Пока голоса придворных прославляли своих правителей, заключивших соглашение по разделу Северной Сирии, в этом регионе начались драматические перемены. Турецкие войска и их прокси начали новое наступление и продвинулись на восток и на юг Сирии. Строго говоря, Турция вообще не прекращала боевые действий, она лишь немного ослабила натиск во время переговоров с РФ, и усилила его, когда истекли сроки прекращения огня.

Силы сирийского режима ударились в бегство. С ними вместе стали отступать отряды российской военной полиции. Там, где асадиты не отступили, турки уничтожали их танки и брали пленных. За сутки турецкая армия подошли на в 8 км к городу Тель-Темир, выйдя, по-видимому, за пределы зоны, о которой они договорились с Россией в Сочи. Там они вступили в ожесточённые столкновения с курдскими милициями, но сомнительно, чтобы последние смогли остановить вторую по мощи армию НАТО. Сочинское соглашение в настоящий момент не работает.

В сообщениях полуофициального российского Телеграм-канала «Военный обозреватель» заметно некоторое недоумение: «Подразделения сирийской армии покидают н.п. Абу-Расин близ сирийского города Рас-эль-Айн в связи с продвижением турецкой армии и подконтрольных ей джихадистов. Пытаясь остановить продвижение боевиков СНА, курды поджигают нефть. По неподтвержденным данным, несмотря на достигнутые соглашения, российская военная полиция так же выводится из н.п. Дербесие, Амуда, Тель-Тамр и Эль-Маликия в связи активизацией боевых действий… Подразделения сирийской армии покидают ранее занятые согласно Сочинскому меморандуму районы на севере Сирии (Дербесие и Тель-Тамр) в связи с крупным наступлением протурецких боевиков при поддержке регулярных сил ВС Турции».

Договорённости РФ и Турции в Сирии вообще работают плохо. Чтобы это осознать, нужно посмотреть на ситуацию с сочинским соглашением РФ и Турции по Идлибу, которому уже полтора года. Идут бои, соглашение не работает. Боевики-исламисты, некоторые из которых являются союзниками Турции, выходят из Идлиба (в котором стоят турецкие войска) и совершают рейды против асадитов, вооружённые силы Асада и его союзников бомбят и обстреливают этот район. Похожая история возможна и с соглашением РФ и Турции по северной Сирии.

Причин, по которым российско-турецкие соглашения в Сирии плохо работают, две.

Во-первых, слишком много влиятельных участников политического процесса – Турция, РФ, Иран, Асад, США, курдские ополчения. Очень сложно достигнуть баланса между всеми участниками конфликта.

Во-вторых, интересы Турции и России противоречат друг другу. РФ защищает режим Асада и помогает Ирану (который так же помогает Асаду, стремясь закрепиться в Сирии), Турция поддерживает антиасадовскую оппозицию и хочет с её помощью создать на севере Сирии прокси-государство, чтобы обеспечить переселение туда миллионов арабских и туркоманских беженцев из Сирии (они бежали от режима Асада).

Переселение беженцев, их возвращение в Сирию для Эрдогана сегодня важнейший вопрос. В Турции растет негативное отношение к ним в обществе, а косвенно это бьёт по Эрдогану. Его стали обвинять в том, что он наводнил страну бедняками, которые отбирают у турок рабочие места. Эрдоган стремится укрепить свое пошатнувшееся положение. Он ведёт дело к максимальному расширению зоны своего военного присутствия в Сирии и переселению туда беженцев.

Теоретически может рассматриваться вопрос об обмене Идлиба на турецкую зону безопасности. Турция отдаст России и Асаду Идлиб, а в обмен получит от них зону длиной 450 км и глубиной 30 км на севере Сирии, которую требует Эрдоган. Но даже если такое случится, перед этим могут произойти очень серьёзные и кровопролитные столкновения. Напряжённость между различными участниками конфликта будет расти.

Но главное сегодня даже не это. В политике многое, почти всё, определяется соотношением сил. Самый важный вопрос: «А что, собственно, ты сделаешь?» Дипломатия лишь оформляет существующий силовой расклад, помогает иногда решать вопросы без войны, но с её помощью нельзя добиться чудес. Если асадиты так легко станут отступать и дальше, а РФ не выдвинет какие-то железные аргументы, способные остановить Турцию, то главный вопрос, который следует задать: как далеко намерены зайти турецкие войска?

Михаил Магид, специально для «В кризис.ру»

Геополитика

У партнёров