В последние годы немало говорят об усилении экономического присутствия КНР в самых разных зонах Азии и Африки. Даже богатые страны Европы не могут устоять перед китайским напором. Гораздо меньше известно об аналогичном китайском наступлении в Латинской Америке и Карибском бассейне (ЛАКБ). А оно тоже имеет место быть. Более того, с каждым годом становится всё более мощным.

Китай активно работает с международными организациями латиноамериканского мира – МЕРКОСУР. УНАСУР, Андским сообществом наций. В 2014 году состоялся первый саммит Китай–СЕЛАК (Сообщество стран Латинской Америки и Карибского бассейна).  Ещё тогда генеральный чекретарь ЦК КПК и председатель КНР Си Цзиньпин пообещал, что к 2025-му КНР будет готова развить общий товарооборот со странами ЛАКБ до $500 млрд и за десять лет инвестировать в Латинскую Америку около $250 млрд. Был принят план по сотрудничеству КНР и СЕЛАК. Речь шла не только о торгово-экономической сфере, но и о политике безопасности. Однако экономика остаётся главной стороной взаимоотношений Китая и с «левыми», и с «правыми» странами Западного полушария. «В Китае есть оборудование, технологии, возможности финансирования и обучения, что интересно и ценно для Латинской Америки», – говорит министр иностранных дел Ван И.

Согласно опубликованной ещё в 2016 году обновлённой стратегии КНР в Латинской Америке, основные приоритеты Пекина в ЛАКБ – торговля, инвестиции, финансовое сотрудничество. Для КНР важны такие сферы латиноамериканского хозяйства, как энергетика, инфраструктура, агросектор, промышленность, инновационные и информационные технологии. Китай готов даже к созданию зон свободной торговли со странами СЕЛАК.

Может показаться удивительным, но китайское руководство всерьёз настроено на подключение Латины к своей инициативе «Шёлковый путь». Именно в данной связи можно оценивать резкое наращивание китайских инвестиций в железнодорожную инфраструктуру латиноамериканских стран. Полугосударственный китайский каптал стоит за грандиозной идеей трансконтинентальной железной дороги. Проект предполагает строительство 5300-километровой магистрали по территориям Перу и Бразилии. Именно китайская компания NKNDмиллиардера Ван Цзина начала стартовые работы по строительству Никарагуанского канала, альтернативного Панамскому. Характерно, что китайское проникновение вызвало массовые протесты никарагуанцев – и против пекинского олигарха, и против его партнёрствующего с ним авторитарного режима Ортеги. Также китайский бизнес нацелен на строительство высокоскоростной железной дороги от Панамы до Коста-Рики, а в будущем и Мексики.

Уже к середине этого десятилетия товарооборот Китая со странами ЛАКБ составил около $235 млрд долларов. Но самое замечательное тут то, что с 2000-го он вырос… более чем в 22 раза! Уже к 2015-му 12% экспорта и 18% импорта латиноамериканских и карибских стран приходились на Китай. Эти цифры растут с каждым новым годом. КНР в этом десятилетии превратилась в главного торгового партнёра БразилииЧили, Перу и Уругвая. Оттеснив с лидирующих позиций Соединённые Штаты и страны ЕС.

Современная Латинская Америка поставляет в КНР нефть, газ, минеральные ресурсы и продовольствие. Доктор исторических наук Алла Борзова утверждает, что «60% китайского импорта сои приходится на Бразилию и Аргентину, 60% импорта мяса птицы – на Аргентину и Бразилию, 45% импорта вина и винограда – на Чили». Если в середине десятилетия происходило снижение китайско-латиноамериканского торгового оборота, то уже с 2016 года вновь наблюдается стабильный рост.

Если говорить о китайских инвестициях в страны ЛАКБ, то в целом они составляют лишь десятую часть иностранных инвестиций КНР. На тот же 2016-й их общая сумма составляла $167 млрд. В основном эти инвестиции идут в такие страны, как Бразилия, АргентинаВенесуэла и Перу. В последние годы заметно выросли китайские вложения и в англоязычные страны Карибского региона.

«Если в прошлом явно превалировали китайские инвестиции в добывающие отрасли и прежде всего в добычу нефти, в последние три года можно наблюдать взрыв китайских вложений в сферу производственных услуг», – отмечает эксперт Сьянс-По Адриан Рутелли. Заметно выросли инвестиции из КНР в транспорт, финансовую систему, электроэнергетику латиноамериканских и карибских государств. Очень активны китайцы в телекоммуникационной сфере, в производстве автомобилей.

Отметим также, что с 2010 года китайские государственные банки выделили странам Латинской Америки (прежде всего Бразилии, Венесуэле, Аргентине и Эквадору) свыше $125 млрд долларов займов и кредитов. В последние пять лет основные займы идут в Венесуэлу: Пекин является сегодня главным спонсором Боливарианской Республики, покровителем режима Мадуро (у него на это больше средств, чем у Москвы). В последнее время всё активнее в Латине и не чисто государственные банки китайского происхождения. Они внедряются в сферы сельского хозяйства, строительства, услуг.

«Китайский фактор» становится важным и для внутренней политики латиноамериканских государств. Очень условно (потому что данная ось не «тотальна»), можно указать на то, что левые силы в ЛАКБ приветствуют сотрудничество с КНР. С другой стороны, латиноамериканистка Китти Сандерс считает это опасной тенденцией – подпиранием чавистско-мадуристских диктатур «социализма XXIвека», насаждением «третьемиристской идеологии БРИКС». Хотя даже некоторые либералы положительно оценивают связи с Китаем, исходя из приоритета свободы торговли.

Николас Мадуро недавно признал, что «венесуэло-китайские отношения сотрудничества становятся более тесными». Правые же силы региона относятся к сближению КНР, мягко говоря, настороженно. Хотя с другой стороны, даже Жаир Болсонару заявляет о намерении «и дальше укреплять сотрудничество с Китаем». Так чтополитико-идеологический момент на данном направлении если и играет роль, то точно второстепенную. По крайней мере, сейчас.

Роман Рудин, специально для «В кризис.ру»

в Мире

Геополитика

У партнёров