Иран, 22 азара 1399 – 12 декабря 2020-го. Тегеранская тюрьма Эвин. Это заведение иногда называют «Университет Эвин» – много заключённых с высшим образованием. В минувшую субботу казнён через повешение журналист Рухолла (Нима) Зам. Редактор телеграм-канала AmadNews, враждебного хомейнистам. Типа беларуского NEXTA, ненавистного лукашистам. «Вот разница между преступным идеологическим режимом и мелкой шпаной», – говорил по близкому поводу российский оппозиционер.

Виктор Шендерович говорил это, когда иранские власти признали свою ответственность за сбитый украинский самолёт. Не стали годами лгать, вилять и изворачиваться – как их идейные и геополитические союзники в деле малайзийского «Боинга», сбитого в небе Донбасса. Хомейнистские теократы не стеснительны: сбили и сбили. К тому же в том случае действительно по ошибке. Не станут они комплексовать и теперь. Рухолла Зам казнён по официальному приговору, и этого никто не скрывает.

Имя Рухолла носил аятолла Хомейнивождь Исламской революции, основатель Исламской республики. Именно в честь первого иранского рахбара-нацлидера назвал сына мулла Мохаммад Али Зам – убеждённый исламист, видный идеолог хомейнизма, преподаватель медресе и исламских университетов, организатор государственной кинопропаганды. Кинематографическое образование дал он и сыну. В своё время Зам-старший был близок к самому наследнику Хомейни, нынешнему рахбару Али Хосейни-Хаменеи. Его позиции пошатнулись лишь в начале 2000-х.В такой семье родился ныне казнённый. 27 июля 1978 года, когда Исламская революция в Иране мощно набирала ход, отец был в её рядах, а до захвата власти шиитскими клерикалами оставалось чуть более полугода.

Зам-младший просил не называть Рухоллой. Не то, чтобы так уж на этом настаивал, но всё же предпочитал имя Нима. Потому что отвергал хомейнизм и боролся с фундаменталистской диктатурой. Не контртеррором демоисламистов Форкан, не повстанчеством социалистов-моджахединов (в той же тюрьме Эвин убиты два коменданта). Нима Зам не принимал насилие. Только мирный протест. Агитация за демократию. Разоблачение клерикального мракобесия и чиновной коррупции. Участие в демонстрациях. Поддержка оппозиционных кандидатов на выборах.

Имя оппозиционера стало широко известно в 2009 году. В Иране проходили президентские выборы. Экс-премьер Мир-Хосейн Мусави, умеренно-либеральный клерикал (вроде наших «сислибов») бросил вызов яростному фундаменталисту Махмуду Ахмадинежаду. Мусави авторитетно поддерживал исламские либерал-реформисты – экс-президент ходжат-оль-ислам Мохаммад Хатами и экс-председатель парламента шиитский богослов Мехди Карруби. К их команде и примкнул Рухолла Зам. Работал на оппозиционном сайте SahamNews.

Победителем выборов был объявлен Ахмадинежад (вероятно, так оно даже и было). Но оппозиция вышла на улицы. На демонстрантов спустили полицию и «титушек»-басиджей. Символом восстания стала двадцатишестилетняя турменеджер и скрипачка Неда Ага-Солтан, погибшая от басиджевской пули. Десятки убитых, тысячи арестованных.

Среди тысяч был и тридцатилетний тогда Зам. Он попал в руки даже не басиджей, а пасдаранов – Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Это иранские правящие силовики, гибрид госбезопасности и карательной гвардии, реальные хозяева страны в доле с высшим духовенством. Прошёл через многочасовые пытки – пасдаранские следователи выжимали из сына показания на отца. Безуспешно.

Пришлось выпустить – слишком известное имя, создавалась скандальная атмосфера в верхах и госагитпропе. В 2011 году Рухолла Зам эмигрировал. Сначала в Малайзию, потом в Турцию, оттуда во Францию. Сначала продолжал сотрудничать с SahamNews, но в 2015 году основал гораздо более радикальное издание AmadNews. Известное также как Седаимардом – «Голос народа».Канал Зама рассказывал о жестокостях карательного террора, о чиновном произволе, о коррупции и разврате клерикалов. Издание поражало осведомлённостью – редко удавалось уличить AmadNews в неточности, да и то по малозначимым деталям. Поговаривали, будто у Зама есть тайные источники в правящей верхушке, заинтересованные в «сливах» на конкурентов. Что-то вроде грызущихся «башен Кремля», временами прибегающих к услугам Навального. Как бы то ни было, охват AmadNews достигал полутора миллионов подписчиков.

В письмах Рухолле отец призывал к покаянию перед режимом и смене курса. Но Нима шёл диаметрально противоположным путём. «Я уже уверен, что вы, как и бывший шах, услышите голос нации, когда будет слишком поздно, – писал Зам-младший рахбару Хосейни-Хаменеи. – Но между покойным шахом и нынешними властителями Ирана есть принципиальная разница. Шах покинул страну, пытаясь успокоить людей и предотвратить убийства. Вы не собираетесь предоставить народу решение своей судьбы».

С 2017 года массовые выступления иранцев против духоскрепной диктатуры практически не прекращаются: «Враг не Америка, враг – аятоллы!» AmadNews активно участвовал в информационном обеспечении протестов. Канал детально описывал ситуацию, оперативно реагировал на изменения, давал важные информационные установки. И естественно, позиционировался как открыто и осознанно оппозиционный. Иранский аналог «комнадзора» блокировал канал, но он – как свойственно любому Телеграму – вскоре возникал под иным названием.

Важный момент: протестовать против исламистской диктатуры в рамках законов этой диктатуры Нима Зам не предлагал. Раз появилась на канале и инструкция для протестующих по изготовлению бензиновых бомб. В совокупности получался голимый «экстремизм». Как любая жизнь в противостоянии мертвечине.14 октября 2019 года КСИР официально сообщил об аресте Рухоллы Зама. Неделю спустя командующий пасдаранами генерал Хосейн Салами лично расписал свой триумф. Но каким образом это было сделано, по сей день не вполне ясно. Пасдараны говорят об успешном оперативном мероприятии по заманиванию в Иран и захвату. Случается и такое. Но по другой информации, Зама похитили в Ираке.

Французская Figaro рассказала, что к Заму заслали агентку. Она убедила его приехать в иракский город Эн-Наджаф – якобы на журналистскую встречу с духовным вождём иракских шиитов аятоллой Али Систани. Возможно, женщина не знала, кто и для чего её использует. Во всяком случае, так она говорит.

Ирак, некогда смертельный враг хомейнистского режима, давно превратился в иранский плацдарм и поле боя. Здесь был убит командир пасдаранского спецназа генерал Касем Сулеймани. Вполне вероятно, хотя официально не подтверждено, что и оппозиционера могли захватить здесь. Тоже своего рода «ответка». Впрочем, Джамшида Шармахда, лидера монархического подполья Тондар, ухитрились достать из Штатов.

Заму предъявили без малого два десятка обвинений. «Преступления против безопасности государства», «сотрудничество с американским врагом», «работа на французскую разведку», «оскорбление священной религии», «подстрекательство к мятежу». Словом, «эктремист», «иностранный агент», «оскорбитель чувств»… Всё знакомо более чем. Они не изобретательны. Ни здесь, ни там.

Но главным обвинением было другое. Тринадцать составов из семнадцати поглощались одним. На русскоязычных ресурсах можно было увидеть формулировку «глобальная коррупция». Но это ошибка перевода. В коррупции Зам не обвинялся (было бы просто глупо, а тегеранские правители, в отличие от некоторых других, не позволяют себе выглядеть дураками). Это состав в хомейнистской юриспруденции называется Мофсед-э-филарз: «распространение порчи на Земле» – и гарантирует смертный приговор.

В уголовный кодекс исламской республики это понятие включено в 1996 году. Но к тому времени оно применялось уже почти двадцать лет. С первых дней хомейнизма в феврале 1979-го. Именно так формулировалось главное обвинение исламских ревтрибуналов. Практиковал его судья Садек Хальхали, самый кровавый из хомейнистских палачей. Беспрестанно хихикающий низкорослый круглолицый очкарик.

Что это за обвинение? «Враг Всевышнего», «враг государства», «враг народа»? И это тоже. Но не совсем. Если ближе всего к дословности – «неверующий и неправедный, грозящий благополучию». Смежное понятие – Хираба: «беспорядок, мятеж, беззаконная война». То есть: враг власти, враг стабильности. Возмутитель спокойствия, как Ходжа Насреддин.

Они очень любят свой покой. И требуют, чтоб их любили. Под угрозой петли. Удушающей голос народа и человека.Рухолла Зам не признавал себя виновным. Но теперь с ним работали жёстче, нежели одиннадцать лет назад. В той же тюрьме Эвин. Спецпредставитель КСИР Рамадан Шариф заявил, что улик достаточно, «преступная сеть Зама выявлена» (именно «сеть»! друг у друга, что ли, списывают – через Пензу от Тираны до Тегерана?) и признательные показания не нужны. Однако выступление с «признаниями» со временем записали на камеру и прогнали по телеаудитории. Судья Аболкасем Салавати – достойный продолжатель Хальхали, напарник пасдаранского следствия, по кличке «палач блогеров» – вынес смертный приговор.

Вердикт прозвучал 30 июня 2020 года. 8 декабря Верховный суд отклонил апелляцию. Лишь за несколько дней до казни в тюрьму Эвин допустили отца. Зам-старший поблагодарил КСИР за арест сына, но всё же просил о прощении для Рухоллы. Но прислушиваться к некогда влиятельному пропагандисту режима не стали. Сам же он границы знает. Как и вся семья. Брат, сёстры и более дальние родственники Зама-младшего побывали под арестом.

Вслед за генералом Салами с победными реляциями выступали генпрокурор Ибрагим Раиси (иранский коллега Краснова долго называл себя аятоллой, пока не выяснилось, что он только ходжат-оль-ислам), секретарь Высшего совета нацбезопасности Али Шамхани (иранский коллега Патрушева известен как упорный лоббист альянса с РФ), начальник генштаба Мохаммад Багери (иранский коллега Герасимова, куратор войны в Сирии). К слову в Иране относятся очень серьёзно.Ежегодно в Иране совершаются сотни казней. По данной позиции это государство считается на втором месте в мире (после КНР). Нередко и за политику. Три месяца назад повешен в Ширазе борец-чемпион Навад Афкари. За сопротивление при протестах. Физического отпора своим карателям власти не прощают. Теперь Рухолла (Нима) Зам. Он – за слово.

По-настоящему порченый режим знает чего бояться. Ибо настоящее слово, если его не понимают, переходит в дело: «Мы полны решимости освободить Иран. Присоединяйтесь к Солдатам Кира Великого!» Уходящий год в Иране был отмечен повстанческими атаками по всей стране.

Власти РФ дело об отравлении Навального превращают в балаган. Ещё немного, и спросят что-нибудь вроде «да ты что, Лёша, шуток не понимаешь?»

А эти не шутят. Но ведь и с ними не шутят.

Никита Требейко, «В кризис.ру»

Общество

У партнёров