Показательных аутодафе над едой, потрясших даже стойких российских депутатов, как выяснилось, оказалось мало. Скоро вместе с сырами и колбасами в пламя костров полетят джинсы и пуховики с импортными этикетками. Это радикальное средство подъёма отечественной экономики предложил президенту глава Ассоциации текстильщиков России Шамиль Ильдаров.

autodafq2По мнению текстильного специалиста Ильдарова, за последние полтора десятилетия «доля лёгкой и текстильной промышленности в России во внутреннем валовом продукте снизилась в 30 раз — с 12% до 0,4%». То есть этот сектор отечественной экономики практически  исчез. Всё заменил импорт. Но стоит только зажечь первый костёр с импортными штанами, как рынок заполнят великолепные российские штаны. А также пуховики и куртки. Возможно, даже майки, платья, спецодежда. Последняя — особенно, поскольку глава АТР уже подсчитал, что закупка именно этих товаров составляют более $400 млн, а их, запросто могут изготовлять наши предприятия. По умолчанию, предполагается, что такого же качества.

По расчётам текстильщиков, годовой объем текстильного рынка в РФ составляет $31 млрд. Не надо быть экономистом, чтобы понять — львиная доля этого объёма приходится на товары из Китая. Даже если их ввозят из стран Евросоюза (об уничтожении текстиля именно из ЕС особенно печётся Ильдаров). В Китай давно уже  перебазировались производства мировых брендов — от Guess до Mersedes. И вряд ли нашим добрым друзьям и надёжным партнёрам понравится, если их товары исчезнут с российского рынка.

Тем более, сейчас, накануне очередной поездки российского президента в КНР. Накануне подписания исторического соглашения о продаже Китаю российского газа по специальному трубопроводу «Алтай». Которое и так почти десятилетие находится под угрозой срыва. Уже очевидно, что во время нынешнего визита подписание не состоится, но ещё теплится надежда, что это всё-таки когда-нибудь случится. «Если подписание произойдёт, то это будет такой своего рода подарок»,— признался посол РФ в Китае Андрей Денисов. И миллиарды  российских газовых кубометров потекут в растущую китайскую экономику — пока что всего лишь вторую в мире. А может быть, не потекут, что, вообще говоря, вероятнее. Нынешний обвал китайской буржуазно-коммунистической экономики не способствует росту потребления газа. Зато повышает заинтересованность в продаже за рубеж чего бы то ни было. Например, текстильного ширпотреба.

Вместо этого державно настроенные российские предприниматели пекутся лишь о благе собственного народа и процветании своей страны:  «Просим вас, — обращается к президенту глава АТР, — рассмотреть возможность расширения санкций на ввоз текстильной продукции из ЕС. Считаем нецелесообразным покупать готовую текстильную продукцию из стран Евросоюза, поддерживая этим налогооблагаемую базу стран, ведущих враждебную политику».

autodafq1Похоже, Ильдаров абсолютно уверен, что отечественная продукция вполне может составить конкуренцию не только вывезенным из Евросоюза китайским спецовкам, но даже пуховикам и джинсам. Возможно, Bosco Куснировича послужит достойной заменой рабочим комбинезонам, а продукция Юдашкина и Зайцева в чём-то даже превосходит китайский ширпотреб. Но, кажется в РФ не замечено ни одного бренда, который хотя бы отдалённо напоминал товары мировых торговых марок Gucci или LVMH. Впрочем, за красотой мы и не гонимся, а прочность наших отечественных калош известна во всём мире. К тому же, если дешёвые китайские, а также вьетнамские, индийские, пакистанские шмотки приедут в РФ, минуя Евросоюз, сожжению их не подвергнут. Российский потребитель сможет отовариться на любом рынке.

…«И вот по всей Европе запылали костры: не веря таможенным чиновникам, полиции, жандармам, властям крупным и мелким, начиная от королей и генерал-губернаторов и кончая ночными сторожами и конными стражниками, Наполеон приказал публично сжигать все конфискованные товары. Толпы народа угрюмо и молчаливо, по свидетельству очевидцев, глядели на высокие горы ситцев, тонких сукон, кашемировых материй, бочек сахара, кофе, какао, цибиков чая, кип хлопка и хлопковой пряжи, ящиков индиго, перца, корицы, которые обливались и обкладывались горючим веществом и публично сжигались. «Цезарь безумствует», — писали английские газеты под впечатлением слухов об этих зрелищах». Так описывал академик Тарле те судьбоносные события — меры по реализации наполеоновской континентальной блокады во имя разорения Англии. Именно судьбоносные, поскольку, в конце концов, и привели императора на остров Святой Елены. Где же Даву, один из лучших маршалов, с большим отрядом? — задавался вопросом Наполеон накануне великой «битвы народов». Ответ он знал: Даву в эти дни по его приказу расстреливал купцов в Гамбурге.

Понятно, что президент РФ — не Наполеон, а тракторно-печные мероприятия несравнимы по масштабам с деяниями революционных французов. Но опыт показательный. Блокада Англии стоила самому Наполеону короны, а французам — сдачи Парижа.

Ульяна Коваленко, специально для «В кризис.ру»

У партнёров