_79652198_natskywalkerАмериканское движение массовых беспорядков перебросилось через океан. 76 человек задержаны сегодня полицией Лондона на акции солидарности. Британцы решили поддержать взбунтовавшихся афроамериканцев у торгового центра Westfield. Собралось порядка 600 человек, некоторые из них разлеглись на полу супермаркета, имитируя фергюсонца Майкла Брауна и его собратьев, погибших в стычках с полицией.

«Бобби в шлемах» поначалу не вмешивались. Мирные протесты в Великобритании разгону не подлежат. Но мирные акции бывают не нужны протестующей стороне. Картинка делается эффектнее, если начинается «замес». К тому же многие бывают искренне возмущены. Тем более в Англии, где родились футбол и бокс, джентльмен ценит силу, вдохновляется спортивным азартом и не откажется от случая подраться. Так и на этот раз – несколько десятков демонстрантов стали прорываться в Westfield. В таких случаях британским полицейским положено вмешиваться. Как Даррену Уилсону в Фергюсоне при нападении положено было стрелять.

Итог: нормальная свалка, хотя и не на уровне того, что творится порой на английских стадионах. Почти восемь десятков ждут обвинения в нарушении общественного порядка. С одним из них вопрос жёстче – ему инкриминируется нападение на полицейских. Это уже весьма серьёзно. «Мы не будем терпеть незначительное меньшинство, которое предлагает насилие или совершает преступные деяния», – заявил офицер полиции, руководивший задержаниями. Сказано жёстко, но, заметим: проведена чёткая граница – насилие.

Дополнительная сложность в том, что протесты, в том числе насильственные, против насилия и направлены. Беспорядки в миссурийском Фергюсоне, накрыли многие города США. Теперь к американцам присоединяются англичане. С теми же претензиями – гибель негров от рук белых полицейских. Безотносительно к предшествующим обстоятельствам.

ericgarnerИстория Майкла Брауна стала всемирно известной. Но совсем недавно нью-йоркские присяжные оправдали другого белого полицейского – Дэниела Панталео, задержавшего афроамериканца Эрика Гарнера со смертельным для того исходом (Гарнер был болен астмой и погиб от удушающего приёма). В Финиксе, штат Аризона, полицейский застрелил негра Румэйна Брисбона. Опять по ошибке, принял его за наркоторговца. Имя финиксовского стрелка пока не оглашено, но сотни демонстрантов этого уже потребовали.

Акции протеста с новой силой хлестнули по американским городам. Слоганом волнений стали последние слова Эрика Гарнера: «Я не могу дышать». В Нью-Йорке за один раз задержаны более двухсот человек. В Сан-Франциско произошёл практически уличный бой: демонстранты взялись за молотки, полиция пустила в ход слезоточивый газ. В той же Калифорнии блокировалась железная дорога и автотрасса. В Бостоне сорвали зажжение огней на рождественской ёлке. В Вашингтоне марш протеста прошёл мимо Белого дома. Президенту Обаме явно – хотя с определённой политкорректностью – напоминают, из какой среды он происходит. И ждут от него вполне определённых действий. На которые он не может пойти, поскольку является президентом не Зимбабве и даже не Кении, где родился его отец.

Расово-политический кризис в США – пожалуй, происходящее уже можно так назвать – возник не на пустом месте. С одной стороны, афроамериканская община серьёзно криминализирована. С другой, немалое количество американцев сохранили определённые предубеждения. Расизма как доминирующего настроения и тем более как государственной политики в Америке давно нет. Но есть некоторые социальные различия, пролегающие между расовыми общинами. Есть и подспудные конфликты, временами выходящие на поверхность. Иногда в драматической форме, как теперь.

Есть и ещё один немаловажный фактор – готовность внесистемных политиков воспользоваться ситуацией. В афроамериканской общине ощутимо влияние пропаганды расового радикализма (преподобный Джесси Джексон в 2008 году претендовал на статус «гуру» для Барака Обамы, но тот вежливо дистанцировался) и даже чёрного расизма (Луис Фаррахан 19 лет назад выводил на Вашингтон под знамёнами «Нации ислама» если не миллион человек, то полмиллиона точно). И эта сторона не считает для себя обязательными нормы политкорректности. События, подобные «Фергюсон +», резко, хотя и временно, усиливают влияние радикалов. Не только темнокожих. В такие периоды они потенциально в состоянии многого добиться на волне спонтанной атаки.

Теперь налицо уже международный размах. Характерно, что распространение началось с Великобритании. Это более чем логично – в общем-то, не так уж давно полицейский застрелил криминального авторитета-иммигранта, вызвав побоища в разных городах страны. И опять-таки, внесистемные левые постарались извлечь из событий максимум политической выгоды. Особого эффекта они не добились, слишком негативным было восприятие подавляющего большинства населения, слишком ясно высвечивалась политическая стыковка с криминалом. Сейчас иначе: солидарность с заокеанскими собратьями, да и криминальная подоплека не выглядит однозначной. Особенно если её не акцентировать. Политическая же повестка та же.

Можно сказать, всё это подоспело вовремя для той самой элиты, которую проклинают демонстранты. Позволяет отвлечься от востока Европы. Продолжить привычную сказку про белого бычка, отводя общество от клинча «майданного» социального противостояния к архаичному межрасовому.

Анатолий Кружевицын, «В кризис.ру»

Общество

У партнёров