Михаил Глущенко, отбывающий сроки за особо крупное вымогательство и за организацию убийства Галины Старовойтовой, подал ходатайство об условно-досрочном освобождении. Ходатайство принял к производству Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга. Заседание назначено на понедельник 25 мая. Формальное право на УДО у Глущенко есть. Вопрос в неформальных обязанностях. Всё ли он исполнил? Если ещё не всё, то где исполнит лучше?

С конца 1980-х по начало 2000-х Михаил Глущенко был известен под кличкой «Миша Хохол» и считался одним из крупнейших преступных авторитетов Северной столицы. Эксперты «криминального Петербурга» сбивались со счёту, стараясь перечислить возглавляемые им бригады. Это не мешало – скорее помогало – Михаилу Ивановичу быть авторитетным предпринимателем, крупным акционером, влиятельным теневым деятелем.

На выборах 1995-го «Миша Хохол» был избран депутатом Госдумы по списку ЛДПР. Состоял в думском комитете по геополитике. Членство в нём обеспечивало имидж крутого патриота, но не требовало ни присутствия на заседаниях, ни вообще какой-нибудь депутатской деятельности. Оставался депутатом до 1999 года. Вес в теневых кругах обеспечил Глущенко заметное место в близком окружении Владимира Жириновского. Его депутатская приёмная располагалась в знаменитом офисе на улице Демьяна Бедного. По соседству с охранным предприятием «Благоверный князь Александр Невский».20 ноября 1998 года в подъезде на канале Грибоедова погибла под пулями депутат Галина Старовойтова. Исполнителей убийства во главе с руководящим сотрудником «Благоверного князя» Юрием Колчиным арестовали несколько лет спустя. В 2005 году они были осуждены на длительные сроки заключения. Звенья сцеплялись прочно, поэтому неудивительно, что незадолго до этого Михаил Глущенко выехал из России. Некоторое время он провёл в Испании. Где, очевидно, не прижился. Во всяком случае, был лишён привычного статуса и образа жизни. В 2009 году, по неясным широкой публике причинам, он внезапно вернулся в РФ – и тут же был арестован в Петербурге при обмене паспорта. Правоохранительные органы имели к нему достаточно много вопросов и претензий.

Первый приговор – 8 лет строгого режима и 300 тысяч рублей штрафа – Михаил Глущенко получил в 2012 году. По статье 163 УК РФ – за вымогательство в особо крупных размерах. По суду доказано, что в начале 2000-х Глущенко давлением и угрозами пытался получить 10 млн долларов от братьев-предпринимателей Вячеслава и Сергея Шевченко. 24 марта 2004 года Вячеслав Шевченко-старший был убит на Кипре вместе с деловым партнёром Юрием Зориным и референтом Валентиной Третьяковой. В организации этого убийства тоже подозревается Глущенко (равно как в причастности к целому ряду сходных эпизодов «бандитского Петербурга»).

Однако Глущенко показал себя в определённой степени хозяином своей судьбы. Он изменил её сам. Правда, не по своей воле. Тут целый набор парадоксов, но дело было так.

В марте 2011 года осуждённый Колчин назвал Глущенко своим руководителем в операции по убийству Старовойтовой. Поначалу речь шла об организаторе Колчине и заказчике Глущенко. Следственная служба Управления ФСБ по Петербургу и Ленобласти возобновила расследование незадолго до истечения пятнадцатилетнего срока давности. 8 ноября 2013-го Михаилу Глущенко было предъявлено обвинение по вновь открывшимся обстоятельствам. В деле Старовойтовой появлялся наконец заказчик и мотив.

Понятно ведь, что Колчин со товарищи, при всей их «благоверности», сами не имели причин для такого дела. А вот жёсткое политическое противостояние демократа Старовойтовой с ЛДПР, её конфликты персонально с лидером этой партии вполне могли породить причины для серьёзной враждебности. Положение Глущенко в верхушке ЛДПР само по себе не улика. Но знак.И тут вмешался, можно сказать, ход истории. Нельзя не отдать должное – Глущенко эффективно сумел им воспользоваться. Во-первых, надвинулся 2014 год. Партия Жириновского превратилась в авангард державной духовности, путинский «парник преданности» (удачное выражение из сатирического романа Аркадия Арканова). Задевать ЛДПР криминальным скандалом стало совсем не ко времени. Во-вторых – что, пожалуй, даже важнее – вышло на новый виток преследования экс-«ночного губернатора» Владимира Кумарина-Барсукова.

«Дело Барсукова» – отдельная большая тема. Так или иначе, в 2013–2014 годах шёл процесс по делу о покушении на петербургского миллиардера Сергея Васильева. Главным обвиняемым был Барсуков – оправданный присяжными, но вторично отданный под «спецправосудие» и в итоге объявленный виновным. Показательное наказание за «ночную» альтернативность как-то пробуксовывало. Потребовалось закрепить уголовно-политическое преследование новым броским обвинением. Это и обеспечил Михаил Глущенко: в апреле 2014-го (ещё до вердикта по покушению на Васильева) он дал показания о причастности Владимира Барсукова к убийству Галины Старовойтовой. В качестве «заказчика», кого же ещё. На этой основе Михаил Иванович заключил сделку со следствием. Обещавшую снисхождение на суде.

Себе Михаил Иванович отвёл скромную роль. Дескать, из страха перед Владимиром Сергеевичем вынужден был организовать убийство Галины Васильевны. Защита Глущенко характеризовала такие показания как «гражданский подвиг»: ведь не испугался признаться в своём испуге! разоблачил страшного главаря! Но Октябрьский райсуд Петербурга этот подвиг явно недооценил. Итоговый вердикт был вынесен 28 августа 2015 года: 17 лет ИК строгого режима и штраф 300 тысяч рублей. При назначении срока учитывался уже вынесенный восьмилетний приговор за вымогательство.На этот раз Глущенко был осуждён по статье 277 УК РФ – посягательство на жизнь государственного деятеля. Эта статья из «тяжёлых». Условно-досрочное освобождение допускается при отбытии двух третей срока, не ранее. Но Глущенко «закрыт» в общей сложности уже 11 лет. Так что вправе подавать на УДО. За эти годы он, кстати, так и не добрался до колонии. Пребывает в Петербурге, кочуя между СИЗО и «тюремной» больницей имени Гааза. (Кумарин-Барсуков, между прочим, находится в ЛИУ-12 Кировской области.) Сейчас Глущенко в изоляторе УФСБ. Соответственно, ходатайство об УДО рассмотрит по территориальности Дзержинский суд.

«Михал Иваныч разрешил снять гипс сегодня! Без шума и пыли!» – восхищался в «Бриллиантовой руке» незабываемый папановский Лёлик. Что ж… Михал Иваныч из питерского СИЗО всё себе разрешит в любой момент. И без шума и пыли нередко ему удавалось. Но нынешние обстоятельства зависят не только от него.

Владимир Барсуков осуждён за покушение на миллиардера, за «рейдерский захват» магазина и ресторана, за вымогательство нескольких тысяч долларов, за создание ОПС из двух человек… Всё это потянуло на 23,5 года (сравним, кстати, со сроком Глущенко). Но разве это требуется для настоящей показательности? Припечатать убийством женщины-политика, светлым образом вошедшей в историю – это да, вот это будет серьёзно. Мало кто рискнёт после такого спорить с губернаторами и госкомпаниями, как позволял себе Кумарин-Барсуков.

Обвинение в убийстве Старовойтовой Барсукову предъявлено. Как «организатору», неизвестно для чего выполнявшему неизвестно чей заказ. Конечно, без остроумно-креативного Михаила Ивановича никуда не деться. Кто ещё способен такое изобрести? Тут вопроса нет. Есть другой: где, в СИЗО или на УДО, он будет способнее к очередному «подвигу»?

P.S. Поддержать свою репутацию Глущенко не замедлил. Дня не прошло со вчерашнего ходатайства, как сегодня: «Я гражданин Греции и плохо владею русским», – написал он в Приморский райсуд. «Мирный грек», достойный песни Высоцкого, затребовал себе переводчика на испанский, распорядился уведомить о своих проблемах генконсульство Греции и снова пожелал именоваться не Михаилом, а Мигелем. Речь идёт о предстоящем рассмотрения дела об убийстве Шевченко, Зорина и Третьяковой. Которое также инкриминируется Глущенко.

Прикинуться сумасшедшим, парализовать этим процесс и выиграть время – известная методика дона Мигеля. Не раз уже применённая. Что всего интереснее, в принципе он имеет соответствующие права. «Если суд сочтет требования допустимыми, следствию придется переводить на испанский сотни томов», – констатирует «Фонтанка.ру». Процессуальная клоунада, имитация безумия может сработать в любой из многочисленных криминальных тем Глущенко.

Денис Гурамин, специально для «В кризис.ру»

в Петербурге

У партнёров