Тридцатилетие 1991-го – само по себе исторический юбилей. Тем более – конец августа. Сегодня Украина празднует День Незалежності. 24 августа 1991 года Верховный Совет тогда ещё УССР стал украинской Верховной Радой. Рада приняла Акт провозглашения независимости Украины. В Европе появилась страна территорией больше Франции, населением больше Испании. И – очаг воли, потянувший за собой запад и восток. Европе с Украиной не стать прежней.

Торжества организованы масштабнее чем когда-либо. «Я хотел бы на тридцатилетие нашей независимости показать все наши достижения», – предупредил президент Владимир Зеленский. Поднятый флаг, речь президента. Военный парад на суше и воде, до пяти тысяч солдат, лётчиков и моряков. Сотня летательных аппаратов. Четыре сотни единиц наземной боевой техники. Гости из тридцати стран. Театрализованное действо, история Украины от Киевской Руси до Донбасской войны. Девочка с цветами – живой символ Украины – проходит сквозь века и подбегает к военному строю. Слёзы на глазах Зеленского. «Я буду говорить уже – восстановление нашей независимости».Присутствовали и предшественники Зеленского на президентском посту: Леонид Кучма, Виктор Ющенко, Пётр Порошенко. Не обошлось без конфликтов, в которых неизменно протекает украинская политическая жизнь. Действующие власти предпочли бы на параде обойтись без Петра Алексеевича. Но тут их не поняли: что ни говори, современная украинская армия формировалась в президентство Порошенко. Причём «с колёс», уже в ходе войны. Пришлось смириться с его приходом и приветствиями в его адрес.

Потом, правда, в Порошенко всё-таки брызнули зелёнкой. Недоброжелателей у прошлого президента хватает. Отнюдь не только среди «пророссийских». Радикальные националисты тоже настроены к нему жёстко: по их мнению, Порошенко заложил основы уступок Кремлю, продолжаемых властями нынешними.

Но прошёл в Киеве и другой парад. На Марш защитников Украины вышли участники донбасских боёв, добровольцы, члены радикальных национал-патриотических, антиимперских и антиолигархических организаций (сплошь и рядом запрещённых в РФ). Шествие от парка Шевченко до Майдана Незалежности двигалось под национальными жовто-блакитными и под красно-чёрными бандеровскими знамёнами. «Слава Украине!» неслось над столицей. Развевались в строю и бело-червоно-белые флаги беларуского национального сопротивления. Эта акция проводится не первый год – смотр сил, готовых к самой жёсткой борьбе за самостийность, незалежность и вольность. Безотносительно к текущей государственной политике. То, что называют в стране триединством «Армия, Вера, Мова».

В общем, Украина сильно расколота, это проявляется и в праздник. Но не в главном. День Независимости – дата для всех. Независимость состоялась.В этот день 30 лет назад Верховная Рада утвердила три документа: Акт независимости и два Постановления – «О провозглашении независимости» и «О военных формированиях». Писались они языком истории, но при этом лаконично, по-деловому. «Исходя из смертельной опасности, нависшей над Украиной в связи с государственным переворотом в СССР, продолжая тысячелетнюю традицию государственного строительства, исходя из права на самоопределение, осуществляя Декларацию о государственном суверенитете, Верховная Рада торжественно провозглашает независимость Украины и создание самостоятельного украинского государства» – говорилось в Акте.

«Провозгласить Украину независимым демократическим государством. Действующими на территории Украины являются только её Конституция, законы и другие акты законодательства. Провести республиканский референдум в подтверждение Акта провозглашения независимости» – значилось в первом Постановлении. «Подчинить все военные формирования на территории республики Верховной Раде. Образовать Министерство обороны Украины. Приступить к созданию вооружённых сил Украины» – предписывалось во втором.

Акт принимался от имени Верховной Рады. Постановления подписал председатель украинского парламента Леонид Кравчук.

Общенациональный выбор украинцев был совершенно однозначен. Независимости требовали уже не многочисленные активные группы, продолжавшие националистическую традицию, а несомненные массы. Возражений почти не звучало. Парламентские решения 24 августа констатировали очевидное. Референдум о независимости Украины состоялся 1 декабря. С единственным вопросом: «Подтверждаете ли Вы Акт провозглашения независимости Украины?» Участвовали почти 32 миллиона избирателей – более 84% имеющих права голоса. Из них 28 миллионов 804 тысячи 071 человек ответили: «Да». Более 90% голосовавших. Три четверти, если считать всех граждан Украины.

Рекордный результат дала Ивано-Фраковская область (малая родина Степана Бандеры) – 98,4% сторонников независимости. Меньше всего их оказалось в Крыму – но и там заметное большинство: 54,2%. Отдельно в Севастополе – 57%. Донецкая и Луганская области поддержали независимость гораздо решительнее: почти 84%. В Одесской и Харьковской областях – соответственно 85,4% и 86,3%, в Николаевской – 89,5%. В двадцати регионах не было меньше 90% «Да».

Сомнений в честности голосования и подсчёта на украинском референдуме никогда не существовало. Подлинность вышеприведённых цифр безоговорочно признаётся всеми. От украинских националистов до прокремлёвских имперцев. С этой очевидностью не спорит никто. Даже Михаил Горбачёв, который, пожалуй, активнее всех уговаривал украинцев пожить в обновлённом «конфедеративном Союзе» (и даже демонстрировал по телевидению знание украинского языка).

Экзотичный, но очень показательный штрих. Меньше чем за месяц до референдума Нина Андреева проводила съезд своей сталинистской ВКПБ. «Украинские товарищи высказываются против термина «Всесоюзная» в названии партии, – признавала она с трибуны. – Их позицию можно понять: таковы доминирующие настроения в республике». Считаться с самостийным порывом к незалежности приходилось и коммунистам.Одновременно с декабрьским референдумом проводились выборы президента Украины. В бюллетенях значились шесть кандидатов (как в России полугодом ранее). Председатель Верховной Рады Леонид Кравчук баллотировался как независимый кандидат. Так же – академик Игорь Юхновский, один из лидеров перестроечной интеллигенции. Харизматичный диссидент-националист, троекратный политзаключённый Вячеслав Черновол представлял массовое национальное движение Народный рух. Националист-правозащитник Левко Лукьяненко шёл от Украинской республиканской партии. Харьковский профессор Владимир Гринёв был выдвинут Партией демократического возрождения Украины, скорее либеральной, нежели национальной. Инженер и предприниматель Леопольд Табурянский, президент кооперативно-фермерского союза «Олимп» – селянско-аграристскими организациями, учредившими Народную партию.

Кравчук убедительно победил в первом туре: 61,6%. За Черновола проголосовали 23,3%. Лукьяненко поддержали 4,5%, Гринёва – 4,2%, Юхновского – 1,8%, Табурянского – 0,6%. Можно удивиться, каким образом первым главой независимого украинского государства стал недавний секретарь по идеологии ЦК КП УССР. При том, что Черновол за независимость Украины отбыл в советских лагерях 17 лет, Лукьяненко – 26 лет. Но тут надо учитывать несколько важных факторов.

Начать с того, что нам ли удивляться. На российских выборах 1991-го все демократические силы выдвинули одного из шести кандидата – бывшего секретаря обкома и кандидата в члены Политбюро. На выборах же украинских недемократических кандидатов не было вообще. Уже с 1990 года, на посту председателя республиканского Верховного Совета, Кравчук дистанцировался от КПСС/КПУ, входя в роль украинского политического лидера. Он реально прислушивался к национальному движению, конструктивно общался с Рухом, учитывал эти позиции в переговорах с Горбачёвым, не торопился поддерживать новый Союзный договор, выкатываемый из Москвы. С августовских же дней, после разгрома ГКЧП, Кравчук предстал пламенным национал-патриотом и даже резким антикоммунистом.

Избиратель решил не искать от добра добра и предпочёл поддержать пусть весьма-весьма новоявленного националиста, но владеющего рычагами власти. Ведь и на выборах 2014 года, сразу после революционной победы, большинство проголосовало за Петра Порошенко, а не за Дмитрия Яроша и даже не за Юлию Тимошенко. Хотя Порошенко представлял самые умеренные круги победившего Майдана, а Ярош – его ударный авангард. Здесь срабатывает оборотная сторона вольности украинской культуры – склонность к реалистичности и надёжности выбора. Всегда ли срабатывает, вопрос, конечно, другой.

Но как известно, ни Кравчук, ни Порошенко не повторили своего первоначального успеха. Украинцы не позволяют главам засиживаться на государстве. «Украинская традиция, – писал профессор института Европы РАН Дмитрий Фурман, – это традиция своеобразной позднесредневековой казацкой полуанархической полуреспублики. Украинское национальное возрождение, стремясь найти опору в образах прошлого, не наталкивается на фигуры типа Ивана Грозного и Петра I. Наоборот, оно естественным образом отталкивается от такого рода фигур, подчеркивая казацкий «демократизм». На этой «сечевой» основе формировалась украинское общество. Способное постоять за себя и перед своим, и перед чужим государством.Были за три десятилетия и сумбуры президентства Кравчука с экономическим коллапсом и острыми конфликтами. Формирование олигархической элиты в президентство Кучмы. Резкий, но малосистемный национальный курс в годы Ющенко. Реакционный откат, олицетворённый Януковичем и его правлением. Прерванный Майданом. Так был создан важнейший исторический прецедент на всём постсоветском пространстве. Да и не только здесь.

Была война, развязанная имперской контрреволюцией. Против той самой «казацко-республиканской» воли, заложенной в незалежность. Собственно, война и продолжается – обстрелами и нападениями, пропагандой и угрозами. Несовместимость номенклатурно-олигархической «кремлёвки» с украинской независимостью понятна. Но не мифическая «русофобия» страшит имперских властителей. А социальный и культурно-политический пример воли. К которому вполне восприимчива и Россия.

Столько всего заряжалось в Акт 30 лет назад…

Никита Требейко, «В кризис.ру»

в Мире

Общество

У партнёров