С валютно-финансового рынка разнос перекатывается на рынок потребительский. Тенденция была очевидна как минимум с марта, но особенно рельефно вышла на поверхность с рублёвым обвалом текущей недели. Возник обычный в таких ситуациях замкнутый круг: цены разгоняются от повышенного спроса, динамика цен усиливает инфляционные ожидания.

cbcpabУже как нечто доисторическое вспоминается недельной давности удивление министра сельского хозяйства Николая Фёдорова: дескать, откуда «гречневый ажиотаж», никаких причин для роста цен нет, урожай гречки собран небывалый за пятилетку, да ещё запасы налицо… Между тем, Федеральная антимонопольная служба озаботилась проверкой причин подорожания гречневой крупы – нет ли картельного сговора?! Спецы Игоря Артемьева пяти регионов, однако работали практически безрезультатно. Ничего не поделаешь, высокие отпускные цены, состава нет.

Дорожали и другие виды злаков. Подскочил бензин – причём повышение цен на автомобильное топливо ожидалось после Нового года, но пришло с опережением графика. Подорожание бензина – подорожание всего, что перевозится, то есть всего вообще. Но уж этот-то эффект ожидался точно после праздников. Однако удорожание товаров ускоряется удешевлением рубля.

Под это действие попали самые разные товарные группы. Тотально подорожала бытовая электроника. Покупка айфона для новогоднего подарка рассматривается уже чуть ли не в одном ряду с приобретением квартиры – тоже вложение. Чуть не вдвое подскочили, с соответствующим ценовым эффектом, продажи телевизоров и холодильников. Повысились цены на иномарки, прежде всего немецкие. Покупатели всеми способами спасают рублёвые сбережения, оборачивая их в дорогостоящие предметы, по возможности длительного пользования. Торгсети, особенно реализующие импорт, с готовностью идут навстречу, создавая «предефицитный синдром». Иностранные ритейлеры эффектно сбрасывают крупные партии и готовят сворачивание коммерции в России – предвидя в скором будущем резкое снижение спроса из-за массового падения доходов. Первыми бизнес-структурами, остановившимися на этой схеме, оказались Apple и BMW.

cbcpab1Но в социальном плане опаснее, конечно, другое. «Самый тяжёлый удар пришёлся по людям с низкими доходами, которые тратят большую часть своего скудного семейного бюджета на еду»,  констатировал директор Института проблем глобализации Михаил Делягин. На фоне сотрясения национальной валюты особенно сказывается эффект даже не санкций против РФ, а контрсанкций РФ – около трети самого дешёвого продовольствия (не хамона и не пармезана) импортировалось из Западной Европы. Впрочем, контрсанкции подняли популярность российского президента именно в странах, против которых были направлены. «Спасибо, Путин!»  кричали финские покупатели, разбирая по дешёвке продукцию Valio, не нашедшую дороги в Россию.

Ещё на днях на начало 2015 года прогнозировался примерно 15%-ный общий рост цен на продовольствие (с марта он составил 11%). Сейчас некоторые комментаторы считают такие оценки бравурно оптимистичными.

Ситуация очень сложная, но не первая в истории. Существуют отработанные антикризисные модели правительств и оптимальные модели массового поведения. Первое правило – тренировка крепких нервов. Деньги со счетов не снимать, в очереди не бросаться, сбережения на дорогие игрушки не выбрасывать. Отсутствие паники само по себе оказывает стабилизирующее воздействие. Душить инфляционные ожидания – нет надёжнее способа блокировать рост цен, а заодно банковские игры с клиентами. Но в современной России всё это малоприменимо. Экономическое пике есть производное от авторитарного политического курса. Который произвольно определяется бесконтрольной властью и делает непредсказуемым (точнее, увы, очень предсказуемым) ход экономических процессов. «Всё, что мы наблюдали в нашей внешней политике в этом году, было политической ошибкой, которая неизбежно привела к экономическим проблемам», – говорит проректор Высшей школы экономики Константин Сонин. Кто-нибудь задумается над этими словами? Разве что для дополнительного клеймения «нацпредателя» во имя «нацлидера». Краснодарский губернатор уже требует, чтобы сограждане не роптали, а дисциплинированно разделяли тяготы президента и правительства. Он, правда, оговаривается: это касается тех, кто аплодировал присоединению Крыма.

cbcpab3Спрашивать, однако, будут прежде всего с тех, кто к внешнеполитическим экспромтам имел минимальное отношение. Министр экономического развития Алексей Улюкаев начал отвечать заранее – в интервью авторитетному деловому изданию. По его словам, кризисов в России три, антикризисных планов – ни одного. Происходящее министр называет «идеальным штормом, который мы сами готовили».

Интервью Улюкаева похоже на программное выступление системных либералов из экономического блока правительства. Первый в их понимании кризис – «недореформирование» пенсионной системы и социалки вкупе с тарифным произволом «естественных монополий». Второй – скорее естественная ситуация в деловом цикле, просто так хронологически совпало. Зато третий – кризис геополитический, приведший к (контр)санкцционному узлу. По отдельности это было бы преодолимо, хотя и в разной степени, с разной скоростью. Но в соединении: «Ситуация настолько трудно предсказуемая, что мы не можем быть готовы к её изменениям в будущем».

Бизнес, от которого зависит инвестиционное положение, не верит властям, постоянно ждёт уловок, и вряд ли тут можно что-то сделать. А между прочим, о чём умолчал Улюкаев, бизнес – это не только владельцы, это ещё и работники. То есть, речь идёт не об узком круге экономической элиты, а о подлинных массах.

С ощутимыми американскими санкциями придётся иметь дело, быть может десятилетия – даже если между Москвой и Вашингтоном вдруг установятся, как говорят, «мир-дружба-кукуруза». Законы в США очень трудно отменить. Горбачёву, Ельцину, Путину можно было предъявить массу претензий, но уж никак не запрет еврейской эмиграции. Однако знаменитая поправка Джексона – Вэника – принятая в 1974 году, при Брежневе, именно по этой причине – действует по сей день. Таковы там процедуры.

Наконец, Улюкаев предложил людям своего поколения не ждать высоких темпов экономического роста. Мол, хорошо, если их дети увидят…

«Вы, я вижу, оптимист», – говорил культовый кинорезидент в исполнении великого Георгия Жжёнова, получившего награду от Путина. Правительство и Центробанк не могут ограничиться подобными констатациями. ЦБ обнародовал вчера первый пакет мер по валютной стабилизации – и уже этого оказалось достаточно, чтобы сбить евро до 75 рублей, а доллар аж до 60. Меры, в общем, довольно стандартны. Мораторий на «отрицательную переоценку портфелей», банкам позволят при расчётах в инвалюте ориентироваться на курсы прошлого квартала, обещаны валютные кредиты, расширится диапазон процентных ставок…

Короче, банкам обещана помощь. И институциональная, и прямая кредитная. Другого средства не найдено. Вроде бы, это сработало – финансисты поверили, ажиотаж приторможен. Но в долгосрочном плане важнее доверие миллионов держателей тысяч, нежели десятков держателей миллиардов.

Остальное узнаем сегодня из выступления президента. Которое уже названо самой дорогой пресс-конференцией в мире.

 Анатолий Кружевицын, «В кризис.ру»

в России

У партнёров