Всё новые развязки вводятся в строй в Москве. Расширяются автотрассы. Ежегодно планируется строить не менее ста километров дорог, сообщает несменяемый вице-мэр Марат Хуснуллин. Тем не менее, поздняя осень встретила москвичей многокилометровыми пробками. Одна из причин такого положения вещей заключается в росте трафика. Связанного с увеличением количества автомобилей. Общее численность авто в мегаполисе составляет, по данным ГИБДД, 7,2 млн. Получается, половина населения Москвы пользуется личным авто. Ежедневно на трассы столицы выезжает, по меньшей мере, 700 тысяч машин.

Суммы на реконструкцию выделены рекордные. В проекте московского бюджета на будущий год программа «Моя улица» поглощает 45,5 млрд рублей. Речь идет о крупнейшем плане благоустройства в современной истории Москвы. Но на бумаге реформы и строительство – это одно. На практике – совершенно другое.

Есть улицы, которые не изменили своего облика с конца 1980-х годов. На Профсоюзной как стояли машины, так и стоят. С другой стороны, «Тёплый стан» славится размашистыми решениями транспортных проблем. Пару лет назад здесь была введена в строй новая эстакада. Но эффект оказался весьма относительным. В скором времени на границе двух микрорайонов будут отстроены ещё несколько станций метро, в том числе «Улица Генерала Тюленева». Якобы строительство новых станций коренным образом улучшит транспортную ситуацию в Юго-Западном округе. Поживём – увидим.

В ряде прибалтийских городов общественный транспорт стал бесплатным. Но в большинстве европейских стран, конечно, ни о какой дешевизне не может быть и речи. И вот в этом отношении Москва уверенно догоняет и перегоняет западные мегаполисы.

Но дело не только в цене и в дискомфорте. Первостепенен вопрос статуса. Сейчас в тренде простаивание в пробках на дорогих автомобилях. Приехать в офис и рассказать коллегам, как засасывают московские пробки. Тем временем, в столице уничтожаются такие виды транспорта, как троллейбус и электричка. Понятно, что прогресс не стоит на месте. Инфраструктурные перемены неизбежны. Но такая версия прогресса вызывает в памяти луддитские разрушения.

Реконструкция центральных улиц ведётся в направлении приоритета пешеходов. Но непреходящей остаётся агрессивная среда, и тут не помогают никакие новшества. Какой там комфорт, если хорошо одетый пешеход никогда не пропустит того, кто одет попроще. «Качок» перекроет середину дороги, и ещё придерётся к любому, кто… скажем так, не соответствует его жизненным принципам. Что говорить о водителях.

Мера агрессивности на московских дорогах приближается к значению «сто из ста». Инциденты с применением травматического оружия на проезжей части давно никого не удивляют. Но всегда хочется верить в лучшее. Вопреки очевидности, пропагандисты убеждают нас: мол, завтра-то все проблемы будут решены – исчезнут пробки, транспорт сделается экологичным, а водители и пассажиры обретут взаимную доброжелательность… На одном из центральных каналов рассказывают о грядущем преодолении временных трудностей к 2020 году. А пока что ж поделаешь. Остаётся столица городом контрастов.

Ещё в незапамятном 1986 году, на XXVI съезде КПСС (была такая партия…) Борис Ельцин называл политической проблемой состояния московского транспорта. Кстати, именно с того времени и началось восхождение первого президента России. Смелое было выступление, спору нет. И один из генераторов общественного напряжения указан точно.

Сегодняшняя Москва терпит эту проблему. Как терпела и треть века назад, пока государство не пошло на слом в принципе. А пока рассуждения банальны: стоит ли протестовать, пока хватает на еду и езду? Не в Чили же мы живём. Где незначительное и сразу отменённое повышение цен на проезд в метро обернулось массовыми яростными протестами, погромами, уличными боями и жертвами.

Применительно к Чили принято говорить о неолиберализме. Оборотная сторона этой модернизаторской модели – резкая дифференциация доходов. Так было при правлении Аугусто Пиночета. Скоро тридцать лет, как Чили – демократическая страна с регулярно сменяемой властью. Нынешний президент Себастьян Пиньера – правый консерватор. Неудивительно, что социально трудным решением немедленно воспользовались левые силы. Не будем наивны – из-за небольшого повышения стоимости билетов люди на баррикады не выходят. Тем более, что правительство Пиньеры проводит серьёзные программы социальной помощи малоимущим. «Этого бы не случилось без продуманной многоходовки со стороны чилийских левых, венесуэльских групп профессиональных уличных боевиков, спонсоров и защитников из Кубы, России, Китая, Франции, некоторых других стран ЕС, международных наркотеррористических картелей, – полагает политолог Китти Сандерс. – Сценарий одинаков: заводилы в балаклавах атакуют полицию и разрушают инфраструктуру, увлекая толпу за собой. Можно саркастически поздравить чилийскую контрразведку и карабинеров: они не заметили мощного левого подполья у себя под носом. Они проспали все этапы. Идеологическую накачку наиболее обиженных слоёв населения. Интернационализацию собственных левых и насыщение молодёжных организаций иностранными активистами. Создание лидеров ультралевого толка, которые из вождей протестов превратились в депутатов и чиновников. Не заметили концентрацию левых сил, сжатие пружины. Пиньера и его безопасники – несгибаемые консерваторы, сильные мужчины, которые не верят в силу идей, в необходимость самообновления, в молодёжный фактор, в то, что в спокойной Чили возможно повторение пройденного. Наступив один раз в мышеловку, они не сделали никаких выводов и на второй раз попались в медвежий капкан».

Столь пространное отступление – иллюстрация различий. Мы видим, до какой степени слаба – и законопослушна! – российская оппозиция. Не в пример чилийской.  В голову никому не приходит педалировать транспортный завал в антиправительственных (в широком смысле) целях. Вообще же в крупных мегаполисах России транспортная инфраструктура развивается по своей логике, и интересы рядовых граждан здесь далеко не на первом месте. Крупные инвестиционные проекты подразумевают шаговую доступность, максимальный комфорт, но на деле возникает обратный эффект. Путь с работы домой для рядового служащего становится всё более долгим, а цены на проезд неуклонно растут. И грядущий 2020 год принесет немало сюрпризов, связанных с повышением тарифов…

Юрий Сосинский-Семихат, специально «В кризис.ру»

У партнёров