Кто есть кто

Антон ГАДЕУДИН,
финансовый советник ООО «Компания «БрокерКредитСервис»

Владимир ГЕЛЬМАН,
профессор Европейского университета, кандидат политических наук

Леонид ГОЗМАН,
сопредседатель партии «Правое дело», кандидат психологических наук

Сергей ГУРЬЕВ,
генеральный директор представителя инвестиционной компании ФИНАМ в Санкт-Петербурге

Андрей ЗАОСТРОВЦЕВ,
доцент кафедры экономической теории и политики Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов, кандидат экономических наук
[Скачать аудио-версию интервью]

Нина ОДИНГ,
руководитель исследовательского отдела МЦСЭИ «Леонтьевский Центр», кандидат экономических наук
[Скачать аудио-версию интервью]

Дмитрий ТРАВИН,
научный руководитель Центра исследования модернизации Европейского университета, кандидат экономических наук
[Скачать аудио-версию интервью]

Свой прогноз экономического и политического развития событий для сайта «В кризис.ру» предложил и бывший премьер-министр России Михаил КАСЬЯНОВ. С ним вы можете ознакомиться здесь.


Ряд экспертов полагает, что экономическая ситуация в стране стабилизируется уже к концу 2009-го. Другие заявляют, что кризис будет носить более затяжной характер и прогнозируют стабилизацию лишь в 2010-м или даже позже. Какая точка зрения более реалистична? Какие отрасли экономики страны окажутся под основным ударом в 2009 году?

Андрей ЗАОСТРОВЦЕВ:

Я придерживаюсь пессимистической позиции. Я полагаю, что в 2009 году будет спад, спад достаточно серьезный. То есть ни о каком экономическом росте, как это прописано в одном из вариантов прогноза министерства экономики, речи быть просто не может. Рост ВВП в 2009 году – это фантастика.

Нина ОДИНГ:

Понятно, что в первую очередь от кризиса пострадают те отрасли, которые зависели от импорта. А зависели очень многие. Импорт становится дорогим, страдают планы перевооружения предприятий, страдает сырьевая составляющая их продукции. Здесь и пищевая промышленность, и сельскохозяйственная, во многом машиностроение.

Конечно, в экономике никогда не бывает однозначно отрицательных явлений, ведь открывается окно возможностей, что будет развиваться импортозамещение. Появляется возможность, что производство будет перенесено на нашу территорию, потому что компании будет выгоднее производить свой товар здесь. Но когда это импортозамещение разовьется – большой вопрос.

Дмитрий ТРАВИН:

То, что большая часть 2009-го будет тяжелая – достаточно очевидно. Алексей Кудрин заявил, что будет достаточно большой дефицит бюджета в следующем году. Понятно, что его придется покрывать за счет резервного фонда, но он ведь не бесконечен. И если кризис перейдет на 2010-й, то деньги могут кончиться. И тогда возникнут серьезные проблемы у всех граждан России, которые зависят от бюджета.

Уже сейчас видно, что от кризиса очень сильно страдают некоторые отрасли промышленности, металлургия черная и цветная, потому что цены на металлы сильно упали и спрос сокращается. Понятно, что страдает нефтянка и газовый сектор — из-за падания цен. Очень сильно страдает машиностроение, потому что первое, что делают в условиях кризиса – отказываются от инвестиций. Ибо от них проще всего отказаться. То же самое в строительстве, как коммерческом (никто сейчас в здравом уме не будет строить новые цеха), так и в жилищном (цены там были запредельные, ипотека рушится, стало быть здесь тоже все сворачивается).

Пока в меньшей степени кризис затронул торговлю и спектр услуг, но постепенно кризис охватит и их. Но может быть не в такой степени.

Леонид ГОЗМАН:

Этот кризис не имеет аналогов в истории. Мы не можем в уверенностью делать прогнозы. Как будут развиваться события, зависит от мировой ситуации и действий руководства страны. С одной стороны, государство вбросило 1,5 триллиона на поддержку банковской системы. Очевидно, что часть этих денег была использована неэффективно – разворована, выведена на Запад. Однако банковская система была спасена. В противном случае это означало бы
политический крах.

С другой, я разделяю недоумение части граждан по поводу помощи конкретным предприятиям. В рыночной экономике она может предоставляться (так делается и в других странах). Но должны быть, во-первых, понимание, куда идут эти деньги. Они должны способствовать решению социальных проблем.

Второй момент. Если предприятие просит помощи, возникает вопрос: «Ребята, а почему вы вообще оказались в таком положении?». Логично ставить вопрос о менеджменте. К примеру, к государственной «Роснефти» и раньше были вопросы (к примеру, росла ниже рынка). Но и перед менеджментом частных компаний можно ставить такой вопрос.

Надеюсь все же, что при разумном поведении власти (разумной экономической политике и открытости) сильные, квалифицированные граждане смогут обеспечить не только себя.

Антон ГАДЕУДИН:

Наиболее реалистичным считаю сценарий, когда ситуация стабилизируется к середине 2009 года. На самом деле кризис идет не с лета 2008 года, а приблизительно с лета 2006 года. Это объясняется тем, что начиная с лета 2006 года экономика практически не развивалась интенсивно, все развитие строилось на спекулятивном росте цен на продукцию практически во всех отраслях. Предприниматели стали просто надеяться на то, что маржа деятельности будет расти сама по себе за счет роста цен на производимую продукцию-услуги. А это является экстенсивным спекулятивным развитием. Это происходило не только в России, но и в мире. Этим и объясняется столь серьезный рост цен на сырье и услуги в течение двух лет до июля 2008 года и столь же серьезное падение цен в последующем. Как правило, кризисные явления занимают 20% времени, то есть на 8 — 10 лет роста экономики приходится 1,5 – 2 года кризиса или охлаждения. Если считать, что кризис начал развиваться с лета 2006 в латентной форме, приобрел форму острого кризиса осенью 2008 года, то это вполне вписывается в горизонт 1,5-2 лет.

До лета 2009 года будет спокойная фаза окончания кризиса, затем начнем восстанавливаться, но делать это будем плавно, спокойно и осторожно. Горячие головы, которые будут говорить, что расти будем вечно и до небес (как это было в 2006-2008 годах), появятся снова, но только через пять лет.

Какие отрасли экономики страны окажутся под основным ударом в 2009 году? Сырьевые. А также отрасли являющиеся поставщиками сырьевиков.

Сергей ГУРЬЕВ:

В 2009 году макроэкономическая конъюнктура в России будет сложной. Прогнозируемый нами умеренный рост цен на нефть до $59 в среднем за 2009 год позволит ограничиться небольшим ослаблением курса рубля относительно доллара и бивалютной корзины. Рост цен на нефть будет обусловлен постепенным восстановлением мировой экономики после кризиса. Такая цена нефти позволит российскому ВВП в 2009 году увеличиться на 3%. Росту ВВП также поспособствует поддержка государством компаний реального сектора и банковской системы. Тем не менее, курс российской валюты будет оставаться под давлением продолжающегося оттока капитала в первом полугодии 2009 года. Мы ожидаем, что во втором полугодии международные инвесторы могут начать покупать рисковые активы, что приведёт к снижению спрэда между российскими и американскими государственными облигациями, а также приостановит отток капитала из России и, следовательно, ослабление курса рубля. В целом, мы полагаем, что активная фаза кризиса будет преодолена уже в 2009 году, однако восстановление экономики после кризиса продолжится медленными темпами еще на протяжении 1,5-2 лет.

Среди наиболее пострадавших от финансового кризиса выделяются активно развивавшиеся секторы машиностроения, недвижимости и электроэнергетики. Что касается сектора недвижимости, то он окажется одним из пострадавших от финансового кризиса в 2009 году. В таких условиях на первый план выходит фактическая жизнеспособность бизнеса, при этом мы не ожидаем улучшения ситуации с точки зрения информационной прозрачности строительного сектора в 2009 году. Наиболее тяжелая ситуация складывается в секторе жилищного строительства, где определенную поддержку способен оказать выкуп жилья государством в рамках реализации социальных программ, однако значительное снижение стоимости недвижимости, которое в отдельных случаях уже достигает 30%-40%, мы считаем неизбежным.

Какие новые для 2008-го угрозы могут возникнуть перед российской экономикой в наступившем году?

Дмитрий ТРАВИН:

Проблемы бюджета – это не самая большая проблема из тех, что могут быть. То, что придется затянуть пояса бюджетникам – это понятно. Понятно, что у нас начинается
рецессия и придется затянуть пояса многим людям, которые потеряют работу. Массовые увольнения уже начинаются. По некоторым прогнозам у нас будет 10% безработицы – а это уже достаточно большая цифра.

Но самая главная проблема – в банковской сфере. Банки в России в очень плохом состоянии, в худшем, чем об этом принято думать. Люди деньги из банков забирают. Кроме того, некоторые банки сильно задолжали на Западе. А поскольку доллар и евро растут, получается, что их долги в рублевом значении становятся все дороже. А если посыплется банковская система – это будет катастрофа.

Очевидно, что власть спасет несколько крупнейших банков. Но для этого понадобится столько денег, что получится высокая инфляция. Что же касается небольших банков, то их вряд ли можно будет спасти. А если они рухнут, неминуемо возникнут проблемы с платежами в разных частях станы. Что в свою очередь еще больше усилит рецессию.

Антон ГАДЕУДИН:

Основная экономическая угроза сегодняшней России – цены на сырье. Если в течение 2009-2010-2011 года цены будут оставаться на текущих уровнях, экстенсивное развитие России остановится. Ведь цена на нефть и газ останется ключевым внешним фактором развития России еще, как минимум 10 лет. Надеюсь (но не утверждаю!), что появятся исключительно внутренние серьезные факторы развития, основанные на конечном спросе граждан, производстве и развитии инновационных отраслей, большими инфраструктурными расходами государства. Потенциал конечного спроса граждан еще очень велик, так как ВВП на душу населения серьезно ниже чем у развитых стран. Большая недостача инфраструктуры. Инноваций пока нет никаких. Эти три момента и могут быть драйверами роста в следующем десятилетии. Много будет зависеть от государства, так как к сожалению не приходится надеяться на серьезное развитие частного бизнеса в этих трех направлениях.

Сергей ГУРЬЕВ:

Состояние российской экономики напрямую зависимо от экспортных доходов, и при условии длительного сохранения негативной конъюнктуры мировых сырьевых рынков резкое ослабление рубля и быстрое расходование резервов выглядит неизбежным. Тем не менее, принимая во внимание активную позицию ОПЕК и необходимость масштабных инвестиций только для поддержания текущего уровня добычи, мы считаем такой сценарий маловероятным. В соответствии с нашим базовым прогнозом, средняя цена нефти в 2009 году составит $62 за баррель нефти марки Брент.

Помимо общемировых тенденций снижения товарных рынков и дефицита долговых ресурсов, российская экономика столкнулась с проблемой неплатежей, дестабилизирующей работу целых отраслей. Тем не менее, мы предполагаем, что государственные меры по кредитованию наиболее пострадавших секторов экономики, позволят ослабить напряженность в 2009 году. Важным фактором стабильности также служат масштабные государственные резервы, позволяющие обеспечивать нормальное функционирование экономики в условиях сложной мировой конъюнктуры.

Несмотря на текущие развитие негативных тенденций в экономике и потенциальное сокращение ВВП в первом квартале 2009 года, мы считаем, что рынок переоценивает реальные риски инвестирования в российские активы. Спрэд российских 30-летних гособлигаций к американским достиг максимального значения за последние 7 лет. А средневзвешенный P/E 2009 индекса РТС составляет 5,6 против 10 в среднем для остальных стран БРИК.

Каков ваш прогноз курса доллара и евро на конец 2009 года?

Андрей ЗАОСТРОВЦЕВ:

Сейчас идет плавное обесценение рубля, и главный вопрос с резервами состоит в том, насколько ЦБ будет готов отказаться от поддержки рубля. Если он будет упорно поддерживать курс рубля, то мы быстро расстанемся с золотовалютными резервами. Я придерживаюсь точки зрения, что более эффективной была бы политика резкой, разовой девальвации рубля. Тем боле, что для этого ничего специально делать не надо: просто ЦБ должен перестать выбрасывать доллары на валютный рынок. И тогда курс становится равновесным.

Почему этого не делают? Потому что есть большие внешние долги компаний, которые будем называть системообразующими. На внутреннем рынке они зарабатывают рубли, естественно, в случае девальвации им будет тяжелее расплатиться с внешними долгами. Именно по этой причине ЦБ за счет резервов выбрасывает доллары на рынок и поддерживает более высокий курс рубля.

Я думаю, что курс 50 рублей за евро мог бы остановить эти спекулятивные ожидания. Но реально это может сказать рынок.

Нина ОДИНГ:

Что будет в международном масштабе

У партнёров