Коронавирус не означает перекура. Взрывной эффект возымела вчерашняя информация: взят Денис Волчек. Одной фигуры достаточно для сильного впечатления (особенно тем петербуржцам, что помнят яковлевские времена). Неординарен и антураж – центральный аппарат ФСБ, сугубая конфиденциальность операции, немедленный вывоз в Москву. Вместе с Волчеком задержан его ближайший деловой партнёр Зураб Плиев. Обоим предъявлена часть 4 статьи 159 УК РФ. Мошенничество в особо крупном.

Поверхностные наблюдатели поторопились сравнить вчерашнее событие с арестом Владимира Кумарина-Барсукова в августе 2007 года. Но сравнение неадекватно. Барсукова брали, без преувеличения, войсковой операцией, с вооружённым десантом спецназа «Зубр». По оценке самого задержанного, «отклонись маршрут немного в сторону – дело могло окончиться оккупацией части Финляндии, сил бы хватило». С Денисом Волчеком ничего такого не применялось. Хватило группы лубянских оперативников. Различие определяется не только иными временами. В кумаринском случае явно существовали опасения, что придётся иметь дело с протестом многочисленных сторонников «ночного губернатора». Без этого обошлось, но кто мог заранее знать? От Дениса Геннадьевича таких проблем не ждали. Здесь всё совершенно другое.

Добравшись до столицы, опергруппа госбезопасности доставила Волчека и Плиева в Следственный комитет, затем в ИВС на Петровке, 38. По версии следствия, оба бизнесмена предлагали московским коллегам «решить вопрос» с закрытием уголовного дела о хищении 500 млн рублей из банка «Ренессанс» (лишённого лицензии в 2015 году). Озвучено и имя объекта – Андрей Розов, в прошлом крупный акционер «Ренессанса». Предполагается, что за это они запросили 100 млн. В этом и содержится состав покушения на мошенничество – причём групповое, с использованием служебного положения и в особо крупном размере.

На данный момент, осведомлённые СМИ ограничиваются такой информацией по содержанию дела. Циркулирует также информация, что уголовное преследование Волчека связано с московским делом Анастасии Алексеевой. Бывшая помощница вице-премьера Аркадия Дворковича арестована два месяца назад по подозрению в получении четырёхмиллионной взятки. Разумеется, идут разговоры о крупном фармацевтическом бизнесе Волчека, о его давней политической связи с председателем петербургского ЗакСа Вячеславом Макаровым.

Это понятно. В начале 2000-х Волчек был политическим деятелем. В 2002 году он стал петербургским законодателем, неформальным лидером депутатской группы ЛДПР. С 2007-го по 2016-й обладал уже думским мандатом от фракции ЛДПР. Конфликт с Владимиром Жириновским и поражение на выборах 2016-го остановили политическую карьеру. Но крупным предпринимателем Волчек оставался до вчерашнего дня. С его именем знающие люди связывают такие структуры, как медицинское страховое ЗАО «Русь-Мед», телекоммуникационное ЗАО «Премьер СВ-Нева», рекрутинговое агентство МСА. Ещё ряд фирм проходили по разряду «сведения о видах деятельности отсутствуют».

Во времена широкой известности Дениса Волчека центральное место в этом конгломерате занимала многопрофильная компания «Сириус-С». Это подзабытое ныне название прочно ассоциировалось ещё с одним именем. Константин Яковлев, более известный как Костя Могила – один из самых «авторитетных бизнесменов» Петербурга 1990-х и начала 2000-х. Смотрящий от московских воров в законе, доверенное лицо самого Деда Хасана. Молва числила Волчека в финансовых распорядителях и политических рупорах Константина Карольевича. Ходили и слухи помрачнее: о его роли в криминальной войне Могилы с «тамбовским бизнес-сообществом» Барсукова (жертвами которой стали, среди других, Георгий Поздняков и Ян Гуревский – гибель которых теперь поразительным образом пытаются инкриминировать тому же Барсукову).

Но минувшие времена минули. Яковлева-Могилы не стало в 2003 году (расстреляли его, по доминирующей версии, во «внутрисходняковой» разборке между ворами). Денис Волчек менял имидж. Постепенно он почти отделился от памяти лихих девяностых и их не менее бурного непосредственного продолжения. В новом его имидже появились и черты благотворителя – например, на аукционах, совмещённых с боями без правил. Среди аффилированных с ним структур на первое место выдвинулась зарегистрированная в Москве фирма правовых услуг «Совместная юридическая компания» («СовЮрКом»). Формального отношения Денис Волчек к ней не имел. Но гендиректором являлся его доверенный компаньон Зураб Плиев.

Именно «СовЮрКом» и явился структурной площадкой, с которой было сделано роковое предложение экс-банкиру и действующему инвестору Розову. $1,5 млн – во столько оценилась правовая помощь в ситуации с возобновлённым расследованием хищения из «Ренессанса». Эти средства плюс бонус в виде наручных часов Patek Philippe (ещё $100 тысяч) были доставлены по назначению – но подконтрольно. И на фоне составленного по всей форме заявления в правоохранительные органы. Дальше наступила очередь ФСБ и СК.

Дело крупное. Событие тянет на сенсацию (тем более на зависшем фоне карантина). Но едва ли здесь имеется глубокая политическая подоплёка. Несмотря на солидный бэкграунд Дениса Волчека. Разве что в самом общем понимании, что пресечение частных финансовых афер сделалось серьёзной заботой государства. Особенно в лице ФСБ. Делить бонусы с магнатами без должной «ксивы» власть более не намерена. По уважительной причине – за исчезновением бонусов. Тучные времена кончились. Путать их с нынешними не рекомендуется.

Роман Андреев, специально для «В кризис.ру»

в Петербурге

У партнёров