Уличные протесты и побоища, определившие лицо российской политики в последнюю декаду января, встали на паузу. Оппозиционный актив в лице главштаба Навального и лично Леонида Волкова взвесил соотношение сил. Уличные столкновения сменились новым раундом пропагандистской войны. Главный залп по оппозиции произвёл как бы не режим. За всех «киселей-соловей» это сделал Григорий Явлинский. Завершив свою идейно-политическую инволюцию откровенным коллаборантством. Можно сказать, без затей.

Статья Григория Явлинского «Без путинизма и популизма», опубликованная на его сайте 6 февраля – неотмываемое самоогрязнение бессменного лидера «старейшей демократической партии». Это если использовать максимально мягкий термин. А если выражаться более прямо – это декларация предательства.

Первая и основная претензия – моральная. Вспомним, кстати, что именно в учителя нравственности десятки лет набивался Явлинский, превращая это понятие в анекдотичное. Тот факт, что Явлинский атаковал Навального тогда, когда тот сидит в тюрьме, не требует комментариев.

Автор этих строк статьи — не «навальнист». К Алексею Навальному были и остаются разные вопросы (политическая всеядность, допускающая альянсы со сталинистами, невнятная позиция по Донбассу и т.д.). Но статья Явлинского совсем не об этом. Основатель «Яблока» обвинил Навального в национализме и популизме. За малым не в фашизме – прозвучал и такой намёк. Не будем обращать внимания на расплывчатость термина «популизм»: в нём можно обвинить любого политика, что-нибудь кому-нибудь предлагающего. Насчёт национализма сложнее. Навальному вменяют участие в «Русских маршах», выступления против особого правового положения кавказских автономий, лояльность к преследованиям иностранных рабочих, имперскую позицию в российско-грузинской войне. Всё это относится к давним годам, в некоторых случаях от Навального услышано признание ошибки. Если предъявлять ему сейчас такие претензии, отчего не спросить Явлинского, помнит ли он, как призывал к силовому решению октябрьского конфликта 1993-го или предостерегал от повторения ошибок иранского шаха в августе 1999-го (речь шла о подавлении чечено-ваххабитского вторжения в Дагестан). Потом он страстно обличал «расстрел Белого дома» и «развязывание войны Чечне». В расчёте на чью-то короткую память? Что до фашизма, то в идеологии Навального нет ни диктатуры, ни превосходства одной нации над другими, ни внешней агрессии. Тут и обсуждать нечего.

Можно представить, как ответила бы Григорию Явлинскому покойная Валерия Новодворская – если бы узнала, что он использовал её имя фактически в поддержку политических репрессий путинского режима. Не говоря о том, что, при всём уважении к Валерии Ильиничне, она нередко заблуждалась. В частности, вопреки её мнению, Александр Лукашенко пришёл к власти вовсе не на волне борьбы с коррупцией. Это было третьестепенным лозунгом его кампании. Гораздо более важную роль играла просоветская ностальгия (чего опять-таки нет у Навального). Ещё тогда, в 2011 году, ошибалась она, рассуждая о «недемократических толпах», идущих за Навальным. А сейчас это уже совершенно другие «толпы». Постыдиться бы Явлинскому спекуляций на текстах девятилетней давности. Сейчас люди идут не столько за Навальным, сколько против насилия, воровства и лжи. Это демократически настроенные граждане, либо просто люди, возмущённые произволом и мракобесием. Многие из которых относятся лично к Алексею Навальному достаточно критически.

«Стилистика «разоблачительных» фильмов Навального, — это разжигание примитивной социальной розни», – пишет Явлинский. Один в один повторяя режимные запрет на «разжигание социальной ненависти» (хоть бы поискал другие формулировки, не напрямую исходящие от чиновников и карателей). Т.е. системообразующая коррупция, против которой выступает Навальный – не повод для недовольства и протестов? Противопоставление Явлинским коррупции и войн в Донбассе, Сирии и Африке, из-за которых, по мнению Григория Алексеевича, «граждане теряют несопоставимо больше» – пустая демагогия. Эти войны развязала коррумпированная олигархия, против которой выступает Навальный. Если на то пошло, бесконтрольные расходы на ВПК – это тоже коррупция. Коррупция – это не взятка, вымогаемая чиновником А у бизнесмена Б. Это разворовывание национального достояния в целях диктатуры и агрессии. Напрасно профессиональный экономист имитирует непонимание.

Если некто заявляет, что царь и бояре жируют в то время, как народ голодает – это разжигание социальной розни? А если и вправду царь и бояре жируют, а народ голодает? Кто разжигает социальную рознь – те, кто жирует, те, кто об этом говорит? Похоже на Ленина, желавшего «отхлестать по щекам» Герберта Гувера – тогда руководителя Американской ассоциации помощи голодающим Поволжья. Гувер порицал советское правительство за то, что оно продаёт церковные ценности в Европе, но не считает нужным тратить вырученные средства на спасение умирающих крестьян.

Ленин считал это разжиганием социальной розни. Большевистские комиссары не любили, когда о них говорили правду. Они желали спокойствия. Сегодня желает спокойствия номенклатурная олигархия РФ. И Явлинский вместе с ней – судя по позорной статье.

«Ни самого Навального, ни его окружение не волнуют поломанные судьбы граждан, которые по их призыву вышли на несанкционированные акции и оказались за решеткой», – пишет Явлинский. Непристойное ханжество. Да, Навальный призывает к активным протестам, невзирая на опасности. Но он не зовёт на баррикады и не призывает к насилию (крайне радикальное крыло оппозиции упрекает его за это). Все выступления его сторонников начинались с попыток получить законную санкцию. Все акции планировались как легальные. «Несанкционированными» они становились из-за наплевательства властей на законы.

Явлинский считает по-другому: «Надо учиться побеждать на выборах в тех условиях, которые есть». Это – настоящий шедевр демагогии: давайте участвовать в выборах, которые выборами не является! Пусть нас никто никуда не допустит, зато всё – по закону! Это то же самое, что пытаться в советское время провести в Верховный Совет СССР альтернативных КПСС кандидатов. Очень плодотворная идея. Можно было бы сказать об идиотизме – не будь здесь вполне очевидного интереса вполне определённых кругов. Требующих того же самого.

С точки зрения Явлинского, акции протеста, организуемые Навальным и его штабами – это плохо. Может быть, с его точки зрения, оппозиция должна сосредоточиться на пропаганде, как «Чёрный передел» Георгия Плеханова полтораста лет назад? Нет – это, считает Явлинский – разжигание социальной розни. Что же остаётся? «Разоблачая» пропаганду Навального (дворец, ёршики и т.д.) Явлинский атакует сам принцип пропаганды, что довольно глупо. Она необходима в политике, и со времён Ашшурбанапала и египетских фараонов ведётся примерно так же, как её ведёт Навальный. Проблема только в одном: используется ли ложь. Дворца в Геленджике и золотых ёршиков — что, нет? Если «Яблоко» за тридцать лет своей истории так и не научилось агитации (что очень способствовало политическому провалу партии), то не Навальный в этом виноват.

Рецепты «что делать» от Григория Алексеевича просто необсуждаемы. Всё это он предлагает тридцать лет, двадцать из которых его перестали слушать. К примеру, каким образом думает Явлинский исполнить лозунг «Земля-дома-дороги» челобитной или молитвой?

Но главное даже в другом. Всё это пишется то ли для далёкого прошлого, то ли для другой страны. Чего стоит «формировать серьёзную кадровую альтернативу – из профессионалов, способных управлять государством по-новому». Скажи такое кто другой – нарвался бы на обвинение в экстремизме, оправдании терроризма, попытках свержения законной власти и т.п. Режим однозначно и демонстративно ставит на насилие – а тут словно человек в Дании живёт. Круглый стол с Торквемадой… Но мы ведь не верим в невменяемость Явлинского. Значит дело в чём-то ином.

Впрочем, «позитивная часть» этого исторического текста вообще не имеет смысловой нагрузки. Это прикрытие социального заказа – нападок на Навального. Неважно даже, исходит ли заказ в буквальном смысле от известных заинтересованных лиц или сформулирован потребностями социальной группы, интересы которой Явлинский пытается выражать.

И тут мы подходим к очень важному вопросу: кто будет исполнять программу «Яблока»? Где они, «яблочники», что это за люди, каков «яблочный» электорат? Соприкасается ли он с социальной базой Навального и его движения? Если да, то как?

В лучшие годы «Яблока» (проклинаемые ныне Явлинским), во второй половине девяностых, за партию голосовали интеллигенты крупных городов. С тех пор социальная структура российского общества изменилось. Появился средний класс, возник и сопротивляется режимному прессингу малый и средний бизнес. Нынешние студенты – это дети XXI века, «путинское поколение». Эти социальные группы не интересуются «Яблоком» и лично Явлинским. Даже не потому, что он – человек прошлого, для них почти равнозначный Брежневу или Ивану IV. А оттого, что новые социальные группы состоят из людей прагматичных. Они даже читать программу партии с политической обочины не желают. Для них политика – это действие, рассчитанное на победу. Хорошо ли это, морально ли это – вопрос иной. (Предположим, не слишком, но после явлинской публикации рассуждения на эти темы ему бы лучше наконец оставить.) В любом случае таковы реалии.

Программу Навального они тоже едва ли читают. Но они слышат конкретные призывы, видят конкретную информацию, а главное, конкретные действия штабов. Плюс – проблемы самостоятельности регионов и муниципалитетов, о которых Явлинский иногда пишет, а Навальный активно работает. Протесты в Хабаровске и в Шиесе, работа с гражданскими организациями – тому примеры. Можно даже сказать, что программу «Яблока» адаптируют к конкретным требованиям социальных групп – рабочих, предпринимателей, врачей, учителей, студенчества, региональных и экологических активистов – именно штабы Навального. Но «материнская» партия (ведь Навальный не только пользуется творчески переработанной программой партии, но и сам он когда-то вышел из её рядов) по какой-то загадочной причине болезненно воспринимает пропаганду собственных идей! С какой целью написал Явлинский то, что он написал, не имеет большого значения. Политическая ли ревность, ориентация ли на режимный интерес, надежда ли на сохранение легальности для своей партии ценой подключения к властной пропаганде – как говорится, результат один. Статья ударила не по Навальному, а по российскому демократическому движению в лице партии «Яблоко». Бенефициары тоже очевидны и даже не утруждаются скрывать свой выигрыш.

Иначе как предательством, это назвать нельзя.

Евгений Трифонов, специально для «В кризис.ру»

Общество

У партнёров