kreakly3Сегодня решилась судьба грядущей избирательной кампании. ЦИК РФ окончательно и бесповоротно снял с выборов новосибирских кандидатов, выдвинутых или поддержанных Демократической коалицией во главе с партией РПР-ПАРНАС. Ещё четырём региональным избирательным штабам коалиции уже отказано в регистрации списков. Основания одинаковые — подписи во всех списках удивительным образом оказались недействительными.

В таком масштабе и таким широким фронтом российская оппозиция не выступала уже давно. Преодолев существенные, а чаще — малосущественные, противоречия лидеры большинства известных оппозиционных организаций смогли договориться. Даже выработали некую общую линию и — самое главное — создали общую стартовую платформу действий. Не так уж важно, насколько она правильна, насколько верны мониторинговые расчёты и оптимистичны прогнозы. Важнее был сам факт объединения усилий, о чём совершенно справедливо говорили все участники коалиции ещё на заре её создания.

В сущности задачи ставились не столь уж грандиозные — принять участие в региональных выборах. Не повсеместно, а выборочно. Для этого лидеры Демократической коалиции пристально изучили сценарии  предыдущих выборных кампаний и их результаты. На основе анализа, были выбраны несколько регионов, в которых, предположительно, кандидаты коалиции имеют наибольшие шансы на победу. Туда отрядили команды агитаторов, были созданы избирательные штабы, отобраны кандидаты. Далее началась основная работа — скучная и трудоёмкая — по сбору подписей.

kreakly5С самого начала всем — и участникам Демократической коалиции, и работникам всевозможных ЦИКов и  ТИКов — было очевидно, что проверка этих подписей станет главным моментом всей кампании. От того, смогут ли одни собрать нужное количество подписей, а другие — оспорить их качество, в общем-то и зависел исход выборов. Понятно, что если не всем списком, но почти наверняка, оппозиционеры теоретически имели шансы попасть в местные представительные органы. Для них это была бы большая победа. Вопрос — стало бы это поражением российской власти?

Ответ очевиден — нет.

Во-первых, один-два, даже пять оппозиционных депутатов в местном органе самоуправления ничего не смогли бы изменить. Опыт петербургского «Яблока», объединившегося с тремя отщепенцами из бывшей «Гражданской платформы» и даже частично поддерживаемых некоторыми членами «Справедливой России» и КПРФ — тому яркий пример. Голос Максима Резника — главы комиссии по образованию и культуре — звучит хоть и громко, но одиноко и практически без резонанса. Потуги градозащитника Бориса Вишневского приносят весьма скромные успехи, и то — лишь тогда, когда в этом заинтересовано сама городская администрация.

Во-вторых, оппозиционеры Демократической коалиции мирны по своей сути. Превыше всего для них законность. В отличие, например, от непредсказуемой ЭРЫ с её анархистскими захватами зданий, или загадочных «ФАКТов» и «СОРМов» с замашками на дворовое рукоприкладство, или, тем более, неонацистских группировок с конкретными террористическими установками. Для всех участников коалиции — власть закона абсолютна. Все их действия, включая жалобы на любые государственные структуры, направляемые в адрес вышестоящих органов этих же структур, едва ли наносят сильный вред любого ранга чиновникам. Что стоит ответить на всякий их запрос обычным канцелярским стилем: вопрос решается. Большего, собственно, они и не требуют.

kreakly4В-третьих, как ни печально признать, общественной поддержки у этой оппозиции действительно нет. Об этом говорит хотя бы то, с каким трудом удалось собрать требуемые реальные подписи. Вряд ли это связано лишь с отсутствием финансирования и опыта. И даже невозможность доступа к публичным СМИ — не оправдание. Интернет сегодня есть в любом медвежьем углу РФ и доступен всем. По крайней мере тем, кто интересуется политикой. Есть и масса других способов достучаться до избирателя. Это доказал опыт Евгения Урлашова. (Он же, впрочем, доказал и что бывает, когда достучишься.)

Дело всё-таки в другом. Организации, составившие Демократическую коалицию, изначально заточены лишь под один тип избирателя — так называемый креативный класс. Который, безусловно, многочислен и даже отчасти политически активен. Но эта активность замкнута только в своём кругу. Скандал и истерика, возникшие в связи с «тёткой из очереди» или страшная угроза покинуть Россию, если не будет велосипедных дорожек — очень характерные примеры.  Этим оппозиционерам «тётка» и реднек без байка и айфона — не электорат. И спасибо, если не второй сорт. Но суть-то в том, что именно без мужика и тётки никакие перемены невозможны. Жалобами и голодовками российского чиновника не напугаешь, айфоном не повоюешь, из байков баррикаду не сложишь. Опыт «цветных» революций, в том числе мирных, показывает: для того, чтобы быть победить нужно иметь массовую поддержку и хотя бы одну горящую шину. Пока креакл не пожертвует своей иномаркой, за ним не пойдут. Но он, скорей, напишет жалобу о том, что на неё пытались посягнуть.

Так для чего же была устроена вся эта показательная порка — Новосибирске, в Магадане, в Калуге, в Нижнем?.. Почему не выполняется установка Володина о «конкурентных» выборах? Почему при 89% народной поддержки вызывает страх даже очень расплывчатый призрак оппозиции?

Ульяна Коваленко, специально для «В кризис.ру»

У партнёров