Режим упорно пытается превратить себя в тотальный. Жизнь подданных регламентируется на высшем уровне. Но РФ не СССР. Получается зачастую попросту комично. Вот, берётся верховная власть за установление правил использования приусадебных участков. Ограничивает содержание мелкого рогатого скота, свиней и кур. Верховный суд пародирует законотворчество депутатов нижнего уровня – о запрете складывать дрова за пределами садового участка. Отчего-то, правда, это не мешает пожарам на огромных площадях.

Но вернёмся к свиньям. А также коровам и курам. Вероятно, существует опасность распространения птичьего гриппа. Можно опять-таки посетить каждого дачника с проверкой и оштрафовать за нарушение правил. Неважно, противопожарной или санитарной безопасности. Даже официозная «Российская газета» иронизирует на эту тему: «История умалчивает, был ли это плановый рейд в поисках нелегальных насестов, или куры своим кудахтаньем достали соседей, а те пожаловались властям». А вот мнение представителя Ассоциации юристов России, носящей славной имя Марии Спиридоновой: «Категория земель и вид разрешенного использования — основные характеристики земельного участка, они определяют его сущность и порядок использования». Мария Спиридонова прошлого века не разменивалась на казённые формулировки, ничего в себе не несущие.

В принципе, ситуацию несложно смоделировать. Время от времени по властной инициативе или соседскому доносу проводятся рейды, выявляющие нарушения. К городской частной собственности это пока не относится. Можете держать в квартире кроликов, если они не пьянствуют после 23:00. Также разрешено держать пчёл на приусадебных участках. Хотя опасность от них посерьёзнее, чем от кур, овец и коров. Между тем, агрогорода стали едва не последней надеждой в условиях санкций и пандемии, тотальных запретов на всё и вся.

Понятно, что в условной деревне, где человек держит скотину или гонит самогон, но дружит с местными властями, ему ничего не будет. Однако в пригородах мегаполисов иначе. Передел собственности давно произведён. Но есть ещё странные люди, которые на своих приусадебных участках занимаются тем, что нужно, а не тем, что предписано.

Сейчас можно сверяться с советским опытом. Вспоминаются ужасы коллективизации. «Вспомните, двадцать девятый год, эпоха великого перелома», – говорила учительница литературы московской средней школы в далёкие девяностые. С явным презрением к Сталину и его последователям. Сейчас тональность иная, сталинизм за малым не государственная идеология. В таком случае, информация к размышлению: по закону 1935 года каждый колхозный двор мог иметь в личном пользовании корову и до двух голов молодняка, не говоря о курах.

Со скотом на приусадебных участках боролся в СССР и Никита Хрущёв. Посреди всей «оттепели», на фоне гагаринского полёта. XX съезд, разоблачение культа Сталина – это одно. Но основы системы, в том числе экономические, под вопрос не ставились. Наоборот, вперёд с песней. Шестидесятые стали временем наступления на личные приусадебные хозяйства.

В дальнейшем ситуация поменялась. Периодически возникали послабления в духе «подворье – подспорье». Многие держали крупный и мелкий рогатый скот и не отчитывались перед государством. Но выпас только в пределах ограждённой территории, мясо и шерсть сдавать официально. Последняя атака, очередным парадоксом, пришлась на начало горбачёвских времён, под штандартами «борьбы с нетрудовыми доходами». Но недолго. Пока не началась Перестройка.

И в «бурные девяностые», и в «тучные нулевые» люди повсеместно отходили от любой деятельности, связанной с сельским хозяйством. Теперь же, когда многим приходится выживать, приусадебный участок вновь становится подспорьем. Замахи на которое, если чему и способствуют, то лишь социальному озлоблению. Конечно, корову не спрячешь. Зато можно не платить налогов, по разному уходить в тень. Закон о трех колосках в наши дни не будет действовать. Не сталинские времена.

Юрий Сосинский-Семихат, специально для «В кризис.ру»

У партнёров