drakonchiСобытия последних недель свидетельствуют о том, что практически все важные мировые события – от украинского кризиса и попыток введения санкций против России до обострения ситуации в Пакистане так или иначе связаны с Китаем. Подобное положение косвенно подтверждает становление КНР в качестве супердержавы. Среди подобных новостей выделяется попытка проведения в Гонконге референдума с претензией на обособление от Поднебесной. В этом же ряду необходимые меры по стабилизации в Таиланде, где во властных структурах традиционно заметную роль играет китайская диаспора.

Особенно горячая тема – обострение конфликтов с соседями КНР практически по всему периметру её морской границы, от Японии до Вьетнама и Филиппин. Не меньшее значение для Пекина имеет сближение на антикитайской платформе Японии и Индии, регулярные задержания в диверсионных групп в Бирме-Мьянме, которая сейчас при западном участии «вырывается» из китайской орбиты влияния.

Столь же значимый сюжет – усиление нестабильности в Пакистане (давнем стратегическом союзнике одновременно США и КНР), предоставившем Китаю военную базу на побережье Индийского океана, в непосредственной близости от центров добычи нефти и газа в Персидском заливе. После прихода к власти в этой стране – которая единственная в мусульманском мире обладает ядерным оружием – прозападного политика Наваза Шарифа, позиции Поднебесной пошатнулись. Дестабилизация Пакистана фактически является «контратакой» Пекина против США, организующих сдерживание Китая. Учитывая размах оппозиционных выступлений, нельзя исключать вероятного скорого падения Наваза Шарифа и перехвата власти офицерами, ориентированными на КНР.

Монгольский визит Владимира Путина демонстрирует рост значимости Улан-Батора. Это ведёт к тому, что Монголия превращается в «яблоко раздора» между Москвой и Пекионом

Особый момент – поведение Монголии с её запасами урана. Не случайно обострение здесь конкуренции влияния между Западом, Японией, Китаем и Россией. Монгольский визит Владимира Путина на фоне ухудшения отношений с Западом и, в частности, разрыва «урановых соглашений» с Австралией, демонстрирует рост значимости Улан-Батора. В этой связи Монголия удобна для провоцирования охлаждения отношений между Китаем и Россией.

Не зря Улан-Батор добивается от Москвы «украинского» статуса – государства-транзитера газа в Китай. При положительном ответе Москвы велик шанс наступить на те же грабли, что и на западном направлении. Коммуникации с Китаем станут весьма уязвимы. Особенно с учётом сильного западного влияния на монгольскую политическую элиту. В таком разрезе Монголия из связующего звена превращается в «яблоко раздора» между Москвой и Пекионом.

КНР готова на раздел Казахстана с РФ, однако Астана предпочитает действовать самостоятельно

Ukrainian Russian leaders set for crisis talksВажное отношение к Китаю имеют и события, развивающиеся в Казахстане. В ходе украинского кризиса Астана стала действовать вопреки государственному руководству РФ, оказывая очень сдержанную, но, тем не менее, поддержку новым киевским властям. В том числе попытками перехватить у Москвы «сакральные» функции снабжения Донбасса «гуманитарными» грузами.

Президент Нурсултан Назарбаев предоставил запрещённым для ввоза в РФ украинским товарам свои каналы доставки. Он же, участвуя в пророссийском Таможенном союзе, стал проявлять «альтернативную» активность в отношении Запада, ущемляя активистов пророссийских организаций на своей территории. Москва ответила военными учениями на российского-казахстанской границе, демонстрируя готовность пойти на жёсткие меры «вразумления».

Между тем, ситуация в Казахстане, готовящемся к смене лидера, крайне важна для Китая. Ведь происходящие там события представляются ещё одним проявлением курса США на «обкладывание» КНР по всему периметру границ. Переход же Казахстана в российскую орбиту также не выглядит для Пекина хорошим вариантом. Но КНР готова на раздел «назарбаевского наследства» с РФ.

Пропорции дележа несущественны. Важно, что рост КНР и отвлечение Запада на сдерживание Пекина позволяет Москве интенсифицировать политику по реализации своих интересов в стратегически важных точках.

Сергей Балмасов, специально для «В кризис.ру»

Геополитика

У партнёров