Некоторые наблюдатели уже замечали кричащую разницу между самопровозглашёнными «имперскими республиками» ДНР и ЛНР. Из первой идёт поток самых жёстких новостей: Иловайский котёл, Донецкий аэропорт, разровненное с землей Дебальцево. Со второй как-то иначе. Вроде постреливают, но вроде и торгуют. Вроде за Новороссию, но связей с Украиной не рвут. Если жесть случается, то в основном по неполитическим разборкам. Этакий гибридный бизнес на старых связях. От разборки до раздачи. Хоть и 1 апреля.

arestobВ Санкт-Петербурге за мошенничество арестован бывший высокопоставленный функционер «луганской народной» Олег Бугров. С момента самопровозглашения он заявил о себе как пламенный борец с «киевской хунтой». Подвизался в основном по силовой линии и за короткий срок прошёл путь от рядового бойца «Беркута» до министра обороны ЛНР. Потом наступила пора Минских соглашений, с которыми он как бы не согласился. Не исключено, что они стали лишь красивым поводом для отставки.

Есть люди, для которых жизненный выбор дело долгих раздумий. С Бугровым вышло иначе. Покинув в начале года свой пост, спустя несколько дней экс-министр переехал на родину жены – в Северную столицу. Где сменил стезю сражений на мирное предпринимательство: занялся поставками труб для компаний, оперирующих на нефтяных терминалах Балтики. Карьера получилась бешеной, но скоропостижной. Её промежуточным итогом стал арест.

Да не простой. Дело о поставках контрафактной продукции ОАО «Усть-Луга ойл» якобы входит в орбиту бизнес-интересов лично Геннадия Тимченко (а значит, кое-кого ещё). Занимается темой Следственная служба Управления ФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Соответственно, и сидит Бугров не в простом изоляторе, а в знаменитой со времён НКВД «тройке» на Шпалерной. Речь идёт о мошенничестве на несколько миллиардов рублей.

Любопытно, что, кроме дела Олега Бугрова, больше никаких утечек по трубному мошенничеству пока не просматривается. Между тем проверка в отношении недобросовестных контрагентов ведётся ещё с лета прошлого года. Это создает почву для самых ярких умозаключений.

arestob2Не секрет, что глава ЛНР Игорь Плотницкий – своего рода альтер эго главаря соседней ДНР Александра Захарченко. Они даже внешне отличаются разительно. Захарченко – этакий подтянутый суровый воин, весь в «медалях и якорях». Плотницкий же, хоть его и кличут кабальеро-дуэлянтом (вызывал Петра Порошенко выйти на кулаки, как «славные атаманы»), больше смахивает на местечкового авторитета из девяностых. А ещё больше – на авторитетного директора совхоза из семидесятых. И конечно, совсем не прост.

Например, многие слышали лексически малонормативное и по большому счёту пустопорожнее заявление казацкого атамана Павла Дремова, который прямо обвинил Плотницкого в расхищении народной собственности и тесных связях с секс-символом и одновременно злым гением украинской политики Наталией Королевской. Учитывая плотные бизнес-связи последней с российскими деловыми и властными структурами, можно сделать самые далекоидущие выводы.

И не исключено, что Олег Бугров недаром истреблял бывших соратников из числа непримиримых, как это случилось с руководством батальона «Бэтмен». Когда на кону массивы теневого бизнеса – от торговли российской гуманитаркой и контрабанды оружия до малопрозрачных угольных схем – тут не до сантиментов. Чужие там не ходят.

arestob3Соответственно, смены луганского караула происходят регулярно. Министров меняют как перчатки. Первым, ещё в прошлом августе, слетел отец-основатель ЛНР Валерий Болотов. Последним – пока что – министр промышленности Валерий Потапов. Ловят ренегатов и украинские спецслужбы. Недавно вот прихватили экс-министра угольной промышленности. Подробности не раскрываются, СБУ даже его имени не называет. Наверное, все сепаратисты для неё – на одно лицо.

Быть может, дело Бугрова – лишь верхушка айсберга. Конечно, порой ФСБ, с точки зрения обывателя, занимается, мягко говоря, маловразумительными вещами. Чего стоит история Максима Калиниченко. Хотя тут – фрагмент политических репрессий, вполне по нынешним временам ординарных. С Бугровым же нечто иное. Даже трудно сказать, уместна ли история для 1 апреля. Такого фигуранта грех не раскрутить.

Восточноукраинские события, можно сказать, всколыхнули политический Петербург. Одни едут воевать за ДНР и ЛНР или представляют их интересы на Неве. Другие то ли приезжают из «свободного Донбасса» биться за Украину в Петербурге, то ли из Петербурга бьются за свободный Донбасс в Украине. В общем, всё сложно. Но чтобы вот так – приехать в культурную столицу к жене и незамедлительно влипнуть в «левый» бизнес, обидев при этом «хаааароших» людей – такое пока впервые в практике многофакторных и запутанных донбасско-петербургских отношений.

 Николай Кольский, «В кризис.ру»

Общество

У партнёров