Коронавирус продолжает сеять мировую панику. Трамп закрывает США для Европы. Пока главный российский счетовод прикидывает, во что обойдётся казне стоимость нефти  по $35―40 за баррель, Саудовская Аравия уже продаёт её по $25. А в это время Путин на всю страну заявляет, что частные предприниматели России ― «ну, вы знаете, это…» (конец цитаты). Жулики, короче.

По данным на сегодня, за пределами КНР только за один день коронавирусом заразились более 7 тысяч человек. ВОЗ признала ситуацией мировой пандемией. В результате едва приподнявшийся российский рубль рухнул заново. Сегодня за $1 снова просят больше 75 рублей. На фондовом рынке всё глубже валятся бумаги «Роснефти», снижаются акции «Мечела», «Ленты» и «Аэрофлота».

«Заявления о том, что всё под контролем, просто неуместны. Белоусов вчера оценил ситуацию на финансовом рынке, как «более-менее позитивный» сценарий. Подобные заявления ― красная тряпка для инвесторов, которые получают сигнал, что никаких мер поддержки не будет», ― уверен Кирилл Тремасов. директор аналитического департамента «Локо-Инвест». И действительно: в последние дни февраля чистый приток капитала резко сменился на отток ― за одну неделю он составил $30 млн. Напомним, это произошло ещё до того, как министр энергетики Новак объявил о выходе из сделки ОПЕК.

Глава Счётной палаты Алексей Кудрин прикинул сегодня, в какую сумму обойдётся казне это историческое событие. При этом он опирался на весьма оптимистичные цифры в $35 за баррель нефти. По его предположению, прогноз Минэкономразвития на этот год безнадёжно устарел. Роста ВВП на 1,9% не будет. В худшем случае казна потеряет около 3 трлн рублей. Если же нефть будет стоить $40 за баррель, «будет чуть-чуть лучше».  Следует ожидать дефицита бюджета и сокращения инвестиций. «Это новые реалии», ― сказал Кудрин. Но, кажется, произнося это пророчество, он ещё многого не знал.   Саудиты уже начали продавать свою нефть по $25 за баррель. Что приближает ситуацию к 1985 году, когда Рейган договорился с Эр-Риядом о снижении цен на нефть. Дабы подорвать финансовую базу советских военных программ. Что это вообще приведёт СССР к быстрому концу, ни Рейган, ни Фахд не представляли.

С СССР действительно вскоре покончили. На его обломках появилась РФ. Которая уже начинает сильно напоминать разрушенную империю зла. Признаков тому много. Но именно сегодня Путин озвучил ещё один.

Без экивоков и лишнего политеса (чего теперь стесняться?) он заявил, что в российском малом бизнесе заняты сплошь «торгаши», то есть «жулики». Оба термина задокументированы в интервью. Правда, прозвучали они не от президента РФ, а от интервьюера очередных двадцати вопросов. Путин всего лишь передаёт, какое представление сложилось «в сознании народа». Сам же он называет себя его частью. Впрочем, по своему обыкновению («Ни да, ни нет ― таков его обычай» ― Б. Брехт), глава государства содержательно оговаривается:  «Я говорю это с придыханием, что называется. Ну какие основания? Хотя я вот…»

Заметим, что ―  по словам самого Путина ―  народное сознание записало бизнесменов в жулики не когда-нибудь, а в «нулевые». То есть, не в лихие девяностые, а в тучные годы стабильности, при его же правлении. Что ж, «мы не можем без самокритики», учил И. В. Сталин. Теперь пора это переломить. К чему Путин, прикладывает немало сил, заставляя крупные компании с госзаказами обеспечивать этими заказами малый бизнес. Чтобы он стал культурным, научным и высокотехнологичным.

Ничего нового в этом нет. Что «все бизнесмены сукины дети», говаривал ещё Джон Кеннеди, которому, в свою очередь, объяснил это папа Джозеф по собственному уолл-стритовскому опыту. Путинский опыт петербургской мэрии вряд ли тому уступает. Непонятно кстати, почему оценка ограничивается только малым бизнесом при явном снисхождении к крупному (кроме ЮКОСа, конечно).

В 2021 году заработает законопроект о «регуляторной гильотине». Очередная попытка систематизировать все нормы контроля и надзора. За образец взят Уголовно-процессуальный кодекс СССР. «Нет смысла изобретать велосипед, ведь с точки зрения юридической техники качество тех законов было, наверное, всё-таки безупречным», — заявил тогдашний глава аппарата правительства Константин Чуйченко. Сегодня Чуйченко ― министр юстиции РФ. Удивительно, что в «исправленную» конституцию ещё не внесены ст. 58 или 70 УК СССР. Они, не в пример ст. 280 УК РФ, действительно абсолютно «безупречны».

Впрочем, надо полагать, этот недостаток компенсируют поправки в Административный кодекс и Кодекс об административных нарушениях. В результате сразу по некоторым статьям для индивидуальных предпринимателей штрафы вырастут в 15―20, а то и в 70 раз. А срок давности привлечения к ответственности, а также возможные сроки проведения административного расследования будут увеличены в 6 раз ― с двух месяцев до года. То есть теперь банкротить малый бизнес станет в разы проще. Кроме того при наказании будет использоваться расплывчатое понятие «грубое нарушение», которое каратели смогут трактовать как угодно. При этом для них самих наказания за неправомерные действия остались прежними или даже смягчились.

Одновременно с началом работы «регуляторной гильотины» прекращается действие налогового режима ЕНВД (единый налог на вменённый доход). Так называемой времёнки ― последней отдушины малого бизнеса. Которая позволяла заменить все основные налоги единым платежом в 15% от временного дохода. ЕНВД пользовались предприниматели, занимающиеся розничной торговлей, общепитом, оказанием бытовых, ветеринарных услуг, ремонтом, техобслуживанием и мойкой транспортных средств, владельцы автостоянок, пассажирские и грузоперевозчики, владельцы небольших гостиниц и хостелов. Причём платить можно было вполовину меньше, вычтя платежи за работников в социальные фонды.

Считается, что в малом и среднем бизнесе трудится около 19 млн человек, примерно половина из них ― в малом и микробизнесе. Ещё 3,7 млн человек ― зарегистрированные ИП. Согласно последним официальным данным, их общий вклад в экономику РФ составляет 21,9% (около 20 трлн рублей). Путин хочет, чтобы к 2025 году доля МСП выросла вдвое, до 40%. Между тем, последние 2―3 года количество малых предприятий неуклонно сокращается. Ещё год назад московский мэр Собянин заявил, что при всех стараниях долю их в экономике не довести и до 30%.  «Я не очень верю, что доля малого и среднего бизнеса будет 30%. Тогда нужно закрыть «Газпром», «Роснефть» — без этого 30% не будет. Либо месторождения раздать малому и среднему бизнесу», — заявил он. Однако, судя по всему, Путин этого и не ждёт. Иначе вряд ли стал бы называть жуликами.

Скорее всего, власти непрочь ликвидировать частный бизнес как класс. И заменить новым классом. Поставив самих себя, своих уполномоченных во главе обанкротившихся компаний. С удобными условиями кредитования, мягким режимом налогообложения, надёжной крышей официальной карательной структуры. Хотя от кого защищать-то? Ведь на малых предприятиях даже профсоюза нет, отстаивать права работника некому.

Оно и понятно. Частный предприниматель, даже в условиях нынешней РФ ― человек ещё в какой-то мере свободный и условно независимый. Потенциально готовый защищать себя. По крайней мере, свою собственность. Пусть убыточную, если учитывать драконовские правила ведения бизнеса. Такие подданные Путину совершенно ни к чему. Жулики. И ведь реально оттесняют предпринимателей, особенно самозанятых, обратно в тень. И в объятия по-настоящему агрессивного криминалитета, имеющего вековые счёты с любым государством.

В общем, задумано крупное политическое предприятие: назад в СССР. С исправленной конституцией, обнулёнными президентскими сроками и малочастными госпредприятиями. Впрочем, такое ли оно крупное и насколько будет удачным? Ведь кроме ведь возвращаться назад приходится одновременно с новым Чернобылем в виде пандемии коронавируса, новым Афганистаном в Сирии и на Донбассе и новым обвальным падением нефтяных цен.

Ну-ну, посмотрим. В сознании народа сложилось ведь не только представление о купце-обдирале (хотя не без того, конечно). Ещё прочнее укоренён образ любого начальника как лютого врага. Царь, псарь да при них поп-подголосок… «Сок из народа давила подлых подьячих орда» (Н. А. Некрасов). Далеко не с нулевых это началось. Зато аукнуться может и в двадцатые. «Хотя я вот…»

Анна Мышкина, «В кризис.ру»

У партнёров