Участь моя решена! Голосую. Вероятно, с облегчением воскликнули сотни, тысячи или ― кто знает? ― может быть, даже целый миллион петербуржцев. Борис Вишневский (Лазаревич) вновь внесён в списки кандидатов в депутаты городского Законодательного собрания. Сомненья прочь! ― те, кто привык в течение трёх десятилетий осуществлять своё конституционное право избирать себе начальство, могут вздохнуть спокойно.

Наконец-то у них появился кандидат, за которого не стыдно отдать голос. Не из набившей оскомину ЕР. Не из неизвестных «Новых людей», не из известных старых. Даже не их такой мощнейшей силы, как «справедливцы», которые теперь ещё и за прилепинскую правду («Я боевиками командовал, много людей убил! – Как страшно, сейчас под кровать залезем. Не гони!»).

Вот этот кандидат: депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга, глава и единственный член его «яблочной» фракции Борис Вишневский. За ним, как выяснилось, настоящие деньги, сила, влияние, власть.

Он сообщил, что горизбирком единогласно отменил решение об отказе зарегистрировать его кандидатом. Единогласно! То есть все без исключения члены ГИКа высказались за то, чтобы он боролся за власть в Петербурге. Хотя неделю назад были против. Может и не все, но большинство. Иначе в ТИКе № 30 никакого отказа не было бы и зарегистрировали бы с первого раза. Никто ж не думает, будто в ТИКах что-то всерьёз сами решают. Тем более по Борисам Вишневским (всем троим).

Хорошо, что разобрались. Вовремя спохватились, поняли, что где-то напутали. И замечательно, что нашёлся человек, который всё разъяснил ― и ТИКу и ГИКу. А может, и самому ЦИКу. Ведь не зря же Элла Памфилова снарядила специальную экспедицию членов ЦИК для проверки работы питерских ТИКов. Якобы что-то выяснить по поводу билбордов, которые не дают вешать Татьяне Булановой. Но на самом-то деле всё сложней.

Впрочем, питерцев эта проверка не очень беспокоит. Город-то особенный, революционный, здесь ЦИК уже не раз обламывали. О чём и заявил в своём Telegram-канале член ГИК с правом совещательного голоса Виктор Воробьёв. Типа, ЦИК не всемогущ и не являет собой вышестоящую инстанцию для местных ТИКов и ГИКа. «Формально основания проводить какие бы то ни было проверки у ЦИК есть только в отношении организации подготовки и проведения выборов депутатов Государственной думы», ― победно резюмировал Воробьёв.

То есть вопрос о том, как и кого выбирать в ЗакС, решает кто-то прямо на месте. И это возвращает к вопросу о регистрации Бориса Вишневского.

Смелым и решительным человеком, своей грудью, авторитетом или подносом защитившим Бориса Вишневского (Лазаревича) стал видный горожанин, ресторатор и борец за права человека-бармена Евгений Пригожин. «Я считаю, ― открыто и громогласно заявил он, ― что выборы должны быть честными. И выигрывать и бороться с Вишневским тоже надо честно, а не придираясь к помятости листов и качеству скрепок. Хотя лично я к Вишневскому симпатии не испытываю. У меня на вишню аллергия».

А ведь не так давно сам Пригожин обещал «расчленить» (в суде, разумеется) Вишневского за клевету на известного питерского балетмейстера Бориса Эйфмана. Депутат обвинил его в поджоге Доходного дома Басевича. Этот многострадальный дом передан эйфмановскому Театру балета под апартаменты для труппы. Но ремонтировать его ― дороже, чем строить новый. Дом и не ремонтируют. Зато регулярно поджигают. Вишневский заявил, что «знает, кому это выгодно». На защиту чести и достоинства балетмейстера выступил Пригожин. Как истинный рыцарь и культурнейший житель сверкультурной столицы. «Господин Борис Вишневский в своём стремлении дёшево хайпануть абсолютно заигрался, ― строго сказал он. ― В случае желания господина Эйфмана с удовольствием подключу своих юристов и расчленю хайпующего депутата как насекомое». Этот гневный порыв объясним: в конце 2019-го, сам Вишневский подавал в управление внутренних дел Приморского района заявление о возбуждении уголовного дела о клевете в отношении пригожинского медиахолдинга «Патриот». Дальше этого дело, кажется, не пошло, но осадок-то остался.

В общем, отношения между депутатом и бизнесменом никак нельзя назвать дружескими. И тем не менее, в трудную минуту Пригожин поспешил на помощь.

Вот он, наш новый Вольтер! Яблоки он не жалует, вишни он не любит, но, похоже, готов отдать жизнь за их право на произрастание. Смело и нелицеприятно он критикует предвыборную ситуацию в городе. Быстро и своевременно пресекает непотребства и исправляет вопиющие нарушения. Причём ― вопреки самому Беглову. Который, по словам самой Памфиловой, публично «поддержал и дал высокую оценку избирательной системе города, тогда как ЦИК России трижды выражала недоверие городской избирательной комиссии».

А вот Пригожин не поддержал. Вернее, поддержал самые основы демократии. «Федеральная власть на выборах всех уровней требует открытости, прозрачности и справедливости, ― пояснил он свою гражданскую позицию, ― а когда речь идёт о выборах регионального уровня, то это важно вдвойне. Не будет шершавых депутатов — часть региональных руководителей вообще уснёт».

И вот Вишневский снова в строю. Точнее в списках кандидатов. Возможно, с помощью Пригожина он успешно пройдёт все препоны голосования. И снова будет радовать петербуржцев своими яркими, хотя и не особо эффективными выступления в городском парламенте.

Цена этому велика.

Вчера, когда Вишневский праздновал триумфальную победу, стало известно, что ТИК № 17 признал недействительными 17% подписных листов за кандидата на выборы в ЗакС певицу Татьяну Буланову. И даже посмел назвать «безобразной» работу её сборщиков подписей. И отказал в регистрации. А ведь она баллотируется от «Родины». Её поддержала сама Памфилова и, как истинный патриот своей родины ― большой и малой ― поддерживает Евгений Пригожин. Вполне очевидно: это ― жестокая месть лично ему. За бескорыстную помощь в восстановлении справедливости по отношению к  Вишневскому.

Не удивительно, что Пригожин тут же ринулся в новый неравный бой. Он уже выступил с заявлением о том, что инвесторы, аки «стадо бизонов» бегут из Питера. С тех самых пор, как его покинула градоматерь Валентина Ивановна. И по всему выходит, что лишь истинные патриоты, вроде Булановой и Шугалея (тоже «родинец») могут спасти Северную столицу от полного разорения и нищеты. В штабе Булановой пообещали, что будут бороться за восстановление её законных прав. Надо думать, Пригожин и в этой борьбе будет не последним участником и в конце концов выйдет победителем. Тем более, тут не Сирия и не ЦАР.

Кстати, в ЦИКе уже отмечено: половина всех жалоб, поступающих от кандидатов со всех концов РФ, исходит из Петербурга. Так что работы на благо демократии у Пригожина предстоит немало. Потому как кроме родных и близких ему по духу «родинцев» и Вишневского придётся спасать других «шершавых», позарез необходимых городу. Отказ в регистрации получили «яблочные» кандидаты Николай Громов, Илья Сиялов, Любовь Дюве, Ксения Михайлова. А ведь эти люди ― несомненно, только ради счастья и славы города ― точно так же, как и Вишневский, поставили на карту свои честь и достоинство. Смело поддержали Явлинского в борьбе с Алексеем Навальным (иначе, как бы они оказались в партийных списках?). Однозначно пошли на сговор с режимом, принимая участие в травле владимирского сидельца. Если не в буквальном, то в фигуральном смысле. Видимо, готовы и на другие репутационные жертвы. Надо думать, помощь Пригожина они заслужили.

В отличие от Льва Шлосберга. Ему-то не простятся идеологические шатания и колебания. И уж тем более косвенная критика партбосса. Ну как можно ― да ещё в открытом письме ― заявлять, что партия «Яблоко» должна поддерживать людей, которые вышли «с открытым протестом на мирные акции с требованием свободы»? И даже требовать от партии стать их представителем. Да ещё и публично намекнуть, что «если бы «Яблоко» было в Думе, Навальный не сидел бы в тюрьме», а участвовал бы в выборах и имел бы зарегистрированную партию. Понятно, что Шлосберга уже второй раз выкидывают из списка кандидатов. Теперь ― из московского; этому списку лично Памфилова обещала поспособствовать в предвыборных массовых мероприятиях.

Сняли за «причастность к деятельности общественного объединения, осуществляющего экстремистскую деятельность». И спасибо, если только этим снятием всё и закончится.

А вот не колебись. И будет тебе свой Пригожин. Хоть псковский, хоть московский.

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

Общество

У партнёров