Сценарий военного нападения на Россию может существовать лишь в воспалённых мозгах записных геополитиков, проплаченных агитпроповцев или альтернативно одарённых людей. Ракетно-ядерного потенциала нашей страны хватит на несколько будущих поколений. Однако старую максиму о том, что армия не должна сидеть без дела, никто пока не отменял. В том числе в России.

image23230303_96906ab7625bf5669a1c8db3c0dadc09Каждое государство решает эту проблему по-своему. Самые разнохарактерные примеры – США, Израиль, Швейцария: наступательная тактика профессиональной армии, враждебное окружение, мотивированный вооруженный народ. У России и здесь особый путь. Яркий пример тому – очередные внезапные проверки боеготовности воинских частей. Наиболее симптоматичные события на этот раз происходят на Каспии.

С виду всё очевидно. Проверяющие проконтролируют состояние сил и средств ВМФ в Астрахани, Махачкале и Каспийске. Пройдут учения в акватории Каспийского моря для экипажей кораблей, и манёвры на полигонах для морских пехотинцев. Главная цель – выяснить степень боевой слаженности, а также профессионализма командования соединений и частей.

Конечно, знающие люди, слыша о «внезапной» проверке, обычно ехидно улыбаются. Некоторое удивление вызывают слова представителя Минобороны РФ по ВМФ Игоря Дыгало (хорошо известного со времён трагедии «Курска») о пополнении корабельных запасов, которое привязано к нынешней проверке. Поясняем. По большому счёту, корабельный состав делится на две категории. Чтобы не загружать читателя специфической терминологией, скажем так – это корабли постоянной боеготовности и боеготовности неполной. Боевые единицы периодически меняются местами. Одни бороздят морские просторы и потом становятся на ремонт, другие выходят из ремонта и уходят в море. При этом существует комплекс специальных задач, после выполнения которых на кораблей поднимается специальный флажок – вымпел. Что означает – корабль вошёл в первую линию и в принципе готов к бою и походу. Мелочь, а приятно – после этого события экипажам начинают выплачивать дополнительное денежное довольствие, так называемые «морские».

К чему всё это сказано? К тому, что для кораблей первой линии наличие всех необходимых запасов – одно из условий их статуса. И никакие проверки на этот показатель не влияют. Это всё равно, как если бы пехотинец собрался в бой, а сапоги с автоматом оставил в казарме.

Перейдём к конкретике. Очевидно, что под маркой очередных вроде бы рутинных мероприятий убиваются несколько зайцев. Проверка боеготовности – само собой. Параллельно проводится демонстрация силы на конкретном театре военных действий. Заодно можно напомнить о своих военных ресурсах Казахстану и особенно Азербайджану. Так, на всякий случай. А то в Баку сильно вдохновились крымским примером в карабахском разрезе.

im_newПри этом стоит отметить один важный момент. Опираясь на свой ракетно-ядерный потенциал и не забывая при случае заявлять о нём миру («Помни «Булаву!»), РФ явно избрала для демонстрации возможностей своих обычных вооружённых сил тактику, скажем так – активной обороны. В случае военных действий она подразумевает не тупое сидение в окопах, а стремление контратаковать противника, отбивая взятые им высоты и города. В приложении к отечественным традициям – по произвольному приказу командования.

Сейчас, в относительно мирное время, мы явно имеем дело с активной обороной «в режиме lite». То есть – в облегчённом формате. Не вдаваясь в подробности, просто отметим повышенную военную активность ВС РФ в Арктике, в Калининградской области, в Забайкалье, на Дальнем Востоке и на юго-западных рубежах России. Зато достаточно спокойно проходит служба, по крайней мере, в частях сухопутных войск, расквартированных на дальнем северо-западе страны, а также вдоль границ с Казахстаном и странами Балтии. Объяснения лежат скорее в политической плоскости. Скажем, не так давно в Южном военном округе проходили совместные учения российских, белорусских и сербских десантников. Сценарием предусматривалось, в том числе, участие в подавлении неких массовых акций протеста. Стоит напомнить и о регулярных инцидентах с российскими самолётами, которые периодически «дергают за усы» ВВС стран НАТО.

gorditsya_svoej_armiej_1Но если абстрагироваться от этих фактов, то в целом принцип поддержания уровня боеготовности выбран правильный. Армии не дают заскучать – раз. Обкатывают новую технику – два. Напоминают соседям о своем потенциале – три. Позволяют народу гордиться очередной реинкарнацией «непобедимой и легендарной» – четыре. Перечисление можно и продолжить.

Отмечается, правда, что нынешний ритм боевой подготовки выдерживают далеко не все военнослужащие. Многих попросту загоняют проверками, учениями, манёврами и прочими армейскими играми. Отсюда многочисленные ЧП. Скажем, в мае этого года с борта ракетного крейсера «Москва», который отправлялся в Средиземное море для участия в совместных учениях России и Китая, в море спрыгнули двое матросов. Один из них точно погиб. Среди причин называют и такую – морякам корабля практически не давали отдыхать. Бывало, что экипаж работал до 5 часов утра, а потом без отдыха многие сразу заступали на вахту. И так – сутками.

Или взять гибель старшего мичмана Виталия Шиманского с ракетного подводного крейсера стратегического назначения Северного флота «Брянск». При срочном погружении его просто-напросто «забыли» в ограждении ходовой рубки…

Аркадий Орлов, капитан 3 ранга запаса, «В кризис.ру»

 

Вооруженные силы

У партнёров