Самое сильное в сегодняшнем выступлении президент приберёг под конец. «И печенеги терзали, и половцы. Со всем справилась Россия. Победим и эту заразу» – уже вошло в историю путинской риторики. Пережили печенегов-половцев – переживём и коронавирус, и правящий ныне режим. Лучше и оптимистичнее действительно не сказать. Жил бы Чехов – включил бы в своего «Печенега». Вспоминается и Борис Николаевич: «Каждому снайперу определена цель, и он всё время видит эту цель…» Преемник выступает уже вполне на уровне.

На таком былинном фоне отошли на задний план цифровые выкладки путинских обещаний. 80 тысяч рублей врачам, 50 тысяч – медсёстрам, 25 тысяч фельдшерам. И так предстоящие три месяца. Полугодовая отсрочка страховых взносов малому и среднему бизнесу. Уволенным – по три пособия в размере МРОТ (12130 рублей). Семьям безработных – аж по три тысячи на каждого ребёнка. «Есть средства для решения проблем по любому из возможных сценариев», – походя признал глава государства. Заявленная программа, однако, демонстрирует скорее похвальную бюргерскую бережливость. Нежели готовность всерьёз задействовать упомянутую Путиным «подушку безопасности».

Президент распорядился ближайшие две-три недели строго выполнять рекомендации врачей. Запретил «массово ограничивать работу предприятий» и останавливать транспортное сообщение. При этом он оставляет в силе режим самоизоляции. Ответственность за который оставлена на региональных администрациях. «Все Иберина просите квартирную плату понизить. А заодно пусть позволит её домовладельцам повысить» – описывал такие решения Бертольт Брехт в своей сатирической пьесе.

«Муторно, тошно, но выбора нет», – подытожил Путин, предваряя видеосовещание с главами субъектов РФ. Кто бы сомневался. Никогда ещё за два десятилетия авторитарно-вертикальная иерархия – то, что Путин по-настоящему ценит – не входила в столь разносное состояние.

В считанные дни губернаторы, мэры и главы республик превратились в решающий элемент властной системы. Оттесняя на задний план всемогущих хозяев страны из спецслужб и жандармерии. Не говоря о «штатских» федералах. Рамзан Кадыров, наглухо закрывающий границы Чечни и одёргивающий премьера Мишустина – это, конечно, крайность до гротеска. Но коллеги ориентируются на этот пример и подтягиваются в меру смелости.

На втором месте Москва, где мэр Собянин фактически ввёл ЧП. Не оглядываясь на процедурные формальности. Тем более – на «сенатора» Андрея Клишаса, председателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству, считающегося публичным рупором силовиков. Однозначные победы Кадырова над Мишустиным, Собянина над Клишасом – сигналы перераспределения властных полномочий, сдвинувшегося явочным порядком.

После пандемии восстановить прежнее положение едва ли удастся. Региональные правители вошли в силу. Человеку в принципе несвойственно отказываться от взятого. Бюрократии от прерогатив в особенности.

Ещё важнее – новообретённый опыт обычного гражданина России. Убедившегося, чего стоит державное правление. Когда дело заходит не об амбициях чиновной олигархии, а о настоящей национальной проблеме и большой беде. «Самоизоляция» обернулась паническим самоустранением властей. И поразительно-драматичным образом превращается в самоуправление людей. Встречающих беду своими силами, начинающих жить по-своему. Презрение к перепрятавшимся властителям и рвотный рефлекс на соловьиный агитпроп уже не переиграешь.

«Чекистское сословие» ищет компенсаций. И находит на привычных участках невидимого фронта. Набрасывается сеть за сетью. Теперь три страйкболиста арестованы в Южно-Сахалинске. Александр Козин, Арсений Лесной и Олег Сафонов обвиняются в «создании террористического сообщества». Ибо тренировались в лесу, отрабатывая навыки «ведения боевых действий в условиях города и лесистой местности и выживания в дикой природе». По версии ФСБ, они собирались «атаковать отдел полиции, захватить здание Думы города Южно-Сахалинска, после чего выдвигать свои требования».

Всё бы ничего – первый раз, что ли? – но налицо ещё одна деталь. Предыдущие сетевые страйкболисты – анархисты и антифашисты. Их столкновение с режимом было неминуемым, ибо такие взгляды государством РФ не приветствуются. На Сахалине несколько иное. Александр Козин состоял не много не мало в Общероссийском народном фронте. Организации, мягко говоря, вполне прорежимной. Задуманной как путинские глаза и уши в каждом доме, его кадровый резерв и запаска «Единой России». Понятно, «тех, кто любит Путина, не любит даже сам Путин» – общеизвестная истина. (Виктор Ефимов, получивший пять лет, Александр Дрыманов, получивший двенадцать, не дадут здесь ошибиться.) Но чтобы и они начали отвечать взаимностью!..

Заценили бы арестованные и сегодняшних «печенегов». Арестованные якобы состояли в националистическом клубе (с отделением спортивно-боевой подготовки). Нашли у них не только трубки с проводами, туристические ножи и сто грамм калиевой селитры. У Козина изъят чёрно-жёлто-белый флаг, эмблема русского национализма с перестроечных времён. Да ещё с надписью «Один за всех и все за одного»! Главное преступление перед державной властью и путино-соловьёвской идеологией именно в этом. Ничего они не боятся так, как собравшихся больше трёх. Тут худшее разжигание ненависти. По Борису Корнилову: «Так идёт на Совет – Совет».

И последнее в этой каше. Когда суд избирал меру пресечения, следователь ФСБ сказал, будто Козин, Лесной и Сафонов были связаны с украинским батальоном «Азов». По версии следствия, именно «азовские» бойцы должны были в случае провала эвакуировать русских собратьев с Сахалина. Расстояние сопоставимо с хрестоматийным «туннелем от Бомбея до Лондона». Анализировать такое трудно. Одно очевидно – далеко же способно завести членство в ОНФ… Стоит заинтересоваться политикой, проявить гражданственность, безразлично, с какого конца, и логика жизни неумолимо берёт своё.

На другом конце России продолжается «дело БАРСа». Балтийский авангард русского сопротивления, по обыкновению, в РФ «запрещён и очень опасен». Поначалу тоже характеризовался как «террористическая организация». Теперь переквалифицирован в «экстремистскую». («Подвижник, но не святой. Не величайший, а всего лишь выдающийся».) Четыре человека – Александр Оршулевич, Николай Сенцов, Николай Иванов, иеромонах Александр Мамаев – планировали «захват власти в Калининградской области, восстановление Русского православного царства, установление фашистского режима и присоединение к Евросоюзу». Это помимо «пропаганды германского наследия».

Что ни говори, за восемь десятилетий асы юстиции мощно шагнули вперёд. Куда там следователям 1937-го с их право-троцкистскими блоками. Или даже трибуналам Великой французской революции с их заговорами герцога Орлеанского, Эбера и Мирабо. Фашистское царство православия в Евросоюзе – вот недосягаемая вершина. Пока что, по крайней мере. И военный суд Западного округа всерьёз ведь разгребает эти дебри экстремизма.

Но если вдуматься, всё это абсурдно только на первый взгляд. Надписи и выкрики 1950-х типа «Да здравствует агент империализма Берия, Троцкий и Чан Кайши!» – тоже казались нонсенсом. А между тем, оценивает замечательный российский историк Владимир Козлов, по-своему они были железно логичны. Просто образы всех врагов режима сливались в один светлый. Подобное происходит и теперь – от Калининграда до Южно-Сахалинска. А быть политологами никто не обязан.

Всё это отражает серьёзные общественные процессы. Социальная напряжённость, нараставшая годами и переведённая в открытый формат пенсионной реформой, закономерно перерастает в политическую лихорадку. С точно предсказуемой динамикой и исходом.

Это заметили. К этому попытались подготовиться. Выставить защитные барьеры. Качественно ужесточить режим. Подвести под ужесточение «конституционную» базу. Но известные обстоятельства мирового бедствия смешали карты, смахнули фигуры с доски. Обнулили замысел, введя его авторов в состояние панического паралича. Такова природа наблюдаемого сегодня. Ничему удивляться не стоит. «Вы мне надоели!» – завершался рассказ «Печенег».

Виктор Фролинский, специально для «В кризис.ру»

У партнёров