В Боливии состоялся конституционный референдум. На суд граждан самой бедной страны Южной Америки выносился всего один вопрос – об отмене ограничений для действующего президента и вице-президента для переизбрания на высшие государственные посты. Большинство граждан проголосовали против. По информации на данный момент, против пожизненных переизбраний Эво Моралеса высказались около 51% боливийцев.

Presidents-Evo-Morales-of-Bolivia-Cristina-Fernandez-de-Kirchner-of-Argentina-Jose-Mujica-of-Uruguay-Dilma-Rousseff-of-Brazil-and-Nicolas-Maduro-of-VenezuelaПлебисцит проходил на фоне явного кризиса левого движения в Южной Америке, проявившегося, в частности, в победе правоцентристов на президентских выборах в Аргентине и парламентских выборах в Венесуэле, а также в заметном политическом ослаблении действующего президента Бразилии Дилмы Руссеф. Да и в Боливии наблюдатели предрекали правящему с 2006 году президенту Эво Моралесу и его Движению к социализму (ДКС)  «самую тяжёлую кампанию» за последнее десятилетие. Так оно, в итоге, и вышло.

Конечно, Боливия не могла оказаться в стороне от той волны кризиса, которая несколько запоздало накрыла Латинскую Америку. Страна в значительной степени зависит от экспорта газа и меди. Как во всякой бедной латиноамериканской стране, в Боливии имеется масса социальных проблем. В частности, свыше 40% населения страны, прежде всего коренные индейцы, живут менее чем на $4 в день, а пятая часть и вовсе в крайней нищете. По официальным данным, до сих пор на «неформальную экономику» приходится половина ВВП и около 80% рабочих мест.

pic_6ae14020189e56ad0d24fdc23251dc84В то же время, Эво Моралес и его социалистическая команда за 10 лет нахождения у власти могут похвастаться и определёнными достижениями. Поэтому у ДКС имеется довольно внушительная социальная опора. Прежде всего, по мнению британской исследовательницы Эли Май О’Хаган, «речь идёт о последовательном наступлении на бедность; за годы нахождения Эво Моралеса у власти она в целом сократилась в Боливии на четверть, а её крайние формы – более чем на 40%».

Последние четыре года, в отличие от ведущих «левых» стран Южной Америки, боливийская экономика показывала стабильный рост, динамика составляла плюс 4-5% в год. Eдалось довести безработицу до 2,5% трудоспособного населения, регулярно поднимая при этом размер минимальных зарплат и пенсий. Общественный долг – на зависть многим соседним странам – в Боливии равняется всего 36% ВВП.

Многие наблюдатели отмечают, что в последние три года заметно увеличился размер прямых иностранных инвестиций в боливийскую экономику. Эти инвестиции имеют разнообразное происхождение, что не удивительно: среди внешнеторговых партнёров Боливии ни у кого не имеется явного превосходства. В стране представлен, в частности, бразильский, аргентинский, китайский и американский капитал.

Evo_Morales_shnurkiС 2005 году Эво Моралес уже трижды переизбирался в президенты. Его партия контролирует большинство в двух палатах парламента. В большинстве департаментов ДКС также находится у власти. Последний раз Моралес победил на выборах 2014 года, получив уже в первом туре 61% голосов. Но это было обусловлено не только реальной популярностью. Режим чем дальше тем больше приобретал авторитарные черты. Произвол партийно-государственного чиновничества, насаждение президентского культа, бесчинства местного «антимайдана» – реалии сегодняшней Боливии.

Похоже, южноамериканцев уже начала «доставать» любовь вождей «социализма XXI века» к постоянному переизбранию. Эта страсть объединяет всех президентов «социалистической оси» – венесуэльца Мадуро, эквадорца Корреа, никарагуанца Ортегу, боливийца Моралеса. С одной стороны, боливийцы устали от той политической неразберихи, с которой сталкивалось общество в конце ХХ века и в начале нулевых. С другой,  даже с учётом распространённых симпатий к Моралесу и его партии, в обществе сильна приверженность политическому плюрализму и сменяемости власти. Хороший пример для Российской Федерации.

nota25832_imagen0_x5Перед референдумом ДКС пришлось столкнуться с  решительной оппозицией со стороны самых разных частей политического спектра – консерваторов, либералов, социал-демократии, автономистов, независимых профсоюзов и фермерских организаций. Негативным для властей фоном стало расследование дела о «торговле влиянием» бывшей пассии 56-летнего президента Габриелы Сапаты, руководителя принадлежащей китайцам компании CAMC. Незадолго до выборов вездесущая пресса разузнала, что эта фирма подписала с государством соглашение на $575 млн, что для Боливии более, чем много.

Похоже, Моралес угодил в «ловушку демократии». Левыми принимались меры по максимальной децентрализации и расширению прав различных общин. Изменили название страны на Плюринациональное Государство Боливия, признали законность национальных и местных референдумов, добавили к испанскому в качестве государственных языки автохтонных индейских народов, перешли к выборности судей. Всё это соответствовало духу общинного социализма, защищаемому Эво Моралесом и его вице-президентом, левым интеллектуалом Альваро Гарисиа Линейрой.

Но когда правящая партия сделала ставку на пожизненное правление своего лидера, боливийцы решили сказать «нет». Один из лидеров оппозиции Самюэль Дория Медина отметил: «Сегодня проект трансформировать Боливию в страну с единственной партией умер».

Жорж Камарад, специально для «В кризис.ру»

в Мире

Общество

У партнёров