В Свердловском районном суде Красноярска вынесен приговор Анатолию Быкову. Первый. Из пяти возможных. Пока пяти. Потом будет видно. Этот, нынешний ― за организацию двойного убийства в 1994-м. Остальные ― разной степени тяжести и разного срока давности ― впереди. В торжестве правосудия тонет политэкономическая подоплёка темы. От которой, похоже, целенаправленно отвлекают. Как всем маршем «спецправосудия» от енисейских до невских берегов. Не Быковым же единым.

По нынешнему делу Быкову определили 13 лет колонии общего режима. На основе вердикта присяжных, посчитавших его виновным и не заслуживающим снисхождения. Гособвинение требовало более сурового наказания. Без малого полтора десятка лет. Но справедливый суд учёл почтенный возраст обвиняемого (61 год), его многогранную и многолетнюю положительную общественную деятельность. Впрочем, всё ещё впереди. Предстоят суды по делам о подстрекательстве к убийству по найму, о подстрекательстве к покушению на убийства двух человек по найму, об организации преступного сообщества. Все эти дела тоже не первой свежести. Тянутся из тех же давних девяностых.

И только последнее из пяти дел ― об уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере ― совсем свежее. Следствие полагает, что только за 2017―2019 годы Быков недоплатил государству 77 млн рублей. Это для начала. А далее ― по информации Алексея Тарасова, давно и основательно изучающего красноярский феномен ― в планах следствия доказать незаконность покупки Быковым 20% акций КрАЗа, принадлежащих государству. В этом случае получается, что и все остальные сделки ничтожны. А значит всё быковское добро можно забирать в казну.

Возможно, это и есть главное дело Быкова. Крах, в который скользит «путиномика», другого выхода не оставляет.

Понятно, что Быков уже давно распрощался со своими алюминиевыми активами. Главные из них ― Красноярский алюминиевый завод, Красноярская ГЭС, металлургический завод и Ачинский глиноземный комбинат — давно уже собственность Дерипаски. А по сути ― государства («ручку верните!»). Другое дело, что Дерипаску положение путинского смотрящего по алюминию вполне устраивает. Но не всех же. Однако желания-нежелания ничего не меняют. Либо смиренно жди, как металлурги-«нахлабученники», пока до тебя руки дойдут, и не рыпайся ― всё равно отнимут. Либо, как Быков ― чем отдавать чиновникам, лучше потратить на благотворительность.

Сколько он недоплатил, посчитали, вероятно, с точностью до копейки. А сколько он вложил в первый в истории города международный турнир по профессиональному боксу, в центр коррекции зрения, в строительство и оборудование краевого госпиталя инвалидов Отечественной войны, городскую поликлинику, школу? Вряд ли сильно меньше этих 77 млн рублей. Если не больше. Но ведь это далеко не всё, что Быков сделал для Красноярска и родного Назарова.

И да, на себя тоже тратил. Наверно, немало. Хоть бы на свою дачу в элитном посёлке Сосны на Енисее (аналог московской то ли Барвихи, то ли Рублёвки). Но явно меньше, чем ушло на путинскую дачу в Геленджике. Или на медведевскую Миловку на Волге. Причём Быков всё-таки тратил свои, не государственные.

Но дело, конечно, не в экономике, хотя и экономика в РФ есть политика. Долгие годы Быков, не так, чтобы душа в душу, но вполне уживался с режимом. Всего лет пять назад он всерьёз заговорил в духе «хватит кормить Москву». То есть ― московскую власть. Два года назад прямо так и заявил: «У власти сегодня находятся враги нашего государства, нашего народа». И провозгласил создание регионалистской партии «Наша Сибирь». Да ещё и поддержал протестные выступления в столице.

Даже странно, что с арестом так долго тянули. Видно, Татаренкова долго уговаривать пришлось.

Анатолия Быкова в Красноярске по-прежнему называют уважительно: «народный губернатор». По тому же Тарасову получается, что если Быков даже из тюрьмы выдвинется в Госдуму, его выберут на ура. Но его признал виновным не судья, представитель государства, а присяжные ― представители народа. Красноярцы, для которых Быков… Как же так?

А нет никакого противоречия. Присяжный присяжному рознь.

В 2014 году в Москве питерские присяжные вчистую оправдали питерского пенсионера Владимира Барсукова. Которого судили за покушение на убийство нефтемагната-миллаирдера Сергея Васильева. Оправдали не только самого Барсукова, но почти всех привлечённых по этому делу. Но такой народный вердикт не устраивал власть имущих. Не потому, что олигарх Васильев чем-то особенным перед властью отличился. А потому, что отличился Барсуков, которого в Питере называли «ночным губернатором». Тоже вроде как «народным».

Немногие уже сомневаются, что именно это стало причиной его ареста. Сначала по мелкому рейдерскому делу ― якобы захвату двух частных предприятий, магазина и кафе.  То есть вначале-то, сразу после ареста, генпрокурор Чайка заявил чуть ли не о сотнях захваченных предприятий. Но доказать ― за несколько лет ― с большим трудом удалось только два эпизода. За которые получил Барсуков сразу 14 лет.

Но пока одни следователи упорно искали доказательства по рейдерству, другие копали глубже. Сначала нашли свидетелей, утверждавших, будто лично присутствовали при разговоре Барсукова то ли с будущими киллерами Васильева, то ли с организатором доставки им оружия. На суде, кстати, выяснилось, что оплачивал эти правдивые показания сам Васильев. Не лично, через посредника. Который в свою пользу урезал вознаграждение показаний вдвое.

Решение присяжных по делу Васильева вскоре отменил Верховный суд. Не народу же решать, виновен Барсуков или невиновен. А если народу, то правильному. Специально подобранному. Как для Путина, которому на заводе в спецовки переодевают доверенных бюрократов, а рабочих отправляют за ворота. Короче, второй раз никакого оправдания не было и срок заключения Барсукова вырос до 23 лет.

Но и этого оказалось мало. Он хоть и не «народный», но всё-таки «ночной». То есть номенклатуре неподотчётен. Мог с олигархами спорить. Да и вообще, в РФ кроме «дневных» губернаторов и других столь же «дневных» начальников быть никому не положено. Потому дела Барсукова стали плодиться и размножаться как кролики. Создание ОПС, организация убийства в 2000 году своих друзей и деловых партнёров. А увенчало всю эту уголовщину обвинение в организации убийства Галины Старовойтовой в 1998 году.

По всем делам нашлись и доказательства, и свидетели. За создание «тамбовского» ОПС из двух человек ― самого Барсукова и его тамбовского земляка Вячеслава Дрокова ― к 23 годам прибавили ещё год, а потом уменьшили этот срок на полгода. В сумме вышло 23,5. Несколько месяцев Барсукову даже привелось исправляться в вятской колонии ЛИУ-12. Но недолго.

Не успев как следует исправиться, он вновь был этапирован в Петербург. Для суда по делу Галины Старовойтовой. Убийство которой организовал, как утверждает следствие, ради какого-то неизвестного, дабы потрафить ему. Было это почти год назад. С тех пор дело не только не поступило в суд, но даже и не было выдано Барсукову для ознакомления. Может и знакомиться-то и не с чем? А может, следователям неудобно за формулировку.

То же самое с делом об убийстве двух друзей Барсукова ― его личного телохранителя Георгия Позднякова и партнёра по бизнесу Яна Гуревского. Тоже, похоже, никак не найти мотивов. Ведь не скажешь, что имел к ближайшим друзьям жгучую ненависть. А их убийцы, кстати, уже давно во всём сознались, осуждены и отбывают заслуженные сроки. И даже мотивы известны ― шла война между питерским «ночным» губернатором Барсуковым и московскими ворами в законе за Северную столицу. Барсуков жёстко держал оборону, «Кончаем кормить дармоедов» ― сказал он в 1996 году. Почти десять лет длилось это противостояние. Воры в законе не взяли город даже после того, как был арестован сам Барсуков. Но стоило это немало жизней. В том числе ― Позднякова и Гуревского.

Даже если Барсукова всё-таки выведут на суды по этим убийствам, даже если каким-то удивительным образом российское правосудие сможет его в них обвинить и осудить, много это к его сроку не добавит. Это понятно всем. Но осудить всё равно попробуют. Чтобы заклеймить «ночного», не своего, как убийцу друзей, как убийцу политика-женщины, постараются обязательно.

А заодно, раз уж так получилось, сечинская «Роснефть» как-то тихо и почти незаметно приросла питерской сетью ПТК. Когда-то, в девяностых, Владимир Барсуков был вице-президентом этой крупной городской компании…

Там алюминий, тут топливо. А так всё едино. В Петербурге, в Красноярске, по всей России. «Остап не баловал разнообразием дебютов». Зачем, если так прокатывает. А если перестанет? Это, впрочем, уже сильно о другом.

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

У партнёров