Во-первых, всё идёт по плану. Во-вторых, о «спецоперации» надо стихи писать. В-третьих, подгонять со сроками нельзя. Эти три указания прозвучали сегодня от президента РФ. На Каспийском саммите в Ашхабаде он имитировал многочисленность союзников. В компании Сердара Бердымухаммедова, Ильхама Алиева, Касым-Жомарта Токаева, Ибрагима Раиси. Впечатления от «Дуняшина форума» требовалось срочно перебить внешним эффектом. Пока на фронте без перемен и привычно сгущается репрессивная хмарь в России.

«Дурная бесконечность» правления им самим иногда надоедает. Приходится разгонять тоску такого рода мероприятиями. Каспийский саммит не назовёшь активной площадкой. За два десятилетия он активирован лишь шестой раз. Понятны резоны Бердымухаммедова-младшего – это его внешнеполитический дебют. Он и поднимал, как серьёзный государственный муж, тревожные вопросы безопасности, терроризма и наркотрафика. Алиева беспокоит обмеление Каспийского моря. Токаев советовал скорее определиться с правовым статусом Каспия, дабы совместно позаботиться о редких каспийских тюленях. Раиси благосклонно выслушивал коллег и отдельно напоминал Путину о «сотрудничестве в Сирии».

Путин же передал привет рахбару Хосейни-Хаменеи (у того сейчас тоже много сложностей). Порассуждал об инвестициях и логистике. А дальше занялся руководящими месседжами в Россию. В окружении каспийских властителей.

«Спецоперация», сообщает глава РФ, развивается по плану. Может быть, если учесть калейдоскопическую смену планов и целей, наблюдаемую в эти четыре месяца. «Денацификация» с «демилитаризацией» вымываются из методичек, «наркоманы» с «неонацистами» тоже. Кому охота вспоминать о собственной неадекватности. Теперь – «защита Донбасса и безопасности РФ». Как способствует защите и безопасности развязывание боевых действий и вступление соседних государств в противостоящий военно-политический альянс – кто же станет спрашивать.

Тактика «спецоперации» меняется, признаёт Путин. Не уточняя, каким образом и по какой причине. Второе, впрочем, очевидно без уточнений. В первоначальных планах украинское сопротивление, похоже, не предвиделось. Ожидалось что-то в духе агитпроповщины или волковского сказочного воеводы: «Война, хо-хо! – оглушительно кричал он с трибуны. – Война весёлое дело! Бьют барабаны, там-там-там! Какой пир мы учиним после победы, хо-хо!» Получилось, мягко говоря, существенно иначе. Значит, констатирует Путин, «тактика может быть разной». И вообще, он «доверяет профессионалам». Можно так понять, что впредь с такими вопросами не к нему.

Другое дело – памятники, песни и стихи о войсках РФ в Украине. Тут он говорить готов. Наверное да, со временем многое напишут. В некрасовской традиции («А война! До царя не скорее доходили известья о ней…») Ныне за военные стихи Николая Алексеевича в Москве винтит полиция, как произошло с Любовью Сумм. Суд потом штрафует на пятьдесят тысяч. «Идеология свержения власти, негативное отношение к военной операции» – это из протокола, о русской поэтической классике.

Так что, кстати, не надо ужасаться «канселингу русской культуры». Она за себя постоит. Это надёжно подтверждается полицейской цитатой. А времена всякие бывали, у того же Некрасова можно уточнить: «Стих, притаился в тени барин, прослышав свободу… Ну, а как в наши-то дни!»

Но вернёмся к путинским установкам. Главное, кажется, прозвучало в-третьих: спрашивать о сроках «спецоперации» больше не надо. И тем более – не подгонять. Сколько времени займёт побоище, государственное руководство РФ прогнозировать не берётся. «Сроками ты меня не прессуй», как говорили в Петербурге времён путинского вице-мэрства.

Вновь проявляется основная внутрироссийская суть кремлёвской спецоперации. Исторически обанкротившийся правящий класс лихорадочно создаёт обстановку военно-карательного беспредела. На неопределённо долгий срок. Многократный случай в истории. «Они запугивают внешней опасностью, чтобы выкачивать из народа мешки золотых монет. Каторжный труд объясняют тем, что мы якобы «в осаде». Но кто эту осаду ведёт?» – сказано, как ни странно, не сегодня и не в России. Сорок четыре года назад написали это албанские диссиденты Фадиль Кокомани и Вангель Лежо. Ничего нового за это время «они» не придумали нигде. И будем уверены – не придумают никогда.

Госдума шлифует «иноагентское» законодательство. Все наивные предложения где-то смягчить, разумеется, отброшены. Определение «иноагента» делается вполне субъективным, на усмотрение конкретного начальства. Не только любой оппозиционер может быть определён как «находящийся под иностранным влиянием». Любой работяга, сказавший пару ласковых о ближайшем начальстве, если надо, попадает запросто. Денег из-за границы получать уже не требуется. Достаточно проходить Шекспира в девятом классе средней школы: «Сознайтесь же, что не достоин править такой, как я. – Не то что править: жить!» Это что, не экстремизм? Не оправдание терроризма? А ну как насмотрится ещё репродукций «Свободы на баррикадах»? Делакруа ведь тоже иностранец. Впрочем, этот экстремизм весьма сдержан рядом с Некрасовым или хотя бы Евтушенко. Самое опасное для хозяев всегда в собственной стране. «Дома удобнее», – говорил Путин на ПМЭФе.

ФСБ рапортует сегодня из Волгограда: обезврежена экстремистская ячейка, готовили вооружённый госпереворот. С помощью легковоспламеняющихся смесей. Планировали нападения на автомобили представителей правоохранительных органов и вооружённых сил. Снова никуда не деться от Некрасова: «Какое ж адское коварство ты помышлял осуществить? Разрушить думал государство, или инспектора побить?»

Организация вообще-то общероссийская. В просторечии называется «Кобра». Точнее, КОБР – «Комитет безопасности России». Держат себя за «граждан СССР, заботящихся о целостности Российского государства». Попросту говоря, большие путинисты, нежели Путин. И вот, даже в такой среде… Но для «взрослой» госбезопасности всё на равных основаниях. Хоть «Кобра», хоть «М.К.У.», хоть национал-патриотические посягатели на особу Соловьёва. Что-то часто в последнее время.

По-настоящему такие тенденции развиваются вне политических организаций, в ярости «глубинного народа». Без системного политического выражения. Всеми силами тормозят этот призрак остатки российской оппозиции. Которых в благодарность прессуют сроками и клеймят «агентами». Но это не абсурд, а издавна отлаженная система.

«Правды нет оттого в русском мире, недосмотры везде оттого, что всевидящих глаз в нём четыре, да не видят они ничего», – констатировал выдающийся деятель русской культуры Василий Курочкин. 165 лет назад, вскоре после Крымской войны. «Организация» и «Ад» появились только через шесть лет.

Сергей Тимофеев, специально для «В кризис.ру»

У партнёров