Украино-российский кризис резко повернул на спад. Во всяком случае, на межгосударственном уровне. Президент РФ отказался от санкции Совета Федерации использовать вооружённые силы против Украины. Верхняя палата российского парламента отозвала мартовское разрешение. «Пророссийские силы» Донбасса и Луганщины фактически сданы официальной Москвой. Кремль делает ограниченные, но явно примирительные жесты в сторону официального Киева. Что происходит? «Акела промахнулся»? Попробуем разобраться.

Даже российские официозы не могли списать на украинскую армию, Нацгвардию и «Правый сектор» полсотни нарушений прекращения огня

porosenkПётр Порошенко с первых шагов показывает себя весьма адекватным политиком. Его план «А» в отношении украинского юго-востока – неслабый ход. От него веет уверенностью. Но самое главное – от инициатив украинского лидера нельзя отмахнуться. Трудно и противиться мирному сценарию. Объявленное украинской стороной перемирие словно ренгеном высветило ситуацию в мятежных областях. Даже российские официозы не могли списать на украинскую армию, Нацгвардию и «Правый сектор» полсотни нарушений прекращения огня. Зачем бы украинцам подрывать железнодорожные колеи, штурмовать угольные шахты и сбивать свои вертолёты? Сомнительная пальма агрессивного первенства перешла к «пророссийским» сепаратистам. Порошенко же стал своего рода жёстким миротворцем, перехватив это амплуа у Путина.

По большому счёту, вся «крымская кампания» решала внутриполитические задачи Кремля. Аннексия полуострова, мятежи на Донетчине и Луганщине, неудачные попытки в Харькове, Одессе, Днепропетровске имели две цели: месть Украине за свержение Януковича и повышение рейтинга Путина. Ключевым моментом должен был стать повсеместный срыв выборов президента Украины. Однако голосование в целом состоялось, и Пётр Порошенко был избран (да ещё с феноменальной по украинским меркам поддержкой). Усилилась и силовая составляющая украинской АТО. Перед Кремлём встала дилемма: либо — эскалация вмешательства на стороне «ДНР/ЛНР», вплоть до регулярных военных действий, либо – постепенный политический «отбой».

Оба варианта нехороши для властей РФ. Но цугцванг был предсказуем. Дезориентировать мог лёгкий успех в Крыму. Но когда на юго-востоке украинцы начали сопротивляться, надежды на повторный бескровный триумф испарились. Выбор ужесточался от недели к неделе. Причём любой вариант был сопряжён с тяжёлыми потерями и ни один не гарантировал удачи.

И Путин поехал в Вену

В последнее время контакты российского президента с лидерами нейтральных государств стали неким общим местом. Чего стоила майская встреча Владимира Путина с Дидье Буркхальтером, президентом Швейцарии и председателем ОБСЕ. Именно после неё впервые снизился накал антиукраинской риторики. Злые языки намекали, что причиной тому стали намёк швейцарца на конфиденциальные финансовые активы. Так ли оно или иначе, знают лишь участники переговоров. Но почин был положен.

pytivenВ Вене экономическая сторона открыто выдвинулась на первый план. Точнее, энергокоммуникационная. Владимир Владимирович критиковал американцев, ставящих палки в колёса «Южного потока», играл на неприязни Старого континента к Новому свету. Одновременно он явно искал слабое звено в цепочке западноевропейской демократии. Вена показалась ему вполне удобной точкой приложения сил.

Местоположение Австрии на проектируемой газотрассе — маленькое, но гордое. Всего 50 километров, но без них газ основным потребителям не закачаешь. К тому же родина Штрауса и Скорцени – государство куда более амбициозное, чем евронеофиты в лице той же Болгарии. Вена может пойти наперекор общему мнению просто из национальной гордости.

Но, как обычно, дьявол таился в деталях. На совместной пресс-конференции про «Южный поток» говорили мало. В основном речь шла об Украине и санкциях против России. Главным ньюсмейкером был, разумеется, Путин. И одни его слова о важности объявленного Порошенко перемирия дорогого стоят. Это – явный признак отступления с попыткой сохранить лицо.

 Путин по-прежнему «не считает Россию стороной украинского конфликта»

Конечно, Путин по-прежнему «не считает Россию стороной украинского конфликта». Мол, заварили хохлы кашу, пускай расхлебывают. Думать надо, когда гонишь кремлёвских вассалов. В том же ряду рассуждения о необходимости переговоров с лидерами ЛНР и ДНР. Странно, что никогда Владимир Владимирович не рекомендовал США, Израилю, Испании или Британии переговоров с сепаратистами или террористами. Да и сама Россия не замечена в диалоге с кавказскими инсургентами. Не говоря о том, что призывы к сепаратизму в РФ теперь уголовно наказуемы. Но всё же – донецко-луганским вожакам послан сигнал: решайте с Порошенко, из Москвы подмоги не ждите.

Президент Австрии Хайнц Фишер остался верен интеллигентной манере поведения. Он вежливо сказал, что в целом «Южный поток» — дело хорошее, что российским войскам на территории Украины делать действительно нечего, что санкции не всегда эффективны… Не менее, но и не более.

Что будет дальше с «Южным потоком» и санкциями, зависит от ситуации в Украине. Недаром реакция ЕС и США на венские переговоры оказалась молниеносной. Соединённые Штаты одобрили позицию Путина по прекращению огня, но ждут дальнейших шагов по деэскалации. Евросоюз вообще дал Путину на раздумья пять дней. Если дальнейшая реакция на план Порошенко окажется непозитивной, будет запущен механизм очередных санкций.

Порошенко дал понять – никто не помешает ему скомандовать на открытие огня

Украинские силовики пока держат удар и ждут конца перемирия. Они несут потери, как это случилось с вертолетом Ми-8 под Славянском, но терпят. Впрочем, Пётр Порошенко ясно дал понять – никто не помешает ему скомандовать на открытие ответного огня. И такое решение будет понятным. Ни один верховный главнокомандующий не станет спокойно смотреть, когда безнаказанно отстреливают его подчинённых, к тому же связанных приказом: «Огня не открывать!». Лидеры сепаратистов удивлённо-обиженно пожимают плечами и говорят, что отобьются своими силами. Понятно, что многим из них терять нечего. Ладно, кого-то из избранных товарищей российский спецназ вывезет на родину. Из политического руководства, типа Бородая. А вот Гиркину-Стрелкову и ему подобным в этом плане мало что светит. Другое дело — роль сакральной жертвы…

И в этой ситуации у Владимира Путина есть свой интерес. Когда через украино-российскую границу хлынут остатки разбитых «армий» и «дивизий» ЛНР и ДНР, их легко можно забрать уже в свои фильтрационные лагеря. И тем самым искоренить наиболее действенный актив потенциального националистического сопротивления. Которому в Украине позволили спустить пар. В России эти бойцы-реконструкторы властям не нужны.

Аркадий Орлов, «В кризис.ру»

в России

У партнёров