Рутинное течение недели развернул кабульский кошмар. Убитых без малого две сотни, раненых почти полторы тысячи. Агитпроп запутался в собственных ликованиях (простое, зато бессмертное «смешно дураку, что нос на боку»). Афганская война вновь, как сорокалетие назад, превращается в фактор российской политики. Естественно единение правящего режима РФ с запрещённым в России Талибаном. Куда хуже российской оппозиции. Афганская в Панджшере хотя бы знает, что делать. А не готовится к выборам и не пишет обращения к талибам.

Двойной теракт был совершён вчера в Кабуле у ворот аэропорта и близ фешенебельной гостиницы. Первый – утром, второй – вечером. Оба раза – самоподрыв смертников сопровождался кинжальным огнём из автоматического оружия. Ещё четыре взрыва и несколько обстрелов отмечались по окрестным кварталам. Количество жертв вчера и сегодня менялось от сообщения к сообщению. На момент публикации говорилось о 170 убитых и более 1300 раненых. 13 погибших – американские военные (максимум единовременных потерь за десятилетие). Другие – афганцы, пытавшиеся бежать через аэропорт или проходившие мимо гостиницы.

Названо имя смертника, взорвавшего себя и людей в аэропорту: Абдул-Рахман Логари. Главной его мишенью были американцы, к которым он подобрался почти вплотную. Несколько человек схвачены по подозрению в причастности. Но поскольку розыск ведут талибские власти, итог предсказать нетрудно.

Одно очевидно: те, кто устроил взрыв в Кабуле – не родня Северному альянсу, сопротивляющемуся в Панджшере по заветам Масуда-старшего под знамёнами Масуда-младшего. Не тот боевой почерк. Моджахеды сражаются с талибами, а не взрывают беженцев. Тут скорее близость как раз к Талибану, который вполне себе практиковал такого рода действия.Ответственность взяла на себя исламистская организация «Вилаят Хорасан». Это центральноазиатское отделение ИГИЛа, запрещённого и в России, и в Афганистане. «У меня есть опасения, что в среднесрочной перспективе Кабул может стать полем битвы между Талибаном и «Исламским государством», – говорит бывший координатор миссии НАТО в Кабуле Стефано Понтекорво. – У талибов нет даже достаточного количества людей для контроля над территорией». Исламист исламисту, как видим, не друг и не родственник. Пуштунские приоритеты талибов не устраивают глубоких интернационалистов, требующих мирового халифата, а не изолированного афганского эмирата.

Понятно ревнивое недовольство игиловцев успехом Талибана. Не те времена, когда мулла Омар дружил с Осамой бен Ладеном. Теперь и в этой среде каждый за себя. И неизвестно ещё как проявится потрёпанная бенладеновская «Аль-Каида», запрещённая в России и озлобленная на весь мир.

«Самым мрачным днём президентства Байдена» названо в Америке 26 августа 2021 года. Отменив встречу с премьером Израиля Нафтали Бенетом и совещание с губернаторами, президент США несколько часов провёл в ситуационной комнате с госсекретарём Блинкеном, министром обороны Остином и председателем Объединённого комитета начальников штабов генералом Милли. Прервала азиатское турне вице-президента Харрис. В надрывно-эмоциональном выступлении Байден пообещал суровый ответ террору. Кое-кто из российских «экспертов», вроде комично известного политолога Маркова, поторопился испугаться.

Но пока что ответил предшественник Трамп: мол, когда он был у власти, такого не случалось и не случилось бы. Может быть. Но вообще-то соглашение с талибами о выводе войск подписывал именно Трамп, Байден его лишь выполнил, не имея возражений. Корень же происшедшего сегодня – в этом выводе. По которому между двумя непримиримыми президентами царит трогательное единство.Официоз РФ свой выбор сделал. Ритуал приличия, как ни странно, соблюли. «Мы присоединяемся к осуждению этих террористических актов, соболезнованиям в адрес семей погибших», – сказал министр иностранных дел Лавров. МИДовский транслятор Захарова сообщила, что в аэропорту не было граждан России. Другое дело агитпроп – тут вопли о «военном преступнике Байдене», намёки на «американцы сами» и прочий маньячный бред идут своим чередом. Между тем, ТВ-истерички, как давно замечено, куда адекватнее отражают кремлёвские позиции, нежели связанные обрывками этикета официальные дипломаты. Скабеева на этом направлении значит больше Захаровой.

Посол Жирнов уже назван в ряде комментариев «талибским коммерческим агентом». Разговоры о будущем экономическом сотрудничестве действительно граничат с чёрным юмором. Особенно рассуждения о триллионном (в долларах, конечно, ибо счастье они непроизвольно измеряют в валюте ненавистной им страны) запасе лития для высокотехнологичных инноваций. Разумеется, только добычей лития Талибан теперь и займётся, чем же ещё. Панджшерских повстанцев Жирнов называет «мятежниками». Да, это почётное имя. А скоро тех, кто сопротивляется талибам назовут «бандитами» (как антикоммунистических моджахедов 1980-х). Чекисты называли так тамбовских антоновцев, гестаповцы – советских партизан…

Уже командированы в дружественный исламско-фундаменталистский Афганистан «федеральные агенты новостей», журналисты от путинского повара. Расписывают мудрость и миролюбие талибов, обличают американцев за империалистический бардак. Получили добро на представительство от министерства информации и культуры Исламского Эмирата Афганистан. И лично от пресс-секретаря Талибана со странно звучащей для такого случая фамилией Муджахид. Что ж, в Кабуле житьё ФАН будет, вероятно, спокойней, нежели в Петербурге.

Заискивающее благоволение властей РФ к талибанскому эмирату – серьёзный на самом деле признак. Тут есть над чем задуматься, из чего сделать практические выводы. Для начала: всё-таки суть режима не в одной клептократии. Денежных выгод от дружбы российских правителей с запрещённой в России организацией не предвидится (если не повторять за Жирновым про триллион лития). Тут и впрямь идеи, ценности и духовности. «Духоскрепов» прёт от мракобесия как такового. А уж зверское насилие во имя мракобесия особенно приводит в экстаз. Это дороже денег.

Оно, впрочем, не новость. Просто подтвердилось ещё раз на гротескно ярком примере. Но есть ещё одна сторона, мало кем пока замеченная. До сих пор главным внешнеполитическим принципом Кремля была замшелая «легитимность» и контрреволюционность. Как у Священного союза в позапрошлом веке. Истеричная враждебность к повстанческим движениям, пришедшим или идущим к власти «путём переворота». От Украины до Фиджи. Но в афганском случае таких глупостей ни полслова. Потому что Талибан не заценит. Ибо Талибан – сила. Не столько даже в боевом потенциале (армия талибов даже после захвата арсеналов, любезно оставленных американцами остаётся ниже среднего), сколько в готовности к бою. А силе здешние воздыхатели талибов уступают без вопросов. Что тоже важный урок.

И третье. Экстаз от Талибана – свидетельство российского политического будущего. Хозяева РФ явно усмотрели там черты своего идеала. От этого впечатления не стоило бы отмахиваться. И смеяться тут не над чем. Заданный ими вектор развития пока что ведёт именно туда. Теперь с более-менее очерченным ориентиром. Высока вероятность, что эмиратские элементы прорежутся очень вскоре после 19 сентября. Отголосуют, обсчитают – и пора.На оппозиционной же стороне понимание ситуации, мягко говоря, слабовато. Центризбирком снимает Льва Шлосберга с выборов. Исключает из списка партии «Яблоко» на выборах в Госдуму. За «экстремизм» – с чем уже впору поздравить. Это признание заслуг, укрепление и возвышение репутации. И откровенно говоря, избавление от роли в грязном режимном спектакле.

Вместо этого – возмущение, негодование, ламентации… «Демонстрация презрения к российскому обществу», – мусолит вечно чем-то недовольный Явлинский. Будто он, особенно после начала текущего года, достоин чего-то иного. Но ведь и сам Шлосберг говорит о какой-то незаконности и собирается обжаловать.

Новость ещё свежее: Путин, можно сказать, получил письмо. Очень строгое. «Мы требуем пересмотра решений о закрытии редакций наших коллег, присвоении им статусов нежелательных организаций и иностранных агентов. А также мы настаиваем на пересмотре уголовных и административных дел против журналистов и расследовании случаев их избиения» – сказано от имени нескольких изданий (некоторые из которых сами уже «иноагенты») и лично Ксении Собчак.

Это уже реально бунт. «Заслуживает внимания, – милостиво отозвался Песков. Но тут же припечатал: – Не совсем верная риторика. Достаточно эмоциональное обращение. Мы не согласны с формулировкой «преследование». Речь идёт о применении положений закона известного. Этот закон должен быть». В общем, поубавьте эмоций, проникнитесь законом известным – тогда, может быть, ещё раз заслужите внимания. «Под обращением по поводу нелёгкой доли «независимых» СМИ поставили подписи самые независимые из них. Например, «Медуза» и «Дождь»… Целенаправленная работа Лондона с этими неподкупными и беспристрастными» – издевается Захарова.

Вот и поговорили. Так видишь Ахмада Масуда, требующего от муллы Барадара и настаивающего на пересмотре и расследовании.Новая политическая реальность в России – давно общее место. Режимный порядок более не предусматривает легальной оппозиции. Надвигает то ли ползучее обнуленство, то ли… полный бан. Поиск же новых адекватных форм оппозиционности ведётся с явным отставанием от режимного ужесточения. Переходящего в качественно новые формы типа «талибан-лайт».

Идеи типа «сбережения протеста» были бы продуктивны, если бы включали кое-какие технические параметры: в каких формах, с какой целью, на какие сроки. Иначе они сводятся к простому совету беречь себя от репрессий. Пока ещё, кстати, очень умеренных по сравнению не только с Афганистаном, но и с Беларусью. Рано говорить о «наступлении 37-го». В тридцать седьмом не обжалуют снятия кандидатур и не пишут главе государства требований от редакций. Преследования способны нарастать валом. Недаром вдумчивые оппозиционные публицисты так и говорят своим зрителям, слушателям и читателям: очень может быть, что через год такое наше общение будет уже невозможно.

Протестное движение, основанное на легальных выступлениях и либеральных доктринах разгромлено. Это медицинский факт. Причём для разгрома от властей не потребовалось особых усилий. Известны случаи, когда самороспуск совершался раньше запрета. И если говорить о новом сопротивлении, очевидна нужда в новых структурах, кадрах, идеях. Уже не связанных привычками, унаследованными от исторически уникальных времён Михаила Сергеевича. Перестроечные поддавки давно кончились. Режим ведёт себя именно так, как положено номенклатурной олигархии. Бессмысленно ждать, чтобы хозяева облегчали оппозиции условия борьбы с собой. В конце концов, никто же не ждёт такого от талибов.

Уходящий месяц отмечался не только юбилеями Августа-1991 и украинской независимости. В нескольких странах – России, Украине, Литве – были проведены акции Дней Героев. Националисты, солидаристы, демохристиане, демосоциалисты поддержали освободительную традицию повстанческой борьбы начала 1920-х. «Призываем соратников помнить героический пример антоновцев и других участников антибольшевистского сопротивления XX века» – говорилось в обращении Движения националистов. В нескольких городах расклеивались листовки: «Деды боролись с диктатурой, борись и ты» – естественно, с указанием на мирный характер сегодняшнего сопротивления.В политической палитре укореняется чёрно-зелёная и красно-чёрная символика АНС и АБН – происходящая от тех самых дедов из Тамбова и Кронштадта. Важно, что того же рода баннеры и настенные росписи начинают своим ходом появляться во дворах, где активисты вроде прежде не замечались. Но где срабатывают закономерности массового брожения. У «глубинного народа» свои понятия. Далёкие от любви к начальству. И начинают кристаллизоваться свои активные группы.

А ещё в этом августе отмечалась первая круглая годовщина победы Ливийской революции. Некоторые из тех, кто был в её авангарде, начинали за четверть века. Почти подростками, в середине 1980-х. Когда власть Каддафи казалась вечнее КПСС…

Никита Требейко, «В кризис.ру»

в Мире

Общество

У партнёров