Все уже привыкли к ежедневным неожиданностям. Даже перестали удивляться. Но ― нет, иногда всё-таки приходится. Например, гуманности и чувству справедливости, вдруг нахлынувшим на  карательно-судебные органы РФ. Сегодня по просьбе Следственного комитета суд перевёл четверых фигурантов московского «дела о массовых беспорядках» 27 июля из СИЗО под домашний арест.

У себя дома Сергей Абаничев, Даниил Конон, Валерий Костенок и Владислав Барабанов будут ждать суда за некие действия, в которых «усматриваются признаки административного правонарушения». Просто так отпустить задержанных никак невозможно. У нас ведь зря невиновных не берут. Режиссёр Дмитрий Васильев ― редчайшее исключение. С него действительно сняли все обвинения и освободили из-под стражи ещё в августе. Перед чем успели довести до реанимации. Но это к слову. Следствие также ходатайствует об изменении меры пресечения Сергею Фомину, волонтёру штаба Любви Соболь.

Саму Любовь Соболь, как журналиста Илью Азара и сотрудника ФБК Николая Ляскина, вчера задержали за несанкционированный митинг 31 августа. Впрочем, все трое были выпущены в тот же вечер с обязательством явиться на суд. Сегодня стало известно, что Соболь уже получила наказание в виде очередного штрафа в 300 тысяч рублей. Быстро, чётко, без всякой волокиты. Чтобы не отвлекать от забот о малолетней дочери. Как отвлекли Илью Азарова.

Одновременно Следственный комитет проявил неслыханную гуманность ещё к одному фигуранту этого громкого дела ― Егору Жукову. Он тоже переведён под домашний арест. Мало того, с него полностью сняты обвинения по ч. 2 ст. 212 УК  РФ (участие в массовых беспорядках). Зато предъявлен «экстремизм по Интернету». Тоже в уголовном порядке ―  ч. 2 ст. 280 УК РФ: «Испытывая чувство политической ненависти и вражды к существующему в России конституционному строю, системе государственной власти и к ее представителям», он призывал к мирному протесту. Забыл, что систему государственной власти РФ и её представителей строжайше предписано любить. Любить их надо так, как любят они себя сами. Не слабее. А то от ненависти они очень переживают. Прямо кушать не могут. Даже уголовное наказание ввели: «Как ты смеешь, проклятый, ненавидеть меня?!»

По словам адвоката Леонида Соловьёва, экстремистскую деятельность в этих призывах Жукова усмотрел некий выдающийся эксперт Коршиков. Кандидат физико-математических наук. Кому, как не физику-математику, давать оценки в вопросах любви и ненависти? Ужас что творил студент Жуков. Непонятно, правда, почему это обнаружилось только сейчас. Куда раньше-то смотрели?

Сегодня же Тверской суд столицы приговорил к трём годам колонии Ивана Подкопаева и к двум ― Данила Беглеца. Оба обвинены по ч.1 ст. 318 УК РФ (применение насилия к представителям власти) Подкопаев распылил перцовый баллончик, Беглец дёрнул за руку полицейского. Кошмар. Оба обвиняемых даже признали вину, Беглец счёл нужным извинился перед потерпевшим дёрганье. Оба согласились на особый порядок рассмотрения, без исследования доказательств. И тогда суд, учтя все смягчающие обстоятельства, сократил сроки, затребованные обвинением.  Подкопаеву ― на четыре месяца, Беглецу (извинения, жена и двое малолетних детей на иждивении) ― на два.

Кроме Подкопаева и Беглеца, применение насилия к представителям власти вменяется Евгению Коваленко, Кириллу Жукову, Никите Чирцову, Эдуард Малышевский. Ещё двоим ―  Самариддину Раджабову и Айдару Губайдулину — с применением ч. 3 ст. 30 УК РФ (недоведение преступления до конца по объективным причинам). Фигурантом дела о «массовых беспорядках» (ч. 2 ст. 212 УК РФ) является также Алексей Миняйло, ещё один волонтёр штаба Любови Соболь.

В список фигурантов дела включён и Владислав Синица. Сегодня Пресненский районный суд Москвы приговорил его к пяти годам колонии за призывы к расправам над детьми карателей, разгонявших акции протеста (п. «а» ч. 2 ст. 282 УК). Экспертиза признала его пост в Twitter о том, что кто-то может отыскать их, похитить и «вместо ребёнка прислать снафф-видео» экстремистским. А двое свидетелей из числа разгонявших митинги рассказали суду, какие моральные страдания перенесли, прочитав его. Из сострадания к несчастным, суд впаял серьёзный срок. Впрочем, обвинение просило ещё больше ― шесть лет. Так что и тут сплошное человеколюбие.

Странно только, что сами каратели не испытали никаких страданий, глядя, как их коллега бьёт по печени Дарью Сосновскую. Или как их другие товарищи по работе лупят дубинками по спинам мирных протестующих, тащат в автозак инвалидов. Не испытывают они моральных страданий из-за пыток, которым уже чуть ли не ежедневно подвергают россиян сотрудники правоохранительных органов. Вчера никто из них не испытал ни сочувствия, ни сожаления по поводу того, что двухлетняя дочь Ильи Азара осталась в квартире совершенно одна, а отца увели на допрос. А ведь тут возмутились даже московский уполномоченный по правам ребёнка Бунимович и члены российского СПЧ. Обратились в столичную прокуратуру с требованием проверить действия полицейских.

Впрочем, вряд ли работников резиновой дубинки накажут чересчур строго. Гуманный суд Бурятии, например, сегодня осудил условно троих сотрудников угрозыска (во главе с начальником отдела) на 4―4,5 года за пытки подозреваемых. Оба обратились в больницу, а свидетель, давший признательные показания, покончил с собой. Особая жестокость приговора состояла в том, что им в течение 2―2,5 лет запрещено работать в правоохранительных органах. Потом, видимо, можно.

Дюжина садистов, причастных к пыткам в Ярославской колонии № 1, заключены под стражу. Руководство под домашним арестом, ещё пятеро по-прежнему на свободе. В начале нынешнего августа в Ярославле должен был состояться первый в РФ процесс по делу о пытках. Однако Заволжский суд вернул дело в прокуратуру. Между тем пытки продолжаются. В мае нынешнего года во 2-ой клинической больнице Ярославля после пыток умер Алексей Сидякин. Никто не наказан.

Сургутское управление СК возбудило уголовное дело по факту пыток в местном ИВС-1. «У одного проломлен череп… Другой заключенный, находящийся под стражей уже 16 месяцев, рассказал нам о том, как его пытали, и показал страшные ожоги на обеих ногах», ― рассказал член СПЧ Бабушкин. Там же в Сургуте в начале года разразился скандал из-за пыток членов запрещённой секты «Свидетелей Иеговы».

Уже не на окраине и не в глубинке, а во второй столице России стало известно о пытках. В самом передовой тюрьме путинского государства. ФКУ СИЗО-1, колпинские «Кресты-2» ― визитная карточка гуманизации пенитенциарной системы РФ. Возможно, после того, как результаты проверки попадут в соответствующие органы, будет возбуждено уголовное дело. Где-то в отдалённом будущем. А пока торжествует доброта и человечность. Трое причастных к организации пыточной камеры сотрудников уволены. Ещё два десятка ― подвергнуты дисциплинарным взысканиям. И только.

«Тюрьма теперь ― главная скрепа», ― говорит пенсионер-инвалид Владимир Барсуков, некогда авторитетный предприниматель и «ночной губернатор» Петербурга. Он находится в том же ФКУ СИЗО-1. С приговорами и 23-летним сроком по малодоказательным ― мягко говоря ― обвинениям. Несмотря на оправдание судом присяжных. Хотелось бы возразить, но не удаётся. Правительству, живущему по принципу «Кин-дза-дзы», на другой планете, больше нечем скрепиться со страной. Нужно ли стране такое скрепление, при всей особой духовности?

Анна Мышкина, «В кризис.ру»

Общество

У партнёров