Официальное празднование знаменательной для Кремля даты пятилетия аннексии Крыма пройдёт очень скромно. В Москве всё ограничится трёхдневным фестивалем еды. В регионах рекомендовано отмечать великое событие на уровне муниципальной масленицы. Как сообщил секретарь общественной палаты Валерий Фадеев, такое распоряжение дано администрацией президента РФ.

Кто б мог подумать, что всего через пять лет своё главное духоскрепное достижение режим ознаменует банальным обжорством? Не забудем ― в великий пост. На первый взгляд ― дико, на самом деле ― вполне симптоматично. За пять прошедших лет уровень доходов населения суммарно просел на 12%, уже более двух третей граждан в той или иной степени вынуждены экономить на еде. Когда, как не под вопли «Крым наш!» им и поесть от пуза, ощутить всю прелесть свершившегося? В другое-то время такой счастливой возможности может и не представится. Тем более, что во время застолья не так грустно обозревать итоги произошедшего.

Что принесло России «присоединение»?

Перво-наперво, конечно же материальное изобилие. За пять лет ― по официальным данным ― в «присоединённые» территории (включая Севастополь) РФ вложила около 0,5 трлн рублей. Примерно столько же, по данным Минэкономразвития, потеряно из-за санкций, введённых в результате «присоединения» ($6,5 млрд).

По прикидкам независимых экспертов на Крым потрачено втрое больше. Экономист Сергей Алексашенко полагает, что общие затраты составили 1,5 трлн рублей, (больше 5% доходной части российского бюджета). «Очень грубо — по 10 тысяч с каждого российского гражданина, включая беспомощных стариков и младенцев. Или расходы федерального бюджета на образование на протяжении двух лет. Или расходы на здравоохранение на протяжении трёх лет. Или расходы на культуру на протяжении 15 лет. Или финансирование Российской академии наук в течение 357 лет», ― рассказал Алексашенко.

Влияние нынешних западных санкций независимые эксперты оценивают на уровне порядка 1 трлн рублей в год (1,2% ВВП), а в случае их сохранения российская экономика может утратить 3% ВВП, то есть почти 3 трлн рублей (пятую часть российского бюджета).

И это, конечно, не может не радовать сердце истинного патриота РФ. Но для полного счастья можно добавить и ещё несколько столь же оптимистичных цифр. Российские расходы на Крым втрое больше годовых затрат бюджета на ЖКХ, в 4,5 раза ― на культуру и в 7 раз ― на спорт. Потраченные деньги (налоги россиян) составляют 67% годовых расходов бюджета на образование и 96% на здравоохранение. Просто душа радуется, когда прикинешь, скольких школ и больниц стоит россиянам «наш Крым». А сколько ещё на него уйдёт!..  В начале марта правительство уже приняло решение увеличить финансирование федеральной целевой программы по Крыму ещё на 50 млрд рублей. Это значит, что расходы вырастут на 6%. Понятно, что в ознаменование таких щедрот можно три дня подряд жрать не переставая.

Что дали Крыму «вежливые люди»?

Согласно победным реляциям крымского главы Сергея Аксёнова, рост ВРП неуклонно увеличивается, предполагается (точных данных ещё нет), что в прошлом году он достиг 10%. Растёт число новых предприятий. По данным ФНС на 1 января 2019 года, на полуострове действует 44 тысяч компаний (1% от общего количества в РФ). Однако промышленного и сельскохозяйственного роста, по данным Крымстата, и в помине нет. Все победоносные проценты получаются за счёт роста военно-промышленного комплекса. Подъём отмечен в производстве металлов, но это, как объясняют эксперты, ― результат строительства Керченского моста и трассы «Таврида». Этим же объясняется увеличение добычи щебня и песка. Прибыль других крымских предприятий в прошлом году упала от 70% до 90%. Сельское хозяйство просто гибнет, что признал и сам Аксёнов.

Аксёнов особо отметил рост собственных доходов Крыма. В прошедшем году он составил почти 38 млрд рублей!  Увы, больше половины из них —  налоги на доходы граждан (17 млрд рублей) и акциз (5,5 млрд рублей). Все остальные собственные доходы получены от продажи национализированных предприятий и курортов. Недавно, например, за 1,5 млрд рублей Юрию Ковальчуку продан знаменитый завод шампанских «Новый Свет».

По словам Аксёнова, за пять лет инвестиции в экономику Крыма, выросли в 10 раз. И это правда. Но почти все (97%) они ― российские, к тому же на две трети государственные. Частный российский бизнес в Крым не ломится: с 2014 года доля таких инвестиций упала в вдвое. Вся экономика держится лишь на государственных мегапроектах ― Крымский мост, энергомост Кубань — Крым, трасса «Таврида», газопровод из Краснодарского края, новый аэропорт.

И наконец ― особая гордость крымского руководства ― рекордный рост туризма. В прошлом году количество туристов выросло до 6,8 млн человек и достигло почти что советского уровня. Причём 1 млн этих туристов прибыл из Украины. Вот только эти данные никак не согласуются с отчётом Крымсата. По его данным, за полгода (не забываем ― крымские курорты летние, там не отдыхают зимой) в отелях, хостелах и прочих домах отдыха «оздоровилось и отдохнуло» чуть больше 482 тысяч человек, из них 95% —  граждане РФ. Что же касается украинских туристов, то в этом как раз ничего удивительного нет ― большинство крымчан имеют двойное гражданство (и родственников в Незалежной), поэтому вполне очевидно, что они регулярно пересекают государственную границу в том и другом направлении. Что собственно, и подтверждают данные пограничной службы.

Неужели это всё?

Было бы несправедливо не упомянут о том, что в Крыму повысились пенсии (средняя крымская пенсия 12 тысяч рублей, российская ― 14 тысяч рублей). Среднедушевой доход жителей «присоединённых территорий» поднялся на 6,6%. Покупательная способность выросла на 36%. Вырос в Крыму и ещё один важный показатель. О нём Аксёнов почему-то предпочитает умалчивать. Хотя рост зафиксирован уникальный ― в 20 раз всего за пять лет. Это число преступлений террористической направленности в Крыму и Севастополе. С одного в 2014 году их количество выросло до двух десятков в 2018-м. Это коренным образом отличается от показателей по РФ, где террористическая активность неуклонно снижается и, судя по отчётам карательных органов, должна бы уже стать отрицательной величиной.

В чём же разница? Ведь в Крыму установлен такой же режим как по всей РФ, все находятся под неусыпным контролем репрессивных органов. Фишка в том, что, что у режима появились новые враги ― крымские татары, считающие себя коренным населением полуострова и выступающие против аннексии. Репрессии против них начались буквально в день подписания присоединительного договора. Запрещён как экстремистский меджлис крымскотатарского народа. Закрыты газета «Авдет», информагентство «Крымские новости», телеканал ATR. Многие крымско-татарские активисты арестованы и осуждены на длительные сроки. Преследуют и тех крымчан, кто даже после «вхождения» в РФ продолжает считать свей родиной Украину. В начале мая 2014 задержаны несколько членов группы Олега Сенцова. По мнению ФСБ, группа совершила неслыханно бесчеловечный террористический акт ― были подожжены дверь офиса «Русской общины Крыма» и окно отделения «Единой России» в Симферополе. Готовилось и ещё более страшное преступление ― подрыв памятника Ленину.

По данным правозащитных организаций, за пять лет в Крыму по политическим мотивам арестовано 1435 человек, выписано 292 административных штрафа, возбуждено 95 уголовных дел, похищено 45 человек ― 6 из них были найдены мёртвыми,  17 считаются пропавшими без вести, остальные предположительно находятся в местных или российских тюрьмах. Тем не менее, активность татарских и украинских патриотов почему-то не снижается. И портит статистику ― крымскую и всероссийскую.

Социологи ВЦИОМ утверждают, что 93% населения РФ положительно (в целом и «скорее положительно») относится к «присоединению» Крыма, и только 3% чем-то недовольны. Но данные ФОМ говорят о другом: число россиян, считающих аннексию полезной, к нынешнему марту снизилось до 39%, а доля тех, кто полагает, что вред и польза сопоставимы, выросла до 39%.

Можно до хрипоты спорить о минусах и даже плюсах «присоединения», однако очевидно ― аннексия Крыма опустила новый железный занавес между Россией и миром. Эта холодная война закончится, как и предыдущая ― полным крушением правящего режима. Сколь бы ни пыжилась власть, оттягивая конец, 18 марта 2014 года она подписала себе смертный приговор.

Юлия Кузнецова, «В кризис.ру»

Власть

У партнёров