На третий день рабочего бунта на Чаяндинском месторождении «Газпром» рапортовал о нормализации. Вице-премьер Голикова пообещала развернуть мобильный госпиталь. Глава Башкирии Хабиров пафосно поклялся спасти «наших братьев». Полпред в Дальневосточном федеральном округе Трутнев строго потребовал обеспечить все меры, чтобы не допустить распространения инфекции. Якутский глава Николаев клянётся, что людей с Чаянды скоро начнут вывозить. Все вроде при деле. Однако противостояние продолжается.

О том, что среди рабочих «Газпрома» распространяется эпидемия коронавируса, стало известно ещё две недели назад. COVID-19 был диагностирован у 23 человек. «Газпром добыча Ноябрьск» – эта компания ведёт разработку на Чаяндинском нефтегазоконденсатном месторождении в Ленском районе Якутии – выпустил по этому поводу специальное сообщение: «Все работники, имеющие положительный тест, будут изолированы на территории месторождения, условия для этого созданы». Вскоре оказалось, что заразившихся 56 человек. Их отправили в якутские больницы. Всех остальных ― а их более 10 тысяч ― с 17 апреля власти Якутии заперли на карантин. Очередным официальным сообщением «Газпром» оповестил, что работы не прекратятся, смены вахты не будет. Но всё и так хорошо: ― рабочих поголовно протестировали. Хотя на всякий случай резерв всё-таки сформирован.

Тестирование действительно провели. Но его результаты до сих пор не известны. По крайней мере, они точно не известны 10 тысячам рабочих. Запертым в бараках 34 посёлков.

Что за санитарно-бытовые условия создал «Газпром» для рабочих, можно судить по их высказываниям, которые хорошо слышны на видео от 28 апреля. В этот день люди подняли бунт против навязанных скотских условий. «Питаемся комбикормом, как свиньи. Сидим без денег! А если я заболею сейчас, или мы все … заболеем?! Где маски? Согнали всех в общаги, заразу разносим!»  Это очень мягкий, и потому не совсем адекватный, перевод того мата, каким встретили рабочие представителя компании. Снизошедшего побеседовать за жизнь.

Больше сотни лет назад, 17 апреля 1912 года, в тех же краях протестовали горнорабочие приисков Ленского золотопромышленного товарищества (принадлежало британской компании «Lena Goldfields»). Они тоже жили в нечеловеческих барачных условиях, тоже на несъедобных пайках. Шествие было мирным. Но власти строго относились к беспорядкам и прочим нарушениям установленного порядка проведения массовых мероприятий. Да ещё на предприятии, акционерами которого являлись члены русской императорской фамилии. С особой духовностью участвовавшие в прибылях бездуховных англосаксов.

По рабочим открыли огонь. Точное количество убитых даже не стали выяснять. От 150 до 250 человек. Ещё около 250 ранены. «Так было, так будет!» – сказал тогдашний МВД Макаров.

Однако всеобщее возмущение вынудило царское правительство провести расследование. Даже сурово наказать виновных ― ротмистр Трещенков, приказавший открыть огонь, был разжалован в солдаты. Заодно Минфин Коковцов, озабоченный, как и ныне, экономией казённых денег, взял верх над МПС Рухловым: отказал в средствах на строительство железной дороги, необходимой для приисков.

В современной РФ нравы, конечно, не столь зверские. Времена не те: если даже сто лет назад о расстреле стало известно всей стране, то уж сейчас в эпоху Всемирной паутины скрыть массовое выступление просто даже технически невозможно. Даже китайский «Золотой щит» не справляется, нет-нет, да и пропустит что-нибудь не то. А тут и вовсе свободная Россия… Поэтому стрелять и даже просто разгонять дубинками рабочих не стали. Тем более, что выступление было не оппозиционное. Как бы даже не против власти направленное. Хотя, конечно, «Газпром» ― компания государственная. А её газопровод «Сила Сибири», качающий отечественный газ в Поднебесную аккурат от Чаяндинского месторождения и вовсе ― личное достижение Путина. Это он, и только он, уговорил товарища Си принять по сходной цене дары российских недр.

Но формально рабочий бунт всё-таки был на частном предприятии. А если уж совсем формально, то якобы даже не на газпромовском. В «Газпроме» ― причём абсолютно законно ― возразили, что протесты его совершенно не касаются: рабочих нанимали не они, а подрядчики. Им и отвечать. И за условия жизни, и за борьбу с эпидемией. Впрочем, подрядчики тоже не в подворотне найдены. Это «ГазАртСтрой» ― ООО «ГАС», дочерняя компания «Стройтранснефтегаз» Геннадия Тимченко.

И видимо, только очень добрая воля, бесконечное милосердие и запредельное человеколюбие подвигло «Газпром» на какие-то гуманитарные действия. Вроде оказания медицинской помощи. Этим, правда, занимается МЧС. Но ведь на территории компании.

Конечно, суровые критики могли бы напомнить, что не самый богатый ныне миллиардер Дерипаска за свой счёт строит в той же Сибири три полностью оборудованных госпиталя для больных коронавирусом. К этому он добавил три современных специализированных реанимобиля. «Норникель» выделил 1 млрд рублей на медицинскую защиту в городах, где расположены его предприятия. «Мы должны позаботиться о своих работниках, всячески их защитить как с медицинской точки зрения, так и с социальной», — сказал миллиардер Потанин. И добавил от себя ещё 1 млрд рублей на поддержку культурных общественных организаций.

Понятно, что «Газпром» богаче «Русала» и «Норникеля» вместе взятых, а Миллер не сильно беднее Дерипаски и Потанина. Но надо учитывать бэкграунд. Было время, когда молодой и горячий Дерипаска наравне со своими рабочими жарился в цехах Саяногорского алюминиевого завода, разгружал вагоны, дрался с рэкетирами и рейдерами… Потанин сам создавал первые частные предприятия и банки. В 1996-м, похоже, исключительно в целях содействия капиталистическому строительству, без всякой видимой выгоды для себя, купил ненужные ему акции «Связьинвеста». Тем самым спасая компанию от загребущих лап Бориса Березовского и Владимира Гусинского. Совсем иное дело Алексей Миллер. Карьеру в новой России он начал чиновником при Путине в Комитете по внешним связям питерской мэрии… Дальше можно не продолжать. Потому что в 2001-м он уже стал предправления «Газпрома».

Конечно, чиновник Миллер тоже мог бы внести свою лепту в борьбу с коронавирусом.  Есть, говорят, в РФ и такие. Даже сейчас. Но тут, конечно, дело принципа. Вероятно, он совершенно справедливо рассудил, что разбазаривать средства госкорпорации не имеет права. Раз уж государство РФ ― главный бенефициар, пусть оно и заботится о заболевших работягах. А его, Миллера, дело маленькое ― обеспечивать прибыль и бесперебойную доставку газа конечному потребителю. Генсеку Си Цзиньпину.

Тем более, что на фоне пандемии «групповые показатели по международным стандартам финансовой отчётности ухудшаются, в этой части эта проблема нас сильно беспокоит». Цены на газ резко падают. Об этом вчера объявил начальник финансово-экономического департамента «Газпрома» Александр Иванников. Но экономить на дивидендах компания не планирует. Следовательно, надо на чём-то другом. А что может быть дешевле рабсилы? Тем более сейчас, когда по прогнозам главного российского счетовода Кудрина, на улице окажется не менее 8 млн человек. Уж худо-бедно среди них отыщется несколько десятков тысяч голодных мужиков, готовых хоть за харчи утруждаться на благо «Газпрома».

Сейчас, впрочем, ситуация несколько иная. За месяц добровольной «самоизоляции», объявленной Путиным, народ слегка озверел. Злить его даже по мелочам опасно. Оттого из-за мелкой передряги в далёкой Сибири и взволновалось крупное начальство. Глава Якутии успокаивает своих: дескать, не волнуйтесь, всех больных от нас вывезут. Глава Башкирии просит своих: это ж наши братья, примем их, посадим на строгий карантин. Полпред Трутнев требует неотложного тестирования всех чаяндинских строителей (прямо как Айболит: и ставит, и ставит им градусники). В разборку подключилась даже местная прокуратура. Решила что-то расследовать по поводу условий содержания рабочих. Но тут, надо думать, она никаких нарушений не обнаружит. Не такой человек Геннадий Тимченко, чтобы в его компании какие-то нарушения нашлись.

На волне всеобщего ажиотажа «Газпром» всё-таки решил подсуетиться. «Ведутся работы по монтажу и настройке двух комплектов (аппарат ИВЛ, концентратор, маска) аппаратов для проведения искусственной вентиляции лёгких. К середине мая будет решён вопрос о доставке мобильной КТ-установки с бригадой технических специалистов для её монтажа и наладки», ― говорится в передовице журнала «Газпром добыча Ноябрьск». «К середине мая» ― это через две недели. А что будет за эти две недели в рабочих посёлках, про то молчок. Сколько людей к тому времени заболеют COVID-19 и сильно ли им помогут два аппарата ИВЛ? Но, говорят в «Газпром добыча Ноябрьск», уже прямо сейчас на Чаяндинское месторождение отправлены маски и перчатки. Даже точные цифры указаны: 3,5 тысячи одноразовых масок (срок действия 2―5 часов) и 650 пар перчаток. На 10,5 тысяч человек.

Изменилось всё далеко не сразу. Потребовался не только бунт с матюгами. Сегодня рабочие продолжили борьбу ― практически за жизнь. На подъезде к посёлку «73-й километр» был организован кордон ― никого не пускали в посёлок и никого не выпускали из него. Сейчас рабочие снова разошлись. Но завалы из брёвен оставили. Видимо, дальновидно рассудив, что они скоро снова потребуются.

Вполне вероятно, что проблема на Чаяндинском месторождении будет решена. Надо на это надеяться. Но здесь не единственное место в РФ, где ведёт работы «Газпром». А есть ведь ещё «Роснефть», «Транснефть», «Росатом».

После Ленского расстрела прошло 108 лет. За это время в России свершились две революции. Власть менялась несколько раз. Компания «Lena Goldfields» возвращалась на золотодобычу в Сибири сразу после Ленина, уходила при Сталине, при Брежневе получала присуждённые отступные. Хозяева умеют сговориться. Умеют временами и откупаться. Раз-другой это может помочь. Иногда даже третий…

Так что опыт чаяндинского бунта явно ещё пригодится. Вероятно, не только рабочим-вахтовикам.

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

Общество

У партнёров