Федеральная служба государственной статистики РФ снова не обрадовала дорогих россиян. Официальная промышленная сводка за ноябрь фиксирует рецидив падения производства. Состояние застоя продлилось недолго. Последний квартал вновь показывает не стагнацию, а рецессию. Пока спад умеренный. Но комментаторы отмечают его ускорение. И это не отвлечённые материи вроде чугуна и трактора на душу населения. Тот же Росстат бесстрастно фиксирует: стоимость новогоднего празднования – обычного, семейного, без всякого шика – возросла без малого на треть.

533493Выпуск промышленной продукции в минувшем ноябре сократился в целом на 3,5%. Отдельно даны цифры по обрабатывающим отраслям, которые, в отличие от добывающих, определяют уровень индустриального развития. Здесь спад составил 5,3%, и это чуть ли не достижение на фоне почти 6%-ного падения месяцем раньше. Из тяжёлых отраслей прочнее держатся производители оборудования. Не теряет спроса и, соответственно, объёмов производства пищевой кластер. Лучше других смотрятся также показатели химпрома.

В добывающих отраслях речь идёт скорее о стагнации. Это касается и «нервного окончания» российской экономики – нефтянки. Ноябрьское снижение нефтедобычи составило 0,1%. Впечатление какой-то растерянности перед лицом тектонического обвала мировых цен. Словно не решиться – то ли снижать добычу, то ли наоборот, наращивать, старясь компенсировать удешевление объёмами экспорта. Производство электроэнергии, завязанное на потребности обрабатывающих отраслей, снизилось на 3,5%.

«Промышленности не хватает спроса для реализации своих пока ещё вполне оптимистичных планов выпуска», –  констатируют эксперты Института Егора Гайдара. Однако выработанный ими «индекс промышленного оптимизма» (некий обратный аналог пресловутых инфляционных ожиданий) упал до небывалого с 2009 года минимума.

nft2983759287592Положение российской промышленности ухудшилось и за счёт неадекватности правительственных планов. Кардинальная ошибка была совершена даже не в каком-то сложном проекте или многозначном прогнозе, а в обычной, «от фонаря», надежде на авось. Вся «антикризисная стратегия» властей исходила из $50 за баррель. Нынешние $37-40 заставили присесть, разведя руками. Доллар за 70 рублей, евро, приближающийся к 80, могли бы иметь для промышленников в чём-то и положительные следствия. Но тотальная завязка финансовой системы на сырьевые цены отправила разговоры об импортозамещении даже не в «пользу бедных».

Нельзя сказать, чтобы всего этого никто не предвидел и все удивлены. Председатель правления Сбербанка Герман Греф выступал на днях в Совете Федерации. «В 2016 году, если не будет нового разворота с точки зрения реформ, экономика будет ветшать, – заявил он. – Каждый день откладывания реформ продлевает кризис. Что нужно, чтобы вывести экономику из кризиса? Реформа системы госуправления». В элите начала озвучиваться главная взаимосвязь: коль скоро вместо экономики у нас экономическая политика, политику и нужно менять.

Но Россия – это не только элита. Это ещё миллионы людей, которые уже думают о встрече Нового года. На фоне ухудшения мировой конъюнктуры, нарастающего финансового напряжения, падения рубля, банковского кризиса и промышленной рецессии. Росстат не оставил без внимания и рядовых граждан. Новогодний стол обойдётся средней российской семье в 5790 рублей. Это на 28% дороже, чем при встрече года ныне уходящего.

На что уйдут эти деньги? 700 грамм солений. 200 грамм красной икры. Колбаса, копчёности, сыр, овощи. Курица, кило говядины. Не забыты фрукты, лимоны, килограммовый торт и полкило конфет.  И это ведь – ещё без подарков. В общем, почти две трети россиян сокращают новогодние бюджеты.

«Если русский ощущает любое давление извне, он никогда не отдаст своего лидера. Выдержим любые лишения — меньше потреблять продуктов, меньше электричества», – говорил в Давосе вице-премьер и долларовый миллионер Игорь Шувалов. Смотрим на это дальше.

Виктор Тришеров, специально для «В кризис.ру»

Промышленность

У партнёров