Хронические неудачи преследовали этот мегалитический энергообъект ещё со времён строительства. Апогеем стала трагедия пятилетней давности. Сегодня Саяно-Шушенская гидроэлектростанция вновь в строю. Есть определённая уверенность, что 17 августа 2009 года здесь больше не повторится. Однако техногенные катастрофы остаются чертой российской жизни. И это при довольно невысоком – по сравнению с другими развитыми странами – уровне технической оснащённости (в чём можно убедиться по космическим снимкам ночной Земли).

cajasys1Саяно-Шушенскую ГЭС начали строить в 1963 году. Первый энергоблок заработал в конце 1978 года, десятый – в конце 1985-го. В постоянную эксплуатацию СШГЭС с немалой помпой была принята лишь в 2000-м. Дело в том, что это сооружение включает в себя целый комплекс различных сложнейших объектов, которые требовали постоянной доводки. Это касалось главным образом системы водосбросов. Поясним, не вдаваясь в технические тонкости.

ГЭС перекрывает такую мощную водную артерию, как Енисей. Её плотина перегородила реку, в результате образовалось обширное водохранилище. В обычном режиме вода сходит с него и своей силой крутит лопасти гидротурбин. Тем самым вырабатывается искомая электроэнергия. Проектная максимальная пропускная способность эксплуатационного водосброса СШГЭС составляет 13600 м³/сек, фактическая при отметке водохранилища 540 м — 13090 м³/сек.

Объёмы впечатляющие. Станция, вырабатывая в год более 23 млн кВт/часов электроэнергии, занимала столь солидное место в энергосистеме нашей страны. Достаточно сказать, что до аварии она была и со вчерашнего дня стала вновь основным источником энергоснабжения Саянского территориально-производственного комплекса. Включающего по определению энергоёмкие Саянский и Хакасский алюминиевые заводы, а также угольные разрезы, железнорудные рудники, ряд предприятий лёгкой и пищевой промышленности. Кроме того, СШГЭС – самый мощный источник покрытия пиковых перепадов электроэнергии во всей Единой энергосистеме России. Интересно, за счёт каких ресурсов покрывался дефицит её электроэнергии в период восстановительных работ.

Учитывая, что запитанные на неё предприятия все эти пять лет работали практически в прежнем режиме, можно оценить устойчивость отечественной энергосистемы. И это – несомненный плюс. Конечно, в первую очередь мобилизационный.

cajasys2Есть и минусы. Та же система водосбросов с самого начала показала недостаточную эффективность. В частности, в 1979 году во время половодья произошло затопление всего котлована строящейся станции. Немало трудностей было связано с эксплуатацией водобойного колодца, который неотъемлемым элементом входит в эксплуатационный водосброс. Для сведения – есть ещё водосброс береговой, выполняющий функции аварийного, если уровень воды в водохранилище поднимется выше критической отметки. Так вот, этот колодец по различным причинам несколько раз выходил из строя и ремонтировался. В конце концов его капитально реконструировали. Немало повреждений уже в ходе эксплуатации обнаружилось и в самом теле плотины. Их регулярно заделывали, иногда с использованием специальных составов, которые содержат эпоксидную смолу.

С чем были связаны эти недостатки? Говорилось про несоблюдение строительных технологий, низкий уровень квалификации работников подрядных организаций, неправильный выбор материалов. Вызывали сомнения и вышедшие за все разумные рамки сроки возведения ГЭС, что вызывало разнобой в строительном процессе. Ведь на эту «стройку коммунизма» работала вся страна. Координация таких усилий – дело тонкое и сложное. Подчёркивалось, что при строительстве и эксплуатации 13-й по мощности ГЭС мира огрехи неизбежны.

Качество объекта до поры до времени особых нареканий не вызывало. Его основательность подтвердило землетрясение 2011 года, когда сила толчков в районе «раненой» плотины достигала 5 баллов. Повреждений никто не зафиксировал, так как её проектная сейсмическая устойчивость – 8 баллов.

Что же случилось 17 августа 2009 года? По мнению специалистов, один из гидроагрегатов из-за дополнительных динамических нагрузок переменного характера – которым предшествовало образование и развитие усталостных повреждений узлов крепления – стал саморазрушаться. Вода хлынула в машинный зал ГЭС и затопила его. Погибли 75 человек. Станция остановила свою работу.

cajasys3Конечно, начался разбор полётов. Ростехнадзор сформировал свою комиссию, Госдума – свою. Первая упирала на технологический форс-мажор, вторая – на человеческий фактор. Первая искала причины, вторая – виновных. Власти прислушались к выводам первой, и страна не получила пары десятков «спецов-вредителей». Хотя справедливости ради следует заметить, что в июле прошлого года обвинение по статье 216 УК РФ – «Нарушение правил безопасности при ведении работ, повлекшем смерть более двух лиц» было предъявлено директору СШГЭС Николаю Неволько, главному инженеру Андрею Митрофанову, его заместителям Евгению Шерварли и Геннадию Никитенко, а также работникам службы мониторинга оборудования Александру Матвиенко, Владимиру Белобородову и Александру Клюкачу.

Судебные заседания в хакасском Саяногорске проходят по три раза в неделю, и хотя срок рассмотрения дела заканчивается в 2015 году, конца им не видно. Общественность наблюдает за происходящим уже несколько вяло. Возможный ажиотаж был погашен в самом зачатке, когда семьям всех пострадавших были выданы компенсации в размере 1,1 млн рублей, а особо нуждавшиеся получили вдобавок и квартиры, и погашение кредитов.

В целом же многие сходятся во мнении, что «механики, которые недокрутили гайку», стали жертвой обстоятельств, и на них пытаются повесить чужих «собак». Впрочем, если вспомнить трагедии уже этого года, будь то летняя катастрофа в московском метро или недавнее крушение бизнес-джета Кристофа ле Маржери, нам к такому не привыкать.

Сейчас Саяно-Шушенская ГЭС вновь запущена в эксплуатацию. Её торжественно ввели в строй первые лица страны – Владимир Путин и Игорь Сечин. Специально или случайно, но они запустили именно тот гидроагрегат, который установлен на месте саморазрушившегося в 2009-м. Конечно, он другой – более новый. Говорят, более надежный.

Тем временем вся страна ищет предприятие, которое «ароматизировало» сероводородом всю Москву. Грешат на местный нефтеперерабатывающий завод компании «Газпром нефть», который отнекивается. К счастью, от таких газовых атак пока ещё никто не умирал. Хотя симптом сам по себе тревожный. Вспоминаются тени «Трансвааля» или «Хромой лошади»…

Аркадий Орлов, «В кризис.ру»

Энергетика

У партнёров