Сегодня поднялась вторая крупная волна протестного движения «Антиплатон». Массовость и организованность на этот раз обещают превзойти все ожидания. Десятидневный срок, отпущенный на забастовку, начал отсчет.

tripyt3Незадолго до 20 февраля напуганные парламентарии в экстренном порядке приняли наскоро состряпанный закон о приравнивании автопробегов и палаточных городков к митингам. Следовательно, каждый шаг дальнобойщиков теперь требует согласования. Применяется старая недобрая практика административного удушения, которая сработала в отношении менее разозленного «креативного класса». Правда, на этот раз такую стратегию нельзя признать удачной.

В отношении последователей Навального и Удальцова, Яшина и Демушкина административная удавка действовала безотказно. Но лишь потому, что наиболее агрессивные части протеста 2011-12 годов оказались густо пронизаны сексотами. А либеральная колонна изначально не была настроена на борьбу. По большому счету, беспорядки на Болотной были спровоцированы самой полицией. В остальных случаях сопротивления не оказывалось, так что антиоппозиционные меры, принятые Госдумой и Правительством в те годы, оказались, пожалуй, излишне крутыми.

Очевидно, что водители-дальнобойщики сделаны из другого теста и так просто их не успокоить. Ситуация, в которой оказались эти люди, при ближайшем рассмотрении делает из них не жертв, а в первую очередь истинных виновников своих проблем. В лучшем случае дальнобойщики были политически пассивными, в худшем – ярыми застабилами и «крымнашевцами».

Положение и предыстория, роднящие их с валютными заёмщиками, всё же не сближает до степени слияния протестов в одно движение. «Валютные» — это куда более активные в прошлом сторонники политики Путина. Им и падать пришлось намного больней. Дальнобойщики, несмотря на отдельных ярких и выпуклых пропутинских персонажей, все-таки намного точнее соответствуют портрету типичного пассивного россиянина. Считается, что народ в массе своей заключил с элитами негласный уговор, сродни такому же в брежневские времена: мы не спрашиваем вас о ваших делах, а вы обеспечиваете нам стабильный рост уровня жизни.

Приземленность и возмутительная с точки зрения молодого либерала неспособность водителей принимать участие в дискуссиях о высоких материях, с другой стороны оказалась очень кстати. С момента первого взрыва недовольства оказался оттёрт от управления протестами провокаторский Межрегиональный профсоюз водителей профессионалов (МПВП; вывел своих членов на Антимайдан в 2014 году) во главе со «сливальщиками» Александром Котовым и его замом, НОДовской марионеткой Сергеем Волощуком. Волощук прославился своим пылким обращением к президенту, в котором он признавался в ненависти к Америке и участии в Антимайдане.

Роль Котова окончательно вскрылась во время марша петербургской колонны дальнобойщиков на Москву, когда профсоюзный лидер своими призывами сворачивать и ждать отстающих (а отстающим – поворачивать обратно) чуть не привели к провалу мероприятия. Котов вместе со всем своим аппаратом был вычислен безошибочно: во время радиопереговоров через интернет-сервисы водители однозначно определяли его как провокатора.

tripyt5Вместе с тем, навесить ярлык того же провокатора на одного из лидеров петербургских дальнобойщиков Александра Расторгуева не удалось. Он успешно доказал свою принадлежность к касте водителей грузоперевозчиков, заодно перейдя от тактических разработок («улитка», «марш на Москву» — в основном его изобретения) к организационно-стратегическим. За время зимнего затишья на свет родился транспортный профсоюз «Дорога жизни СЗФО».

Более того, Расторгуев принялся расширять профессиональную сферу, затронутую профсоюзом. Первыми к нему присоединились водители такси во главе с профсоюзным активистом, работающим в такси Михаилом Парфёновым. Сеть первичных ячеек, накинутая Парфёновым на весь Петербург, быстро заполняется: таксисты оказались в не менее плачевном положении, чем дальнобойщики. Это очень важное изменение аккордов в мелодике протеста, которое на этот раз не явилось эксклюзивом Расторгуева.

В декабре прошлого года, например, акцию «Антиплатон» поддержали водители такси из Краснодарского края. «Таксисты-философы», как они называет сами себя, развешивали баннеры с приветствием и словами поддержки в адрес участников всероссийской акции. Изменения в обычно равнодушном отношении таксистов к переменам отмечено в соцсетях. Водители такси также поддержали дальнобойщиков на митинге в Петербурге 6 февраля этого года.

Правда, опоздавшие к началу протестов и более разобщенные, замкнутые в рамках своих населенных пунктов, водители с шашечками, раскачиваются труднее. Межрегиональные профсоюзы такси пока еще не используются для раскола движения – власти не знают о зреющем «легковом Антиплатоне», хотя уже начинают догадываться. Этому немало способствуют листовки, распространяемые профсоюзом «Дорога жизни СЗФО» среди водителей.

tripyt1Сегодняшняя акция увенчала изменения, происшедшие в «инкубационном периоде» всероссийского автопротеста. Вместо заявленных ранее через «Эхо Москвы» и «Радио Свобода» 40 населенных пунктов акция гражданского неповиновения водителей охватила по словам организаторов 43. По оценкам журналистов новостных изданий – 45. Протест оказался даже еще шире, чем рассчитывали изначально, что является очень тревожным симптомом для всей системы управления страной: бунт разрастается и уходит в массы, находя там живой отклик.

Все разговоры о «затухшем Антиплатоне» оказались напрасными. Как объяснил нам А. Расторгуев, временный спад был вызван необходимостью для водителей кормить свои семьи. У кого-то закончилась еда, наличность на мелкие расходы. Многие из них ушли в рейс, но лишь для того, чтобы сегодня выйти совместно с коллегами со всей страны на забастовку, которая продлится до 1 марта. Не стоит забывать, что водители десятков фур, оставшихся зимовать у химкинской «Меги» и еще в нескольких точках Подмосковья, были вовсе не остатками протеста, а всего лишь сторожевыми пикетами, отвлекающими силы полиции.

Реакция властей оказалась совершенно предсказуемой. Правда, на этот раз танков и БТР они против водителей не двинули, но задержания всё-таки были. В Петербурге при попытке собраться у «Меги» в районе улицы Дыбенко в автозаке оказались пять человек. Полиция срывала баннеры и плакаты с «антиплатоновскими» призывами. Большая, чем раньше, жёсткость действий – следствие нового «антипалаточного» закона.

Обращает на себя внимание еще один тревожный звоночек для властей: в отличие от событий 2012-го полиция не рискует действовать в соответствии с явно противозаконными приказами. Требуется прикрытие, очередной шедевр из Госдумы, которая, стало быть, и берёт на себя ответственность за происходящее. Насколько известно, полицейские давно уже не горят энтузиазмом крушить «пятую колонну». Особенно после того, как их приговорили к «путинской децимации» — увольнению каждого десятого.

tripyt2Стоит сказать, что за время, прошедшее с момента первого взрывообразного протестного всплеска в ноябре 2015-го, система взимания оплаты «Платон» подвергалась критике в том числе и сверху. В лучшем случае, — как, например, было с представителями Минэкономразвития, — хранят зловещее молчание, посматривая на это детище, созданное ради интересов клана Ротенбергов. Но чаще огрызаются при попытках урезать доходы бюджета ради того, чтобы жил «Платон» (и не причинял таких неудобств водителям). Так, попытка Владимира Путина провести законопроект об отмене транспортного налога для водителей большегрузов, встретила необычно ожесточённое сопротивление Минфина и Минтранса. Понять чиновников можно: «Платон» — это прибыль Ротенбергов и их аффилированных приятелей; и ради них сокращать доходы в бюджет??

На сегодняшний день дальнобойщикам не удалось добиться даже отсрочки по смене тарифа с 1,53 р. за км пути на 3,06 р. за км. Всё, чем они могут похвастать – снижение штрафов за проезд без установки маячка «Платона» до мизерных величин, а также внедрением системы оплаты по факту. Компания «РТиТС» под управлением Игоря Ротенберга, получающая прибыль с «Платона», оказалась оштрафована за сбои в работе на… 20 миллионов (смехотворная сумма!). На этом – всё.

Именно поэтому сейчас водители большегрузов не собираются больше останавливаться в своём протесте. При всём желании они не смогут этого сделать: их буквально выталкивает на встречную полосу российской действительности падение уровня жизни. И если в первые две волны протест дальнобойщиков носил в основном бессистемный характер и был подчеркнуто аполитичным, то теперь дальнобойщики открыто признают о своей политизации. Это – третий угрожающий путинским скрепам звоночек. После третьего звонка обычно и начинается спектакль. В нашем случае он обещает быть удивительно динамичным.

Анатолий Соков, специально для «В кризис.ру»

в России

У партнёров