Программы капитального ремонта и реновации в славной столице идут полным ходом. Несколько лет назад был введён специальный сбор. Почему-то вызвавший у москвичей неоднозначную реакцию. За что люди, в том числе пенсионеры, должны платить, им внятно не объяснили. Инициаторы могли получить проблемы. Но обошлось. В основном дело ограничилось эмоциональными разговорами на кухне.

Фактически оплата идёт за ремонт дома. Но только фасада здания. Лифты, трубы – всё это остаётся за скобками. Не надо быть «глубоким экономом», чтобы догадаться о сути. Распил бюджета производится не только на тротуарной плитке. Ремонт жилья ничем не хуже. Программа реновации одобрена всеми комиссиями. Население роста благосостояния от этого не замечает. За московские верхи не скажем.  

Недавно, во времена легендарного уже режима самоизоляции, в столичном мегаполисе царила торжественная тишина. Мало кто рисковал выйти на улицу, кроме как с собакой погулять. Ныне – «другая крайность неприличия». Ежедневно с раннего утра до позднего вечера кипят работы по обновлению фасадов. Улицы вокруг полнятся большими компаниями (несмотря на ясное понимание: коронавирус никуда не делся). Картины возникают почти гоголевские, как у Селифана с повозками…

Работы почти не влияют на прочность жилых строений. На внешний вид в большей степени. Капремонт распространяется и на поликлиники, школы, детские сады. Рабочие, в большинстве своём гастарбайтеры, снимают верхний слой плитки, замазывают цементом, красят. Кто конкретно разрабатывал проекты, как обычно у нас, неясно. Но опять же, при желании вычисляемо. Дальше идёт облицовка плиткой, обновление балконов.

Целыми днями жильцы вынуждены слушать шум перфораторов, терпеть ограничения в передвижении из-за ремонта арок и т.п. На Тверской вообще перекладывают асфальт, но это уже отдельная тема.

Изначально закон о капремонте был принят в 2014 году. Он обосновывался ветхостью жилья, аварийным состоянием коммуникаций, несчастными случаями. Мнения тогда разделились. Камнем преткновения являлся вопрос об обязательствах государства в части ремонтных работ. Цены на ЖКХ в большинстве российских крупных городов и без того зашкаливают. Выплаты доходят до трети зарплат и пенсий. Но окончилась дискуссия предсказуемо. Обязательный сбор был включён в квитанции по оплате ЖКХ.

В сентябре 2015 года социологи опросили граждан страны и обнародовали цифры: в обязательные платежи на капитальный ремонт втянуты 79% россиян. И при этом поначалу далеко не все поняли, почему вдруг подскочили жилищно-коммунальные платежи. 31% россиян и 58% москвичей сочли взносы обременительными для личного бюджета. Разброс понятен – жители столицы более подконтрольны.

Результаты оцениваются экспертами… неоднозначно. Минстрой в своё время прямо констатировал провал программы капремонта. А вот что касается оплаты счетов, то в этом отношении больших проблем не возникло: к 2018 году собираемость достигла 92 %. Такие данные приводит руководитель Центра по борьбе с коррупцией Елена Румянцева. Дорогостоящий ремонт необходим каждому жилому строению, но возложение затрат на плечи населения неоправданно, полагает она. Ибо прожиточный минимум, мягко говоря, не растёт. Особенно с учётом инфляции и дополнительных налогов.

Законодательство, регулирующее выплаты, оказалось довольно запутанным. Платить должны собственники жилья в тех домах, где принято решение сформировать фонд капремонта. Решение принимает собрание, затем составляется протокол. На его основании собственник решает, платить ли по квитанции. Есть право обжаловать протокол в суде, но это головоломная процедура. Проголосовать за решение о капремонте должны не менее двух третей собственников дома. Бывало и такое, что по недоразумению платить должны были люди, только что в дом вселившиеся. Ещё проблема состоит в расчёте программы аж до 2044 года. Это в наши-то времена, когда про через час трудно что-либо твёрдо знать.

По официальным данным, в этом году в Москве капремонт будет завершен по двум тысячам адресов. О чём сообщил замгендиректора столичного фонда капремонта Станислав Насимов. Некоторые дома будут ремонтироваться только в 2021 году – затяжке виной пандемия. На первый план выдвигаются задачи по замене инженерных коммуникаций, лифтов и газоснабжения.

Реновация также производится в больших масштабах. Новости о счастливых обладателях новых квартир стали появляться с середины июля. При этом никаких замечаний или негативных отзывов не печатается – всех всё устраивает. В большинстве случаев проекты современных домов в Москве и области включают немало бонусов. Типа гаражных комплексов и детских площадок. Чаще всего эти блага доступны определённым категориям граждан. Например, многодетным семьям. Или функционерам силовых структур. (Вполне по Остапу Бендеру: «Так как представители милиции могут быть приравнены к детям…»)

Основной смысл реновации как таковой заключается в сносе пятиэтажек и переселении людей в новые дома за счёт государства. Тем не менее, легким росчерком пера под каток попали и другие здания. В том числе исторические. Новая Москва стала «фишкой дня» для тех, кто расселял аварийные здания. Десять лет назад можно было видеть огромное количество недостроенных домов. Земля в центре столицы – золотая, и переселение граждан кажется вполне разумным.

В наши дни получить собственное жильё становится всё сложнее. Тем, кто пал под программу реновации, можно сказать, где-то повезло. Нередко в крупных городах есть возможность даже увеличить жилплощадь, но путём переезда в отдалённые районы. Для большинства же уготовано финансовое рабства ипотеки. Или сидение ровно там, где сидишь. Судя по всему, в ближайшие годы этого не изменить.

Юрий Сосинский-Семихат, специально для «В кризис.ру»

Строительство

У партнёров