной идеологией. С культом традиционных ценностей и ментальностью осаждённой крепости. Не в соловьёвских истериках, а всерьёз – потому что страна всерьёз, а не в параноических фантазиях, бьётся с врагом, готовым её уничтожить. С очень сильной армией, полицией и спецслужбами («У Израиля два союзника – ЦАХАЛ и Моссад»). С довольно заметными отступлениями от толерантных версий прав человека. И с регулярными военными победами – отчего в советском генералитете существовало тщательное скрываемое, но вполне искреннее преклонение перед Израилем как государством.

Но это государство было демократическим и базировалось на свободном обществе. И к тому же наглядно демонстрировало умение защищать эти принципы. Самым прямым и понятным образом – боями ЦАХАЛ и операциями Моссад. Не забудем также, что практически все основатели Израиля прошли лихое еврейское подполье, а их политические наследники – армейскую, а то и спецназовскую службу. Связываться всякий раз оказывалось себе дороже. Стоит ли удивляться лютому бешенству в Москве – что коммунистической, что нынешней?

И ещё одно большое «но». СССР, сделав ставку на антиизраильские режимы и движения, очень опасался их успехов. Ведь в этом случае советская помощь стала бы ненужной Насеру, Асаду, Арафату. Арабские властители и политики не любили и не уважали московских неверных марксистов. Получать оттуда можно было только «калашниковы», МиГи и Т-54. Но никак не джинсы, кроссовки, виски и «ситроены». А кирзовыми сапогами и «запорожцами» они не интересовались. Поэтому советская помощь была дозированной. Военного перевеса над Израилем она не создавала. Да и не могла создать, если говорить серьёзно. Арабы это прекрасно понимали. Что, разумеется, не добавляло любви к СССР.

Так что огромная пропагандистско-разведывательно-военно-хозяйственная армия, созданная советским руководством против Израиля, содержалась впустую. В советско-арабских отношениях не было никакой дружбы, никаких искренних симпатий, не было даже элементарной взаимной выгоды. Некоторые исключения являли только марксистско-ленинский Южный Йемен и Алжир времён Бен Беллы. И только до поры до времени. Никто из союзников не пролил слёз над «крупнейшей геополитической катастрофой». К примеру, Хафез Асад, большой друг Брежнева, стал дружить с Джорджем Бушем-старшим.

«Не так ли с арабами провалимся, как с Мао Цзэдуном?» – задавался вопросом Александр Солженицын в 1974 году. И вот – повторяется снова, на новом витке истории. Теперь уже с исламистами.

…Ближневосточная политика Европы и США при демократах (Картере, Клинтоне, Обаме, Байдене) – это «котизм-леопольдизм»: «Ребята, давайте жить дружно». Западные политики суетливо мечутся между Израилем и антиизраильскими арабами. Кстати, не будем забывать, что есть арабские страны, сотрудничающие с Израилем, и есть арабские граждане Израиля, ненавидящие террористов. Когда после гибели мирных израильтян доносится блеяние о «непропорциональном применении силы Израилем» – впечатление жалкое и гнусное. Но причины хотя бы понятны: европейские правительства задабривают арабских избирателей в своих странах. Американские демократы – своих «проевропейских либералов». Хотя даже пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки всё же заявила, что «у Израиля есть право на самозащиту».

А вот позицию России, на первый взгляд, понять труднее. Продать ХАМАСу Россия ничего не может. Добиться любви и уважения не получится: Россия – не исламская страна. Подружиться через ХАМАС с катарскими спонсорами? Во-первых, это можно напрямую, во-вторых, Эмират Катар, финансист Арабской весны вообще-то враждебен Москве. Доказать своё исламолюбие – кому? Эрдогану, Хаменеи, Асаду-младшему, саудовским принцам? Несерьёзно. Задобрить российских мусульман? Бессмысленно.

Значит, просто демонстративное присутствие на Ближнем Востоке и особая позиция? Мол, все против ХАМАСа, а мы – за! И ещё мы за Асада, «Хезболлу» и Абу Мазена. Но мы и не против Израиля. Пусть с нами считаются! Но с такой позицией считаться даже при желании невозможно. Из-за её неустранимых противоречий. Видимо, есть что-то ещё…

За ХАМАС не только Москва. На этой же стороне большая часть Евросоюза. И суперзвёзды американской демократии – Рашида Тлаиб, Ильхан Омар, Александрия Окасио-Кортес… Весь ультрапрогессивный марксистско-ЛГБТ-БЛМовский союз горой стоит за ХАМАС, заходясь в ненависти к Израилю (и истеричной любви к покойному Сулеймани). Но – при всей левацкой остервенелости – разве эти социалисты друзья РФ? Разве в этом разрезе есть какой-то смысл московских объятий с ХАМАС?

Никаких рациональных мотивов здесь не найти. Ни во внешней, ни во внутренней российской политике это пользы не приносит и перспектив не открывает. Есть инерция старой советской политики, и то в шараханиях. Вроде превратившейся в скверный анекдот то ли дружбы, то ли вражды с Эрдоганом. Или с иранскими аятоллами, которые в очередной раз использовали прикрытие Москвы, после чего устами своего агитпропа наговорили гадостей (далеко не в первый раз). А спасаемый российской авиацией Асад-младший льнёт именно к Тегерану. Доказали великодержавие России, без которой ничего не решить? А не выйдет ли наоборот?

Но должен же быть хоть какой-то смысл. Остаётся одно и последнее. Прохамасовские симпатии правящих кругов РФ имеют ценностно-идеологическую природу. Диктатура и духоскрепие, тотальность и бесчеловечность власти. Попросту говоря, «больше ада!» как главный принцип режима. Это значит и весит куда больше экономической выгоды или государственного интереса. Здесь глубинная суть, жизнесмысл. Поражение ХАМАС станет поражением правящей элиты РФ на важном рубеже. Подорвёт державную власть. Вот простая разгадка.

Чтобы вести внятную и выгодную внешнюю политику, России необходимо перестать позиционироваться осколком тоталитарного СССР. Россия – огромная и самодостаточная страна. Великой она может стать только в таком, самодостаточном, состоянии. Изображать Советский Союз – несерьёзно, пытаться его восстановить – невыполнимо и смертельно опасно. Отказ от продолжения старой советской политики на Ближнем Востоке, отход от «традиционных союзников», которые никогда таковыми никогда не были – были бы прорывными шагами. Искать надо новых, настоящих союзников, которым выгодна и просто симпатична демократическая Россия.

Но на этом пути есть большая трудность: для начала России предстоит такой стать.

Евгений Трифонов, специально для «В кризис.ру»

в Мире

У партнёров