Всероссийская акция протеста в поддержку Алексея Навального завершилась.  По последним данным по всей стране задержано 3134 человек. Это не окончательный подсчёт. Сколько было участников митингов, сказать ещё сложнее. По данным «МБХ медиа», численность протестующих россиян составила 110―160 тысяч человек. Ничего подобного в стране не бывало лет десять. (Разве что акция 26 марта 2017-го ― под эгидой того же Навального ― может как-то сравниться.) Почти все экспертные прогнозы оказались опрокинуты.

Количество протестовавших в Москве, например, варьируется от 15 до 40 тысяч человек. (Не считая официальных данных, согласно которым акция собрала «четыре тысячи» участников). В Екатеринбурге, по подсчётам Евгения Ройзмана, на улицы вышло не менее 10 тысяч человек. Количество протестовавших в Петербурге оценивается примерно так же. Или вдвое больше. Точных данных, вероятно, и не будет ― большинство протестующих не пустили к месту сбора на Сенатской площади. Поэтому отдельные группы рассредоточились и очаги протеста то и дело вспыхивали по всему центру города.

Рекордсменами по количеству задержанных стали Москва (1201), Санкт-Петербург (471) и Новосибирск (96). Особо отметился Якутск: при температуре ―50°C на протест вышло около трёх сотен человек, десятая часть ― 30 протестующих были задержаны. По ряду оценок, акция побила многолетний суммарный рекорд по задержаниям. Если же посмотреть по отдельным городам, то в Петербурге, например, это количество значительно ― в полтора раза, а Новосибирске ― вдвое меньше, чем на 9 сентября 2018 года. Но это, конечно, детали не принципиальные.

Основное отличие нынешней акции в другом. Год-два назад протестовать выходили в приподнятом, чуть не праздничном настроении. Всё ещё хотели образумить режим («чтобы власть нас услышала»). На этот раз иллюзий не было. За несколько дней до 23 января по всем социальным сетям шла информация о предстоящем жёстком подавлении. Говорили об этом и маститые политологи, и доморощенные пророки. В целом так и произошло. Люди сознательно шли навстречу врагу. По-иному режим более не воспринимается. Дворцовые изыскания Навального предельно прояснили и упростили картину, приведя её в адекватность: народ против трёх толстяков

На улицах Москвы и Петербурга реально пролилась кровь. Людей бросали в снег и грязь, избивали дубинками и ногами. В Москве избили адвоката Камиля Закаригаева, разбили голову активистке Либертарианской партии Марии Исаевой, валили на землю корреспондентку Readovka Анастасию Милюкову, били по голове дубинкой журналистку «Новой газеты» Елизавету Кирпанову. Это ― не говоря о десятках не известных пока по именам протестующих, избитых дубинками до крови.

Особо жестокие задержания и избиения происходили возле столичной «Матросской тишины» и питерской стелы на площади Восстания. Там уже совсем не стеснялись. Петербурженку Маргариту Юдину в ответ на вопрос, зачем хватают мирных людей, полицейский со всей силы ударил ногой. Она упала, ударилась головой об асфальт. Её доставили в больницу имени Джанелидзе с черепно-мозговой травмой. Этот вопиющий ― хотя не единственный ― случай заинтересовал даже начальника управления информации ГУ МВД по Петербургу Вячеслава Степченко. Он пообещал, что изучит видео на предмет обстоятельств дела.

В отличие от предыдущих митингов и шествий, участники нынешнего протеста по большей части были готовы к жести. Во многих случаях оказано сопротивление. Сцепки, столкновения, прорывы. Где снежки, где баллончики, а где дымовые шашки. На Пушкинской площади протестующий «нанёс сотруднику ОМОНа множественные удары». По неподтверждённым данным, в столкновениях с протестующими только в Москве пострадало 39 силовиков. Всё это ― наиболее знаменательная особенность нынешнего протеста.

Во Владивостоке известны по меньшей мере два случая нападения на полицию. Неизвестный, пытаясь повалить росгвардейца на землю, «нанёс ему не менее двух ударов». Второй неизвестный в маске также дважды ударил сотрудника ППСП. В Петербурге подобный случай зафиксирован только один. Но потерпевших при этом двое. Стали известны их имена и звания: сержант Ломаченко и капитан Федоров. Оба доставлены в травмпункт. Неизвестному удалось скрыться.

Следственный комитет в Москве начал доследственные проверки по фактам избиения полицейских, порче имущества и хулиганстве. В Петербурге и Владивостоке возбуждены уголовные дела по ч.1 ст. 318 УК РФ.

Самый интригующий вопрос ― кто эти люди, решившиеся пойти против представителей власти? По данным «Новой газеты» (материал уже удалён по требованию Роскомнадзора), в митингах принимали участие провокаторы. Если посмотреть кадры московской хроники протеста, такое предположение кажется не лишённым оснований. Очень решительные молодые люди спортивного вида резко вырываются из толпы. Бесстрашно нападают на полисмена, который даже не пытается сопротивляться. И столь же быстро исчезают, оставив на земле поверженного врага. Чем ни титушки? Однако выводы делать рано: таких подготовленных парней мы уже видели на минских заводских окраинах. Таких же чуть не ежедневно встречаем в спальных районах российских городов.

Кто бы ни были эти люди, характер протеста изменился. Не кардинально. Но всё-таки ощутимо.

Акции солидарности с российскими протестующими прошли в Германии и Чехии, Франции и Великобритании, Италии и Канаде, Финляндии и Бельгии, Америке и Израиле, даже в Японии. Вряд ли это заставит устыдиться правящий режим РФ. Но задуматься всё-таки придётся. Против властного беспредела реально выступают и старики, и дети. На российских акциях задержано (некоторые жёстко, наравне со взрослыми) около двух десятков несовершеннолетних. Младшему 9 лет. Если девятилетний ребёнок самостоятельно принимает решение протестовать, а его по-взрослому хватают, о каком будущем хватающих можно говорить?

в России

Общество

У партнёров